NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
16.12.2017 г.
 

Битва за Днепр, 1943 год

Поражения германской армии в районе Сталинграда и под Курском имели катастрофические последствия для фашистской Германии. И, наоборот, перед Советским Союзом победы в этих битвах более явственно открывали перспективы конечной победы. Развивая наступление, Красная Армия стремилась не дать врагу передышки, безостановочно гнать его на запад. По директивам Ставки, разработанным еще в ходе битвы под Курском, советским войскам предстояло сразу же после нее развернуть наступление на широком фронте — от Великих Лук до Азовского моря. Основные усилия по-прежнему сосредоточивались на юго-западном направлении. Центральный, Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты получили задачу разгромить главные силы врага на южном крыле, освободить Левобережную Украину и Донбасс, выйти к Днепру, форсировать его и захватить плацдармы на правом берегу. Калининский, Западный и Брянский фронты готовились к нанесению ударов по войскам группы армий «Центр». Северо-Кавказскому фронту предстояло во взаимодействии с Черноморским флотом изгнать противника с Таманского полуострова, завершить освобождение Северного Кавказа и занять плацдармы на Керченском полуострове. Партизаны, оказывая помощь войскам, должны были нападать на вражеские гарнизоны и отдельные подразделения, всячески препятствовать подвозу войск и боевой техники противника к фронту, содействовать частям Красной Армии в форсировании рек, особенно Днепра.

Гитлеровское верховное командование после провала операции «Цитадель» приняло решение перейти на всем восточном фронте к обороне и отдало приказ войскам прочно удерживать занимаемые позиции. Одновременно враг приступил к подготовке многочисленных рубежей в глубине оккупированной советской территории. При этом намечалось использовать прежде всего крупные реки. Особое значение немецко-фашистское командование придавало Днепру. Еще весной 1943 г., после поражения под Сталинградом, оно намеревалось укрепить его правый берег и теперь решило реализовать этот свой план. 11 августа Гитлер отдал приказ немедленно приступить к строительству Восточного вала — стратегического оборонительного рубежа, проходившего по линии река Нарва, восточнее Пскова и Орши, река Сож, среднее течение Днепра, река Молочная. Главной частью вала служили оборонительные сооружения по Днепру. Широкая, глубокая, многоводная река с высоким правым берегом представляла серьезную естественную преграду для наступавших войск. По мнению немецко-фашистского командования, она должна была стать непреодолимым барьером для Красной Армии. «...Скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его...» — заявил Гитлер на одном из совещаний в Берлине.

 

На юго-западном направлении советским войскам противостояла сильная группировка противника, включавшая 2-ю армию из группы армий «Центр», 4-ю танковую, 8-ю, 1-ю танковую и 6-ю армии из группы армий «Юг» (всего 1 240 тыс. солдат и офицеров, 12 600 орудий и минометов, около 2100 танков и штурмовых орудий и до 2 тыс. боевых самолетов). В действовавших здесь советских войсках насчитывалось 2 633 тыс. человек, свыше 51 200 орудий и минометов, более 2400 танков и самоходно-артиллерийских установок и 2850 самолетов. Как видно из этих данных, общее превосходство имела Красная Армия. Однако оно не было таким большим, каким его обычно изображают буржуазные фальсификаторы истории, особенно бывшие гитлеровские генералы. Советские войска превосходили врага: в людях — в 2,1раза, по танкам — в 1,1, по самолетам — в 1,4 и только по орудиям и минометам — в 4 раза.

 

В сложных условиях пришлось фронтам готовиться к новому наступлению. После полуторамесячных непрерывных боев под Курском войска оторвались от своих баз снабжения, израсходовали большую часть накопленных к летней кампании материальных средств. Железнодорожная сеть была восстановлена не полностью, и подвозить к передовой все необходимое приходилось автотранспортом, которого тоже не хватало. Но, горя стремлением как можно быстрее прийти на помощь украинскому и белорусскому народам, освободить их от фашистского ига, советские воины настойчиво преодолевали все трудности. Командование в короткие сроки провело перегруппировку войск, подтянуло тылы, пополнило боеприпасы. В войсках были укреплены партийные организации. Так, в частях и соединениях Воронежского фронта насчитывалось тогда более 132 тыс. коммунистов, Юго-Западного — около 129 тыс., Южного — почти 81 тыс. Это способствовало усилению партийно-политической работы.

 

Центральный Комитет Коммунистической партии Украины, Президиум Верховного Совета и Совет Народных Комиссаров республики 9 августа 1943 г. обратились к украинскому народу с призывом еще сильнее разжечь пламя борьбы с ненавистным врагом. «Выходи на решительный бой, народ Украины! — говорилось в обращении. — В борьбе мы не одни. Плечом к плечу с нами идут русские, белорусы, грузины, армяне — сыны всех народов Советского Союза... Вперед, в наступление на врага!»

 

Утром 26 августа войска Центрального фронта после мощной артиллерийской подготовки и при поддержке авиации перешли в наступление. Главный удар наносился в направлении на Севск, Новгород-Северский. Противник, обнаруживший подготовку советских войск к наступательным действиям, сосредоточил в районе Севска крупные силы. Разгорелись ожесточенные бои. На этом участке за четыре дня войска фронта смогли потеснить врага лишь на 20–25 км.

 

Южнее Севска наступление развивалось более успешно. Здесь 60-я армия генерала И. Д. Черняховского и 9-й танковый корпус генерала Г. С. Рудченко к концу августа продвинулись в юго-западном направлении на 60 км и вступили в северные районы Украины. Освобожденная земля братской республики радостно встречала советских воинов. Командующий фронтом, используя успех в полосе 60-й армии, перебросил сюда значительную часть сил с правого крыла, и войска фронта устремились к Нежину, создавая серьезную угрозу врагу на киевском направлении.

 

Главные силы Воронежского фронта наступали в направлении Полтава, Кременчуг, а войска Степного фронта — на Красноград, Верхне-Днепровск. Но продвигались они медленно: противник, стараясь оградить свои войска в Донбассе от флангового удара, оказывал упорное сопротивление. До конца августа соединения левого крыла Воронежского и Степного фронтов преодолели всего около 30 км. Более успешно наступали армии правого крыла Воронежского фронта. Сломив сопротивление врага и преследуя его при поддержке авиации, они 2 сентября освободили Сумы и продолжили продвижение в направлении на Ромны.

 

Юго-Западный и Южный фронты еще в ходе битвы под Курском начали боевые действия по освобождению Донбасса — важнейшего индустриального района страны, удержанию которого правители фашистской Германии придавали особое значение. Первыми нанесли удар 13 августа войска правого крыла Юго-Западного фронта (командующий генерал Р. Я. Малиновский, член Военного совета генерал А. С. Желтов, начальник штаба генерал Ф. К. Корженевич). Они форсировали Северский Донец и, продвигаясь вдоль правого берега реки, содействовали Степному фронту в освобождении Харькова. Наступление в центре фронта, начатое 16 августа, развития не получило, но, сковав крупные силы противника, облегчило прорыв его обороны на реке Миус. «Миус-фронт», как называли гитлеровцы свои позиции на Миусе, представлял собой сильно укрепленный оборонительный рубеж. Противник оборудовал его на протяжении двух лет: войска рыли траншеи и ходы сообщения, сооружали доты, дзоты и блиндажи, устанавливали многочисленные минные поля, возводили противотанковые и противопехотные препятствия. Вражеское командование отдало 6-й армии приказ удерживать рубеж на Миусе во что бы то ни стало, считая, что судьба Донбасса будет решаться именно здесь.

 

18 августа перешли в решительное наступление войска Южного фронта (командующий генерал Ф. И. Толбухин, член Военного совета генерал К. А. Гуров, начальник штаба генерал С. С. Бирюзов). Искусно организованный прорыв осуществлялся 5-й ударной армией генерала В. Д. Цветаева и 2-й гвардейской армией генерала Г. Ф. Захарова. В результате ураганного огня 5 тыс. орудий и минометов, мощных ударов авиации и стремительной атаки пехоты и танков вражеская оборона была сокрушена. Введенные в прорыв механизированный и кавалерийский корпуса, обходя узлы сопротивления, устремились на юг, к побережью Азовского моря. 30 августа войска фронта разгромили группировку противника в районе Таганрога и освободили город. Попытки врага эвакуировать из него свои войска морем были сорваны ударами 8-й воздушной армии генерала Т. Т. Хрюкина и Азовской военной флотилии адмирала С. Г. Горшкова. Тем самым разгром «Миус-фронта» завершился. Это резко ухудшило положение противника в Донбассе, и он был вынужден начать 1 сентября отвод оттуда части сил на запад. Советские войска занимали один за другим донецкие города. 8 сентября они освободили центр Донбасса — Сталино (Донецк).

 

Тем временем войска Центрального фронта быстро продвигались в направлении Нежина, а Воронежского — на Ромны. Этот успех побудил Ставку внести существенные изменения в план дальнейших действий: основные усилия Центрального и Воронежского фронтов сосредоточивались на киевском, а Степного — на кременчугском направлениях. Ставка быстро наращивала здесь силы своими резервами. Темп наступления непрерывно нарастал. Действия фронтов координировали представители Ставки А. М. Василевский (Юго-Западного и Южного) и Г. К. Жуков (Воронежского и Степного). Противник, оказавшись не в состоянии сдержать натиск войск Красной Армии, в середине сентября начал общий отход с Левобережной Украины и из Донбасса. При отступлении гитлеровцы варварски, по заранее разработанному плану разрушали города и села, взрывали промышленные предприятия, вокзалы, мосты, железнодорожные пути, угоняли скот, сжигали посевы, а советских людей уводили в фашистское рабство. Командующий группой армий «Юг» Манштейн в книге «Утерянные победы» цинично признает, что им было отдано распоряжение об уничтожении всех важных в военном отношении объектов Донбасса, что фактически означало полное разрушение этого промышленного центра. Злодеяния фашистов вызывали у советских воинов ненависть и гнев. Войска неотступно преследовали врага, чтобы не дать ему возможности превратить богатый край в зону «выжженной земли» и организованно отойти за Днепр.

 

Усилили боевые действия в тылу немецко-фашистских войск партизаны и подпольщики Украины. Соединения Центрального фронта, форсировав Десну, к 21–22 сентября вышли на Днепр около устья Припяти, а к концу месяца — к рекам Сож и Днепр на участке от Гомеля до Ясногородки. Быстро продвигались к Днепру и войска Воронежского фронта. Введенные в сражение из резерва Ставки 3-я гвардейская танковая армия генерала П. С. Рыбалко и 1-й гвардейский кавкорпус генерала В. К. Баранова к исходу 21 сентября достигли реки в районе Переяслава-Хмельницкого. Войска Степного фронта сломили сопротивление противника и в ночь на 23 сентября освободили Полтаву. Соединения его левого крыла вышли к Днепру юго-восточнее Кременчуга. К концу месяца его левый берег во всей полосе фронта был очищен от захватчиков.

 

Успешно развивалось наступление и в Донбассе. Преследуя противника, войска Юго-Западного фронта 22 сентября отбросили его за Днепр на участке от Днепропетровска до Запорожья. Войска Южного фронта, завершив освобождение донбасской земли в своей полосе наступления, вышли к реке Молочная.

 

Таким образом, к концу сентября Красная Армия в битве за Днепр добилась решающих успехов. Центральный, Воронежский, Степной и Юго-Западный фронты вышли к реке на протяжении 700 км, от Лоева до Запорожья, и в некоторых местах форсировали ее. Войска Южного фронта достигли реки Молочная. В результате были освобождены почти вся Левобережная Украина и Донбасс. Это явилось новой крупной победой Советских Вооруженных Сил. Стране были возвращены крупные промышленные центры и богатые сельскохозяйственные районы. Создавались условия для освобождения Крыма и выхода на Правобережную Украину. Враг стремился любой ценой сдержать дальнейшее наступление Красной Армии. При этом особое значение придавал он оборонительному рубежу на Днепре. «Эту позицию, — указывалось в директиве немецко-фашистского командования, — удерживать до последнего человека». Гитлеровцы полагали, что советские войска после столь длительного наступления не сумеют быстро преодолеть Днепр. Однако и на этот раз они просчитались.

 

Ставка Верховного Главнокомандования еще в начале сентября пришла к решению с ходу форсировать Днепр и захватить плацдармы на его правом берегу. Свой замысел она изложила в директиве от 9 сентября. Задача эта была на редкость тяжелой, требовавшей величайшего напряжения всех моральных и физических сил, и войска начали готовиться к преодолению могучей реки уже в ходе наступления, на дальних подступах к ней. Командиры и штабы намечали районы возможного форсирования, организовывали сбор местных и подручных переправочных средств. На повозках и автомашинах свозились рыбачьи лодки, бревна, пустые бочки, веревки, проволока — все, что могло пригодиться при форсировании. Из тыла подтягивались специальные понтонные части.

 

Огромную работу развернули военные советы, политические органы, партийные и комсомольские организации. В середине сентября состоялись фронтовые совещания руководящего командного и политического состава. Их участники подробно ознакомились с директивой Ставки от 9 сентября и получили конкретные задачи и указания. Тогда же большинство работников политуправлений, политотделов армий и дивизий были направлены в части и подразделения, которым предстояло первыми форсировать Днепр. Они помогали укреплять партийные и комсомольские организации, правильно распределять силы коммунистов и комсомольцев, создавать резерв парторгов и комсоргов. Лучшие воины принимались в ряды Коммунистической партии. Только на Воронежском фронте ряды партийных организаций за сентябрь выросли на 12 тыс. человек. Особое внимание обращалось на создание полнокровных партийных организаций в ротах и батареях, а также в передовых отрядах. На том же Воронежском фронте передовые отряды, которым предстояло положить начало форсированию, на 50–70 процентов состояли из коммунистов и комсомольцев.

 

Командиры, политработники и агитаторы в подразделениях использовали различные формы работы, и прежде всего индивидуальные беседы. Выпускались боевые листки, распространялась «Памятка бойцу о переправах». Организовывалась передача опыта воинов, ранее участвовавших в форсировании крупных рек, молодым бойцам. В армейской и дивизионной печати широко освещались темы, вытекавшие из характера задач войск. Передовые части с выходом к реке сразу же приступали к ее форсированию. Повсюду воины проявляли массовый героизм и смекалку. Не дожидаясь подхода специальных средств, войска переправлялись на плотах из бревен и досок, на паромах, построенных из пустых железных бочек, на плащ-палатках, набитых сеном и соломой. В ряде мест использовались рыбачьи лодки и катера, подготовленные партизанами. С подходом понтонных частей быстро наводились мосты, по которым перебрасывались на другой берег артиллерия и танки. Очень часто войска преодолевали реку в местах, где наиболее трудно давалась переправа, но зато противник здесь меньше всего ожидал их.

 

Форсирование шло одновременно на многих участках от Лоева до Запорожья. Все население освобожденных районов Приднепровья помогало войскам. Жители сел и городов ремонтировали дороги, восстанавливали взорванные мосты, собирали и готовили переправочные средства. Только в районе Козаровичей (12 км севернее Лютежа) они передали советским войскам более 300 рыбачьих лодок. Старые рыбаки указывали удобные для переправ места, сами становились проводниками. Большую помощь оказывали партизаны. Украинский штаб партизанского движения разработал план захвата ряда переправ через Десну и Днепр. Преодоление Днепра велось в тесном взаимодействии всех родов войск. Исключительную изобретательность и самоотверженность проявляли бойцы и командиры инженерных частей и подразделений. Надежно прикрывали переправлявшиеся войска артиллерия и авиация.

 

Севернее Киева, в районе Мнево, первыми форсировали Днепр войска 13-й армии Центрального фронта, которой командовал генерал Н. П. Пухов. Ее передовые подразделения преодолели реку еще 21 сентября, используя переправы, захваченные партизанами. С рассветом 22 сентября на плотах из бревен и бочек, рыбачьих лодках и баржах переправились главные силы армии. К исходу 23 сентября они с боями прошли 35 км. Тогда гитлеровцы, пытаясь восстановить оборону, бросили в этот район четыре танковые дивизии и крупные силы авиации. Последовали яростные контратаки, но советские воины успешно отразили их. Фронт форсирования непрерывно расширялся. Южнее устья Припяти через Днепр переправилась 60-я армия. К концу месяца войска Центрального фронта, сломив сопротивление врага, преодолели эту мощную водную преграду на протяжении 90 км.

 

Успешно форсировали Днепр и войска Воронежского фронта. В ночь на 22 сентября передовые части 3-й гвардейской танковой армии с ходу преодолели реку к юго-востоку от Киева, в районе Великого Букрина. При этом они использовали рыбачьи лодки, бревна и другие подручные средства, подготовленные партизанами отряда имени В. И. Чапаева (командир И. К. Примак). Одной из первых достигла противоположного берега у села Григоровки рота автоматчиков 51-й гвардейской танковой бригады под командованием лейтенанта Н. И. Синашкина. Особенно отличились комсомольцы рядовые В. Н. Иванов, Н. Е. Петухов, И. Д. Семенов и В. А. Сысолятин. Они при помощи проводника партизана А. Н. Шаповала первыми переправились на правый берег, быстро окопались там и завязали перестрелку с передовым подразделением врага. Тем временем рота и 120 партизан из отряда имени В. И. Чапаева без потерь форсировали Днепр и стремительной атакой выбили противника из Григоровки. Вынужден был отступить враг и из села Зарубенцы. Так было положено начало созданию важного букринского плацдарма. За проявленные доблесть и мужество В. Н. Иванов, Н. Е. Петухов, И. Д. Семенов и В. А. Сысолятин удостоились звания Героя Советского Союза.

 

Одновременно с 3-й гвардейской танковой армией в районе букринской излучины правее ее начали форсирование Днепра войска 40-й, а левее — 47-й армий. Противник вел сильный артиллерийский огонь, его авиация группами в 40–50 самолетов бомбила переправы и плацдармы. Особенно тяжело приходилось саперам, неутомимо переправлявшим войска и технику. Сержант А. Г. Черноморец, сапер 30-й дивизии, например, в течение 20 часов без отдыха перевозил на другой берег бойцов, боеприпасы, оружие, а обратно — раненых. Во время одного из рейсов его лодка, в которой находилось 24 человека и 4 зенитных пулемета, получила пробоины. Не растерявшись, Черноморец приказал бойцам заделать пробоины подручными материалами, а сам тем временем, умело маневрируя, вывел лодку из-под огня. Очередная группа воинов была своевременно доставлена на плацдарм. За находчивость и бесстрашие А. Г. Черноморец удостоился звания Героя Советского Союза.

 

Переправившимся на правый берег Днепра войскам обычно приходилось с ходу вступать в ожесточенные бои за плацдармы. Противник, подтянув крупные силы, непрерывно бросался в контратаки. Но советские воины успешно отражали его бешеный натиск. Беспредельное мужество проявил тогда коммунист заместитель командира 1850-го истребительно-противотанкового полка 40-й армии капитан В. С. Петров. Этот полк одним из первых переправился через Днепр. В ночь на 23 сентября под обстрелом противника Петров умело организовал переброску на самодельных плотах людей, орудий, снарядов. А утром начался жестокий бой. Враг стремился опрокинуть в реку подразделения, захватившие плацдарм. Но артиллеристы стояли насмерть. Их становилось все меньше и меньше. Вскоре в расчетах орудий осталось по одному-два человека. Петров, руководя боем, сам вел огонь из орудия. Он был ранен в обе руки, но поле боя не покинул. Гитлеровцы вынуждены были отступить. В госпитале Петрову ампутировали руки, однако он добился разрешения вернуться в родной полк, вместе с которым прошел потом до Одера. За исключительную отвагу и самоотверженность в борьбе с врагом В. С. Петрову дважды было присвоено звание Героя Советского Союза. Отражая контратаки противника, армии Воронежского фронта в сентябрьских боях расширили букринский плацдарм до 11 км по фронту и 6 км в глубину. На нем сосредоточились основные силы 27-й и 40-й армий, а также мотострелковые части 3-й гвардейской танковой армии.

 

В конце сентября севернее Киева, в районе Лютежа, форсировали: Днепр войска 38-й армии генерала Н. Е. Чибисова. Одной из первых здесь переправилась на противоположный берег группа из 25 бойцов под командованием коммуниста старшего сержанта П. П. Нефедова из 842-го стрелкового полка 240-й дивизии. В течение 20 часов пришлось ей вести бой с превосходящими силами противника. Отразив все их атаки, она удержала плацдарм. Старшему сержанту П. П. Нефедову было присвоено звание Героя Советского Союза, а бойцы группы удостоились орденов. Крупного успеха достиг Степной фронт, войска которого при форсировании Днепра 29 сентября штурмом овладели Кременчугом — важным узлом коммуникаций на его левом берегу. На правый берег, северо-западнее Верхне-Днепровска, первыми ступили войска 7-й гвардейской армии. В ночь на 25 сентября ее передовые подразделения, широко используя подручные переправочные средства, преодолели реку и захватили небольшие плацдармы. К утру сюда переправились основные силы стрелковых полков и часть артиллерии. Отражая ожесточенные контратаки, войска армии в течение пяти дней расширили занятые плацдармы в один общий, достигший 25 км по фронту и 15 км в глубину. К 30 сентября преодолели Днепр остальные армии. Успешному его форсированию способствовал ввод в сражение переданной фронту из резерва Ставки 37-й армии.

 

На Юго-Западном фронте форсирование Днепра началось 25 сентября. Войска 6-й армии генерала И. Т. Шлемина, овладев плацдармом в районе южнее Днепропетровска, развернули бои за его расширение.

 

К концу сентября советские войска четырех взаимодействовавших фронтов, одновременно форсировав Днепр, захватили на его правом берегу в разных местах 23 плацдарма. Нарушив оборону врага на этом мощном водном рубеже, они преодолели часть Восточного вала и создали условия для борьбы за расширение плацдармов.

 

Форсирование с ходу на огромном фронте такой широкой и глубоководной преграды и захват плацдармов стали возможны прежде всего благодаря высоким моральным качествам советских воинов, их беспримерному массовому героизму и большому воинскому мастерству. «Сражение за Днепр, — писала «Правда», — приняло поистине эпические размеры. Никогда еще не выделялось из множества храбрых советских воинов столько сверххрабрых. Красная Армия, давшая уже миру столько примеров воинской отваги, словно превосходит самое себя». За самоотверженность и героизм, проявленные при форсировании: Днепра и в боях на плацдармах, 2438 воинов всех родов войск — 47 генералов, 1123 офицера и 1268 сержантов и рядовых — были удостоены звания Героя Советского Союза. В результате наступления советских войск на Левобережной Украине были достигнуты выдающиеся успехи. Враг потерпел тяжелое поражение. Понеся огромные потери, он опять был вынужден отступить. Красная Армия очистила от фашистов значительную территорию и вызволила из фашистской оккупации миллионы советских людей. Приближалось завершение освобождения всей Украины.

 

Источники:
1. Уткин А., "Вторая Мировая война", Алгоритм, 2000
2. "Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история", Воениздат, 1984
3. "Великая Отечественная война, 1941-1945", Наука, 1999
4. "История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945", 1963
5. "История Второй мировой войны, 1939-1945", 1980

Автор: Олег Бегинин
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.