NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
16.12.2017 г.
 

Бронетехника Японии

Довоенные разработки

Малый танк «2594» («ТК»). 2-я отдельная легкая танковая рота, Китай, 1937 год

История ведёт отсчёт Второй Мировой Войны по "европейским" событиям - с 1 сентября 1939 года. Но Япония начала "свою" вторую мировую в Азии несколько раньше, в июле 1937 года, широкомасштабной агрессией против Китая. Все дальнейшие её действия в континентальной Азии и на островах Тихого океана вплоть до перехода в 1943 году к стратегической обороне были связаны единой целью создания "сферы сопроцветания Великой Восточной Азии". Боевые действия разворачивались с большим размахом, на разнообразной местности, в самых различных климатических условиях. И повсюду японцы в той или иной степени использовали свою бронетанковую технику.

Работы по созданию танковых сил японское военное руководство начало на рубеже 20-х годов с изучения опыта стран, широко применявших танки в первую мировую войну. В 1917-1923 годах закупались и испытывались английские танки Мк IV, Мк А "Уиппет", французские "Рено" FT-17. Первая танковая группа была сформирована в апреле 1925 года из танков "Уиппет" и "Рено". В 1927 - 1930 годах испытывались английские танки "Виккерс" Мк С, "Виккерс 6-тонный" и танкетка "Карден-Лойд" Мк VI, французский легкий танк "Рено" NC-27. Закупленные во Франции "Рено" FT-17 ("Ко-Гата") и NC-27 ("Оцу") оставались в строю вплоть до 1940 года. Часть "Оцу" даже оснастили японскими дизельными двигателями. «2592»

От использования исключительно зарубежных образцов к развитию собственного танкостроения Япония перешла в конце 20-х годов. В 20-30-е годы было разработано 16 образцов танков, серийно же производились только семь из них. Производством бронетанковой техники занимался ряд фирм - "Токио Гасу Дэнки" (впоследствии - "Токио Дзидоша" и "Хино Дзидоша"), "Исикавадзима Дзидоша Сейсакусио" (с 1933 года входила в компанию "Дзидоша Косио"), концерн "Мицубиси", ставший ведущим производителем бронетанковой техники (за 1931-1945 годы произвёл 3850 танков из общего количества 6600), "Кобэ Сейкошо", "Ниигата Теккошо", а также арсеналы в Нагоя, Осаке, Сагами, Кокура. Производство развивалось медленно: в 1931-1935 годах японская армия получила 574 танка. Боевые действия против Китая в 1937 году Япония начала, имея в Маньчжурии всего 400 боевых машин. К середине 1939 года было изготовлено 2020 танков, в войсках же имелось всего 720. Для сравнения напомним, что Германия в сентябре 1939 года располагала 3195 танками, а к июню 1941 года - 5639; СССР к июню 1941 года - около 22 600. Развитие производства танков в Японии можно проследить по годам: 1939 г. - 462, 1940 г. - 1023, 1941 г. - 1024; самый высокий уровень годового производства был достигнут в 1942 году- 1191. Всего же за 1941-1945 годы в Японии выпустили около 3600 танков. В Германии за один только 1942 год - 6200, а в СССР - 24 446 танков. Бронетранспортер «Тип 1» («Хо-Ха»)

Так что танковый парк японской армии всегда был немногочисленным - к концу 1943 года он составлял немногим более 2000 единиц. Даже самое крупное объединение - Квантунская армия, насчитывавшая в это время 1 млн. человек, имела лишь 550-600 танков и бронемашин. К августу 1945 года эта группировка располагала 1150 танками. Танкостроение явно не относилось к числу приоритетных отраслей экономики: гораздо больше средств и усилий вкладывалось в военное судо-, авиастроение, а также в производство стрелкового оружия и средств ПВО. Такая ориентация военной промышленности объяснялась планами ведения войны прежде всего в районах Тихого океана и в специфических условиях Дальнего Востока. Недостаточно было развито в Японии авто- и моторостроение. Опытный авиадесантный танк

При постоянном дефиците ресурсов это сильно ограничивало возможности танковой промышленности Японии, что проявилось не только в количестве построенных машин, но и в их качественных характеристиках. К концу войны интерес японского руководства к танкостроению еще более снизился. Так, принятая 25 января 1945 года "Программа чрезвычайных мер, необходимых для достижения победы" приоритет в производстве вооружений отдавала строительству самолетов. Заметим, что в середине 30-х годов японское военное руководство считало достаточным при численности армии в 2,3 млн. человек иметь до 2150 легких и 3855 средних танков. Численность вооружённых сил во время войны была доведена до 7,2 млн. человек, а вот желаемого уровня танкового производства достичь так и не удалось.

Японские уставы и наставления рассматривали танки в основном как средство сопровождения пехоты в бою и ближней разведки. В наставлении по подготовке танковых частей, изданном в конце 1935 года, указывалось, что "основное назначение танков - бой в тесном взаимодействии с пехотой". Поэтому самостоятельных крупных соединений не создавалось. К 1937 году было сформировано два отдельных танковых полка, две механизированные бригады и 21 бронеотряд в составе пехотных и охранных дивизий. К началу следующего года в японской армии имелось уже четыре танковых полка и четыре механизированные бригады. К моменту развертывания в конце 1941 года широкомасштабных действий на тихоокеанском театре в японской армии имелось 18 отдельных танковых полков. Только с признанием за танками самостоятельных задач Япония приступила к созданию танковых дивизий. «Чи-Ки»

В 1941 году смешанную механизированную бригаду в составе Квантунской группировки в Маньчжурии реорганизовали в 1-ю и 2-ю танковые группы (дивизии) - до 400 легких и средних танков в каждой. По штату дивизия включала: две танковые бригады по два полка (по пять рот в полку), мотопехотный полк, разведывательные, артиллерийские, противотанковые, транспортные подразделения. Тогда же в десяти пехотных дивизиях появились танковые роты по 9 машин, подобные роты ввели также в 1-й и 4-й специальные морские десантные отряды. Танковые отряды появились и в усиленных пехотных дивизиях типа "А" и "А1": дивизия типа "А" имела 7 танков, а дивизия типа "А1 " - 81 танк. Подобные дивизии входили в состав Квантунской армии. Отдельные танковые роты (как правило, по 4 танка) находились в резерве главного командования. Танковые части придавались армиям при подготовке наступления. Так, 14-я японская армия (впоследствии 14-й фронт), выделенная для захвата Филиппин, включала два танковых полка (4-й и 7-й), 15-я армия, нацеленная на Таиланд и Бирму, - три полка (1, 2 и 14-й). 25-я армия в Малайе получила 1-й, 6-й и 14-й полки. В конце 1942 года в Маньчжурии была сформирована 3-я танковая дивизия, а осенью 1944 года в самой Японии - 4-я. Впрочем, дивизии (группы) были скорее административной, нежели тактической единицей и в полном составе применялись крайне редко: 2-я на Филиппинах в конце 1944 года - начале 1945 года, 3-я - во время наступления в Китае весной 1944 года. Оно и понятно, на большинстве театров сами природные условия мало способствовали массированному применению танков и бронемашин. К августу I945 года в армии имелось 4 танковые дивизии и 6 танковых бригад. Интересно отметить, что в июле 1942 года при подготовке к боевым действиям против СССР в рамках Квантунской армии была сформирована 1-я танковая армия (1-я и 2-я танковые дивизии), никак, впрочем, себя не проявившая. Состав конкретных частей и соединений не был однородным и зависел от наличия материальной части, времени формирования и дислокации. Отдельная танковая бригада в Маньчжурии включала два танковых полка, пехотный батальон, артиллерийский дивизион, инженерный и ремонтный батальоны. Каждая рота имела 10 лёгких или средних танков и 6-8 грузовых автомашин. Танковая дивизия в Маньчжурии с 1944 года включала одну бригаду и имела по штату 127 лёгких (из них 40 "резервных") и 249 средних танков. В частях, действовавших на островах, доля лёгких танков оказывалась больше. В Малайе воевали смешанные танковые роты по 10 средних и два лёгких танка в каждой. Тяжелый танк «2595»

Основными задачами танков в бою считалась борьба с огневыми точками противника и его полевой артиллерией, не подавленными в ходе артподготовки, а также проделывание проходов пехоте в заграждениях. Предполагалась организация взаимодействия на поле боя с полевой артиллерией и авиацией. Танковые подразделения могли посылаться в так называемые "ближние рейды" за передний край обороны противника на глубину не более 600 м. При этом, нарушив его систему обороны, танки должны были возвращаться к своей пехоте и поддерживать её атаку. Первый эшелон боевого порядка, как правило, составляли малые танки, ведущие своего рода боевую разведку и вскрывающие систему огня противника. За ними следовали лёгкие и средние танки с пехотой. Такая схема более соответствовала условиям поля боя 20-х годов. Бронеавтомобиль «2592»

Наиболее манёвренным видом действий были "глубокие рейды" танковых подразделений вместе с кавалерией, моторизованной пехотой и саперами на автомашинах, полевой артиллерией. Например, при высылке разведотрядов в них (согласно полевому уставу 1938 года) включали 1-2 взвода танков или бронеавтомобилей вместе с 1-2 эскадронами конницы и мотопехотой. Разведотряды действовали на глубину до 25-30 км и дробились на дозоры в составе отделения пехоты или конницы и 1-2 танков или бронемашин. На марше танки могли придаваться авангарду с задачей уничтожения противника, препятствующего продвижению, или захвата важных рубежей. При этом они должны были передвигаться "скачками" впереди авангарда или по параллельной дороге. В сторожевом охранении 1-2 танка могли выделять в состав поста. «2589 Оцу»

В обороне их использовали для проведения частных контратак или ведения огня из засады. В качестве неподвижных огневых точек нередко использовали устаревшие машины типа "Оцу" (NC-27). Борьба с танками противника допускалась только в случае крайней необходимости. Правда, к концу войны японские наставления уже рассматривали танки как наиболее эффективное сухопутное противотанковое средство.

Уставы и тактические руководства японской армии в целом составлялись в духе манёвренности и внезапности, заимствуя ряд положений из немецких уставов. Ограниченный круг задач танков, казалось бы, противоречил общим требованиям и соответствовал скорее "позиционным" формам. Однако тактические взгляды японского командования были тесно связаны с небольшим количеством и невысокими в целом характеристиками имевшейся бронетанковой техники. «Тип 5» «Чи-Ри»

Против легко вооружённого противника, не обладающего достаточным количеством противотанковых средств, японская тактика вполне себя оправдывала, как это было в Китае, Бирме, Малайе, Голландской Индии, где танки добивались успеха одни или в сопровождении пехоты. Но уже в боях на реке Халхин-Гол большой урон японским танкам нанесли 45 мм танковые и противотанковые советские пушки. Кстати, и собственные противотанковые средства японцев оказались эффективнее своих же танков. Наши войска отмечали медлительность последних в бою. Не менее серьёзный урон несли японские танкисты и в боях на островах с американскими войсками в 1943-1945 годах. В боях с Советской Армией в августе-сентябре 1945-го японские танки фактически себя не проявили и были захвачены в основном в парках. Исправные трофейные машины передали Народно-освободительной армии Китая: в Пекин НОАК торжественно вступала на японских танках. С другой стороны, 543 японских танка не без помощи американцев получила гоминьдановская армия Чан Кайши. САУ «Хо-Ри»

Танковые войска Японии имели достаточно обученный младший состав механиков-водителей, артиллеристов, радистов, подготовка которых занимала два года. Офицеры же набирались из числа общевойсковых и проходили обучение в офицерской танковой школе переподготовки в течение всего 3-6 месяцев и даже в танке не расставались с офицерским мечом.

Обозначения японской бронетанковой техники

Средний танк «2597» («ЧИ-ХА»). 6-я рота 9-го танкового полка, Филиппины, Сайпан, июнь 1944 года.

Числовые обозначения образцам вооружения и боевой техники в Японии с 1930 года давались в соответствии с летосчислением "от основания Империи" ("кигэнсэцу", 660 год до н. э.). До 1940 года обозначения были полными или по последним двум цифрам: так, образцу 1934 года соответствовало обозначение "тип 2594", "2594" или "94", 1940 года - "тип 100" (далее будет приводиться как полное обозначение моделей, так и сокращённое, двузначное). С 1941 года использовалась только последняя цифра; "тип 1" соответствовал модели 1941 года, "тип 2" - 1942 года и т. д. Поэтому в тексте встречаются одни и те же "цифровые" обозначения разных танков и их элементов (скажем, 47 мм пушка "тип 100" и дизель "тип 100", 37 мм и 47 мм пушки "тип 1"). Кроме того, машина получала название, составленное из обозначения типа и "счётного" иероглифа, например, "Чи-Ха" и "Чи-Хе", "Хо-Ро" и "Хо-Ни". Числительное соответствовало обычно не порядку принятия на вооружение, а номеру разработки. Впрочем, это правило иногда нарушалось: так, "Ха-Го" состояло из "счётного" иероглифа "три" и слова "модель", а "Ка-Ми" составлялось из слова "плавающий" и первого слога названия фирмы "Мицубиси". Иногда бронемашины получали имена собственные по названиям фирм или арсеналов - "Сумида", "Осака". Ряд японских танков и бронемашин - в основном опытных - обозначаются в литературе (включая японскую) латинскими аббревиатурами, которые также используются в данной статье. Самоходная мортира «Тип 4» «Ха-То»

Разработка бронетанковой техники и её элементов в Японии была подчинена строгой системе. Если рассматривать только номенклатуру бронетанковой техники, созданной в 30-40-е годы, можно увидеть, что она в целом отвечала требованиям времени и составляла вполне сбалансированную систему бронетанкового вооружения:
- малые танки и бронеавтомобили в качестве машин боевой разведки и охранения;
- лёгкие и средние танки в качестве боевых машин;
- тяжелые танки усиления;
- самоходные противотанковые пушки и артсистемы;
- самоходные орудия поддержки, а также "артиллерийские" танки в качестве "штурмовых" САУ;
- самоходные зенитные установки на танковом шасси;
- бронетранспортёры для пехоты;
- бронетягачи высокой проходимости;
- плавающие танки и бронетранспортёры;
- специальные машины - командирские, передовых наблюдателей, химические, инженерные и инженерно-штурмовые танки, мостовые танки, БРЭМ, самоходные краны. Плавающий танк «Тип 5» «То-Ку»

Однако ограниченные возможности производства, его неравномерность и недостаточный технический уровень не позволили использовать достоинства этой системы. Массово производились, по сути, только несколько - менее десятка - моделей малых, лёгких и средних танков. Небольшой выпуск колёсных и полугусеничных бронемашин можно объяснить как расчётом на труднопроходимую местность, так и сравнительно слабым развитием автостроения, что лишало такие машины их главного достоинства - дешевизны и быстроты производства.

Японские танки в целом отличались малым весом, лёгким бронированием, удовлетворительной подвижностью. Шасси танков стремились приспособить к условиям местности, на которой им предстояло действовать. Удельное давление на грунт для большинства танков находилось в пределах 0,7-0,8 кг/кв. см, что обеспечивало неплохую проходимость. В то же время танки имели недостаточную огневую мощь, примитивные приборы наблюдения, были плохо оснащены средствами связи. Собирались танки на каркасе, сварка заменила клепаные соединения только в начале 40-х годов. Внутренний объём машин максимально "ужимался " в расчете на низкорослость экипажей. Танки имели множество лючков, облегчавших обслуживание и ремонт агрегатов, но ослаблявших бронелисты. Инженерная машина «SS»

Положительной чертой было создание и широкое использование двухтактных дизельных двигателей, позволивших сгладить остроту такой проблемы, как постоянная нехватка бензина. 6-, 8- и 12-цилиндровые дизели семейства "тип 100" имели единые размеры цилиндропоршневой группы.

Интересно также применение на танках разных классов одинаковой схемы подвески, одних компоновочных решений, одинаковой конструкции командирской башенки и т. п. Это облегчало освоение машин экипажами, ремонт и производство.

Японцы среди первых приняли установку на боевых машинах курсовых пулемётов, а вот для пулемётов в башне упорно предпочитали независимую установку спаренной. Неплохой конструкцией отличалась 47 мм танковая пушка "тип 1".

В конце 20-х годов в Японии были построены опытные плавающие бронемашины с экипажем из двух человек и смешанным колёсно-гусеничным ходом. В 1934-1935 годах предпринимались попытки сделать плавающими лёгкие танки 2592 "А-И-Го" за счёт изменения формы корпуса до водоизмещающей и установки гребных винтов, а также применения навесных понтонов. Плавающий танк «Тип 2», («КА-МИ»). 101-й специальный морской десантный отряд, Филиппины, залив Лейте, 1944 год

Серия опытных плавающих танков - SR-I ("И-Го " - первая модель) постройки фирмы "Мицубиси ", SR-II ("Ро-Го" - вторая модель) фирмы "Исикавадзима" и SR-I/III - была испытана сухопутными войсками в 1931-1937 годах. Танки SR имели вес от 3,6 до 7 т, экипаж 2-3 человека, 5-6-мм броню и вооружались двумя пулемётами (в башне и корпусе). Плавучесть обеспечивалась водоизмещением корпуса, ходовая часть выполнялась по типу английских машин "Виккерс-Карден-Лойд". Неудачи испытаний охладили интерес армейского командования к этим машинам. С 1941 года инициатива разработки перешла к флоту - обширные планы завоеваний на Тихом океане требовали создания специальных боевых машин для десантных операций. В конце концов японским танкостроителям удалось создать удачные плавающие танки, которые широко использовались японской армией в годы Второй Мировой Войны. Самоходная пушка «ХО-НИ I». 4-я рота 14-го танкового полка, 1944 год.

Серийные САУ выполнялись на готовом танковом шасси, орудие и экипаж удовлетворительно защищались только спереди. Как и в Германии, в Японии с середины войны заметен резкий рост интереса к самоходным противотанковым пушкам, однако произведено их в отличие от Германии было очень немного. Так, из всех танковых шасси, произведённых "Мицубиси ", только пол-сотни были построены для САУ.

Теперь несколько слов о внешнем виде японских танков и бронемашин. Окраска их была весьма разнообразна и зависела в основном от места службы. Скажем, в Китае и Маньчжурии использовалась деформирующая четырехцветная окраска - хаки, коричневый, желтый, черный. Нередки были две волнистые желтые черты, пересекающие машину от носа к корме и от борта к борту. С 1941 года на островах Тихого океана преобладала пятнистая окраска из цветов "выжженной травы": зелёного, коричневого, реже - чёрного. Ходовая часть окрашивалась в цвет "выжженной травы" охрой, придававшей ей к тому же дополнительную антикоррозионную стойкость. Легкий танк «2595» («ХА-ГО»). Вариант окраски машин специальных морских десантных отрядов.

Из употреблявшихся эмблем упомянем практически обязательный флаг, рисовавшийся на борту башни или нижнем лобовом листе. У "армейских" танков это был обычно государственный флаг Японии с круглым восходящим солнцем, а на верхнем лобовом листе, как правило, крепилась выштампованная пятиконечная звезда - армейская эмблема. Небольшие звёзды вместе с номером рисовались также трафаретом на кормовом листе корпуса слева. Танки военно-морских десантных отрядов несли на себе изображение флага с красным солнцем с 16 лучами и выштампованный якорь.

Танки имели свои номера. Четырёхзначные составлялись из двух частей: первые две цифры - тип танка (скажем, 95 или 89), последние - порядковый номер. С ростом производства их сменили трехзначные порядковые номера. В эмблемах и тактических обозначениях частей популярны были такие традиционные символы, как цветок сакуры, бамбуковый лист, стилизованная хризантема, "солнечные" и "лунные" символы. Средний танк «ШИНХОТО ЧИ-ХА». 11-й танковый полк, Курильские острова, 1945 год.

В надписях и обозначениях рот не было строгой регламентации. Для удобства опознавания их эмблемы делали самым выделяющимся элементом окраски. Танки командиров рот могли помечаться простыми знаками вроде окружности на борту, прямой или прерывистой полосой на башне. На многих фотографиях встречаются танки с надписями (разумеется, иероглифами) типа "Патриотизм" или "Великая Азия". На башнях танков и бронемашин выводили также иероглифы из названий рот (часто - по именам японских рек, гор) или катаканы - сокращенных имен их командиров. Надписи наносились белым или голубым цветом.

 

Форма японских танкистов: капитан в шлеме и униформе образца «90» (1930 г.) с полным комплектом офицерского снаряжения и вооружения (1937—1939); офицер-танкист в теплом зимнем костюме, утепленном танковом шлеме, перчатках и в комбинированной обуви (1940 г.); подофицер-танкист в хлопчатобумажном техническом костюме, летнем шлеме и с противогазной сумкой (1940—1945); подпоручик в летнем комбинезоне поверх хлопчатобумажного обмундирования образца «98» (1938 г.), шлеме с кожаным покрытием и в бутсах с обмотками. Слева в верху — эмблема танковых войск для ношения на воротнике офицерами и кадетами; справа — нагрудная нашивка пехоты и танковых войск для кителей образца «98». Внизу — петлицы полковника (1), капитана (2), подофицера (3), сержанта (4) и ефрейтора (5). Знаки различия на контрпогончиках располагались так же.