NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
18.08.2017 г.
 

Приграничное сражение, 22-29 июня 1941 года

После подписания капитуляции Франции 22 июня 1940 года в Компьенском лесу в Европе у Германии остался один враг - Великобритания. Но приходилось иметь введу и восточного "союзника" по договору Молотова-Риббентропа - Советский Союз, который располагал громадными ресурсами и представлял серьёзную потенциальную опасность.

План "Зеелёве" по вторжению на Британские острова был отменён по многим причинам. Во-первых, флот Великобритании господствовал на море. Во-вторых, Люфтваффе не удалось подавить английскую авиацию во время воздушной Битвы за Англию. И, наконец, в-третьих, Гитлер опасался войны на два фронта в том случае, если СССР нападёт на Германию.

Замысел о нападении на Россию Гитлер вынашивал задолго до начала планирования вторжения. В его известной книге "Майн Кампф" он опубликовал свои идеи, относящиеся к т.н. восточным землям (Польша и СССР). Народы, населяющие их должны быть уничтожены для того, чтобы там проживали представители арийской рассы.

Первым шагом в планировании вторжения было совещание 29 июля 1940 года в Бад-Райхенхале, на котором Йодль (генерал-полковник, начальник штаба в ОКХ) поручил нескольким специалистам по планированию начать подготовку плана операции. Первая директива была готова уже в августе. Она носила название "Операция Ауфбау-Ост". Позднее в широкоизвестной директиве № 21, которая была издана 18 декабря 1940 года, фюрер поставил стратегические цели и назвал вторжение в СССР операцией "Барбаросса". Согласно плану, середина мая считалась временем начала действий. Из-за военной кампании на Балканах начало вторжения пришлось отодвинуть на вторую половину июня. Последний возможный срок отмены наступления был установлен на 13 часов 21 июня. В случае отмены необходимо было дать кодовый сигнал "Альтона", а в случае начала наступления - сигнал "Дортмунд". Переход границы должен был осуществиться в воскресенье 22 июня в 3 часа 30 минут.

Вооружённые силы Германии. Для вторжения в СССР было выделено 152 дивизии, в общей сложности (по советским оценкам, вероятно завышенным) около 5,5 млн. солдат и офицеров, 47 тыс. орудий и миномётов, 4,3 тыс. танков и 5 тыс. самолётов. Это примерно 75% всех имевшихся у Германии дивизий. Стоит ещё учесть и то, что те 25% других дивизий в большинстве своём не являлись полноценными подразделениями. Войска на исходные позиции перебрасывались практически только по железной дороге. Развёртывание войск шло по следующему порядку: 1-й эшелон - до середины марта, 2-й эшелон - до начала апреля, 3-й эшелон (17 пехотных дивизий) - с 8 апреля по 20 мая, 4-й эшелон "а" (9 пехотных дивизий) - с 23 мая по 2 июня и 4-й эшелон "б" (12 танковых и 12 моторизованных пехотных дивизий) - с 3 по 23 июня. Кроме немецких частей во вторжении принимали участие 17 румынских дивизий и 5 бригад, 3 венгерские бригады, 2 болгарские пехотные дивизии и 1 моторизованная пехотная бригада. На практике от этих формирований было мало толку потому, что их уровень оснащения и морального духа оставлял желать лучшего. Немцы в благодарность за помощь в победе в гражданской войне получили в поддержку от генерала Франко, испанского диктатора, ещё одну дивизию, 250-ю пехотную или т.н. "синюю" дивизию. Финляндия также развязала войну с СССР, боевые действия на советско-финском направлении начались 29 июня.

Техническое оснащение немецких войск накануне нападения на Советский Союз повысилось по сравнению с кампанией во Франции в мае-июне 1940 года. Были сняты с вооружения лёгкие танки Panzer I, Panzer II и Panzer 35(t) чешского производства. На средних танках Panzer III в свою очередь были установлены более мощные орудия калибра 50 мм вместо 37-мм. В войска поступили следующие образцы нового вооружения: счетверённые 20-мм зенитные орудия, 50-мм противотанковые орудия, 150-мм шестиствольные химические миномёты, установки для метания тяжёлых реактивных мин обр. 1940 г. и метательные станки для тяжёлых реактивных мин обр. 1940 г. (кал. 280/320 мм). В более-менее массовом порядке на фронте появились штурмовые орудия. С точки зрения организационных особенностей подразделения Вермахта также притерпели некоторые изменения. Так с 1939 по 1941 год среднее количество танков в танковых дивизиях постоянно изменялось. В 1941 году это число составило 196, хотя на практике количество танков в дивизии сильно колебалось, от 147 до 299 машин. На Востоке в июне 1941 года против Советского Союза действовало 47 танковых батальонов в составе 19 танковых дивизий. Что же касается противотанковых средств, то в июне 1941 года у дивизий, действовавших на Востоке, имелось, как правило, по 70-80 противотанковых орудий.

ВС СССР.Тяжёлым ударом, нанесённым Красной армии, были повальные чистки командного состава, предпринятые Сталиным. Из маршалов в живых остались только Будённый и Ворошилов. Из 80 членов Военного совета 1934 года только 5 дожили до лета 1938. Все 11 заместителей наркома обороны были расстрелены. К лету 1938 года эта же участь постигла всех командующих военными округами. Кроме того казнены были 13 из 15 командармов, 57 из 85 комкоров, 110 из 195 комдивов и 220 из 406 комбригов. Красная армия лишилась своего командования. Многих отличных генералов просто не стало, а их место зачастую занимали безграмотные, некомпетентные люди, не проявившие впоследствии на поле боя инициативы. Это первый недостаток Красной Армии перед началом Великой Отечественной войны.

Вторым недостатком может служить техническое оснощение армии, в особенности это касается танков. Известно, что в приграничных военных округах к началу войны было 1475 танков Т-34 и КВ, которые значительно превосходили по тактико-техническим характеристикам любой немецкий танк. Эти танки не могли оказать какого-либо сильного воздействия на ход военных действий, т.к. не использовались массово. В основном же, бронетанковый парк Красной Армии состоял из давно устаревших машин, причём только половина из них вообще была на ходу. Существуют следующие цифры: на 22 июня 1941 года числилось всего 23 тыс. танков(!), из них около 16 тыс. в западных приграничных округах, 29% из них нуждались в капитальном ремонте, а 44% - в среднем ремонте. Основную массу танковых войск СССР состовляли такие устаревшие типы танков, как танкетки Т-27, Т-37А и Т-38 и устаревшие танки МС-1, БТ-2, двухбашенные Т-26, даже более новые лёгкие танки БТ-7 в боях не оправдали надежды, танкисты называли их "спичичными коробками" по понятным, надеюсь, причинам. Можно ещё добавить то, что среди танков старых марок только 27% были полностью исправными к началу войны.

Красная Армия находилась в стадии переоружения. Новые танки и самолёты совсем недавно поступили на вооружение СВ и ВВС СССР. Большую долю техники составляли устаревшие типы танков, самолётов и орудий. Многие механизированные корпуса недосчитывались своих подразделений и штатного количества техники потому, что находились в стадии создания.

Что же касается численности Красной Армии, то немцы перед вторжением предполагали, что она состовляет 175 стрелковых, 33,5 кавалерийских, 7 танковых дивизий и 38 мотомехбригад не только в западных округах. В оперативной зоне, т.е. в западных округах, по мнению немцев, у русских должно было быть 120 стрелковых, 22,5 кавалерийских, 5 танковых дивизий, 33 мотомехбригады и 4 парашютные бригады. После мобилизации ожидалось, что Красная Армия увеличится на 34 дивизии. На деле Красная Армия имела 177 стрелковых дивизий, 19 горнострелковых, 2 моторизованные и 3 стрелковые бригады. Кроме того у РККА было к началу войны 9 механизированных корпусов и ещё 20 механизированных корпусов в стадии формирования. Во второй половине июля - начале сентября 1941 года механизированные корпуса были расформированы в связи с острым недостатком танков. Оценка численности советских войск в общем была верной, только была допущена серьёзная ошибка с мобилизационными возможностями Советского Союза. Он смог только летом 1941 года направить на фронт 324 дивизии (с учётом 222 ранее развёрнутых).

Согласно замыслу советского верховного главнокомандования, стрелковым войскам первого эшелона армий прикрытия была поставлена задача сдержать натиск противника, в то время, как второй эшелон, в состав которого входили механизированные корпуса, должен был перейти в контратаку для подготовки дальнейшего наступления по всему фронту. На 22 июня в первом эшелоне было 56 дивизий и 2 бригады, во втором эшелоне (50-100 км от границы) - 52 дивизии, 62 дивизии находились в резерве военных округов. Таким сосредоточением войск была совершена серьёзная ошибка. Войска не успели занять позиции, отойти и подготовить оборонительные рубежи также оказалось невозможным из-за малой моторизации пехоты. Красная Армия не была готова к блицкригу, к новой концепции войны. За это пришлось заплатить очень дорого. Ещё одной важной оговоркой будет то, что сам Сталин был немало виноват во внезапности немецкого нападения. Он отказывался серьёзно оценивать донесения разведки и других источников. Он не смог поверить в реальность начала войны и не было дано никаких распоряжений о приведение войск в боевую готовность и мероприятиях по подготовке к мобилизации.

В 7 часов утра 22 июня 1941 года по немецкому радио было прочитано обращение Гитлера к народу Германии: "Обременённый тяжёлыми заботами, обречённый на месяцы молчания, я, наконец, могу говорить свободно. Германский народ! В этот момент идёт наступление, по своему масштабу сравнимое с величайшими, которые когда-либо видел мир. Сегодня я снова решил вручить судьбу и будущее рейха и нашего народа нашим солдатам. Да поможет нам Бог в этой борьбе".

Рано утром 22 июня Люфтваффе нанесло удары по советским аэродромам, местам сосредоточения войск, штабам, узлам сообщений и прочим важным объектам, в то время как тяжёлая артиллерий открыла огонь по приграничным районам. Так началась Великая Отечественная война. Немного позднее, 29 июня, боевые действия развернулись на границе с Финляндией, 1 июля и на границе с Румынией. Утром 22 июня группа армий "Север" (18-я и 16-я армии, 4-я танковая группа) под командованием Лееба перешла границу Литвы. Группа армий "Центр" (9-я и 4-я армии, 2-я и 3-я танковые группы) под командованием Бока наступала по обеим сторонам белостокского выступа, образованного границей Советского Союза в этом месте. Южнее выступа шла линия затишья длиной в 100 км. На Юге наступала соответственно группа армий "Юг". В её состав входили три армии: 6-я, 17-я и 11-я, а также 1-я танковая группа Клейста, 4-я румынская армия и венгерский корпус.

В первые дни войны в рядах Красной Армии царил хаос: связи не было, советские войска были разобщены, командование не знало обстановки на фронте. Работала тактика блицкрига. Немцы концентрацией сил добивались крупного превосходства в отдельных местах для взламывания обороны противника и окружения его группировок. Следующая за танками пехота и артиллерия должны были добивать окружённые части Красной Армии. Главную роль в наступлеии играла группа армий "Центр" Бока. Ось её продвижения проходила вдоль автострады на Минск и далее на Москву. Для того, чтобы выйти на эту автостраду, надо было сперва, обогнув, миновать Брест. Танковые войска обошли крепость в то время, как пехота приступила к штурму. Два моста через реку Буг южнее Бреста были взяты немцами с ходу в полной сохранности и по ним перешло на другой берег 800 танков 2-й танковой группы. На второй день танки продвинулись на 60 км за Брест. Здесь можно было проследить ярчайший пример блицкрига - против 7 танковых дивизий (почти 1500 танков) группы армий "Центр" находилась 128-я стрелковая дивизия, стрелковые полки из 4-х других стрелковых дивизий и неудокомплектованная 22-я танковая дивизия. Такое сосредоточение на малом участке фронта носило название Schwerpunkt в немецкой терминологии. В то время, как на правом фланге немецкие войска группы армий Бока достигли Кобрина (60 км за Брестом), войска левого фланга достигли Гродно и заняли его. Выход с белостокского выступа заметно сузился. Появилась серьёзная угроза для частей Красной Армии попасть в окружение на этом выступе. Для немцев наступление по территории Советского Союза давалось не так легко, как могло бы быть, например, во Франции. Дело в том, что в отличии от западных армий, части Красной Армии не копитулировали так легко. Они сражались очень ожесточённо и упорно и вместо сдачи в плен предпочитали прорываться к линии фронта с кровопролитными боями. Стоит отметить героизм защитников брестской крепости, которые держались 4 недели под атаками немецкой пехоты и налётами авиации Люфтваффе.

К 24 июня ВВС СССР были практически уничтожены в ходе утреннего налёта 22 июня на аэродромы и в последующих неравных боях в воздухе, когда бомбардировщикам не хватало истребителей для прикрытия, и они были вынуждены отправляться на задания без прикрытия, что само собой сильно увеличивало потери в самолётах, да и в лётном составе. 23 июня застрелился генерал-лейтенант Копец, командующий группой бомбардировщиков. Через несколько дней был приговорён к расстрелу командующий авиацией Северо-Западного фронта генерал Рычагов за "изменнические действия". За недальновидность товарища Сталина пришлось расплачиваться жизнью высшим офицерам советских войск.

На Северо-Западном фронте 23 июня была предпринята конратака на юго-западе от Шауляя силами оставшихся в распоряжении фронта танками (суммарная численность около 4-х дивизий) при поддержке дальнебомбардировочной авиации. Она потерпела неудачу, т.к. наткнулась на 41-й танковый корпус Рейнгардта, развёрнутые для наступления на Каунас. После этой неудавшейся контратаки войскам Северо-Западного оставалось только отступать с боями к Риге и далее.

Танковый корпус Манштейна стремительно наступал на Даугавпилс. К 24 июня он достиг Вилькомира (примерно в 180 км от границы). А 26 июня немцы уже были в Даугавпилсе и с ходу захватили мост через Двину.

Западный фронт (генерал-полковник Д.Г. Павлов) был зажат между двумя наступающими немецкими танковыми группами: 3-й на севере и 2-й на юге. 23-24 июня силами 6-го и 11-го механизированных и 6-го кавалерийского корпусов при поддержке части сил 3-й армии на гродненском направлении части Красной Армии предприняли контратаку, которая не привела к успеху. С 25 июня Западный фронт стал отходить к Минску и Слуцку. 2-я танковая группа легендарного "создателя немецких танковых войск" Гудериана прошла за три дня около 180 км в направлении Слонима. 26 июня его 66-й корпус занял Барановичи, а на следующий день этот корпус покрыл расстояние более 70 км до Минска, завершив окружение советских частей остававшихся на белостокском выступе.

На Юго-Западном фронте дела обстояли немного иначе. Здесь было сосредоточено советских войск больше, чем на других направления. В состав фронта входило четыре армии: 5-я (генерал-майор танковых войск М.И. Потапов), 6-я (генерал-лейтенант И.Н. Музыченко), 26-я (генерал-лейтенант Ф. Костенко) и 12-я (генерал-майор П.Г. Понеделин). Танковые войска фронта насчитывали 6 механизированных корпусов: 22-й, 4-й, 15-й, 8-й, 19-й и 9-й. 23 июня на ровенском направлении между 5-й и 6-й армиями образовался 50-км разрыв, в который хлынули танки 1-й танковой группы Вермахта. 23-29 июня в районе Луцк, Броды, Ровно, Дубно произошло крупное встречное танковое сражение, в результате которого удалось замедлить продвижение противника. Было решено совершить контратаку против 1-й танковой группы Клейста силами шести механизированных корпусов и некоторых стрелковых частей фронта. Механизированные корпуса вводились в бой постепенно, по прибытию на место. Первыми вступили в бой 22-й (генерал-майор С.М. Кондрусев, с 24 июня генерал-майор В.С. Тамручи), 4-й и 15-й (генерал-майор И.И. Карпезо) механизированные корпуса. Затем 9-й (генерал-майор К.К. Рокоссовский), 19-й (генерал-майор танковых войск Н.В. Фекленко) и 8-й (генерал-лейтенант Рябышев). Корпуса ещё на марше были потрёпаны. Они продолели 200-400-км маршбросок под налётами немецкой авиации. 26 июня 9-й и 19-й механизированные корпуса из района Луцка, Ровно и 8-й и 15-й механизированные корпуса из района Броды нанесли удары по танковой группировке противника. 19-й механизированный корпус отбросил 11-ю танковую дивизию на 25 км, однако ему вместе с 9-м мехкорпусом пришлось к концу 27 июня отойти обратно к Ровно. Удачнее всех действовал 8-й механизированный корпус, который сумел разбить немецкие части в районе севернее Броды, затем 27 июня корпус разгромил части 16-й танковой дивизии, захватил Дубно и вышел в тыл 3-го моторизованного корпуса Вермахта. На этом наступательный порыв корпуса иссяк. Его успехи частично можно объяснить наличием в некоторых полках нового танка Т-34, который по многим показателям превосходил любой немецкий танк того времени. В результате этого танкового сражения противник не был разбит, но удалось выиграть время для того, чтобы отвести войска, избежав окружения, и подготовить рубежи обороны на подступах к Киеву.

В июне 1941 года на всех направлениях, на всех фронтах происходили похожие дейстия: героизм пограничников, которые погибали целыми заставами, но не сдавались в плен, путаница и неизвестность в первые дни войны, попытка нанесения контрудара силами механизированных корпусов. Только на Юго-Западном фронте удалось добиться хоть каких-нибудь результатов в ходе такой атаки, однако незначительных. Почти во всех случаях это приводило к массовому истреблению советских танков. К концу июня 1941 года у Советского Сюза осталось мало танков и самолётов, а эта техника играла решающую роль во Второй мировой войне. Без преимущества в технике не могло быть и речи о переходе в контрнаступление. Такого перевеса, хотя и не длительного, удалось достичь только в ходе Битвы за Москву.