NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
22.10.2017 г.
 

Физическая, военная и идеологическая подготовка СС

Начальная подготовка проводилась в лагерях, расположенных вне городского гарнизона. Например, дивизия "Мертвая голова" располагалась в Дахау, полк "Дойчланд" в Мюнхене, а полк "Германия" в Гамбурге. Однако во всех начинаниях чувствовалось отсутствие последовательности, поэтому в 1936 году Гиммлер создает Инспекторат Войск СС, который возглавил бывший армейский офицер Пауль Хауссер (Harsser). Новые офицерские школы организовали в Бад-Тёльце и Брауншвейге. Были построены легкие, продуваемые всеми ветрами казармы и несколько учебных помещений. В разработке учебных программ, Хауссеру помогали два человека: Феликс Штайнер (Steiner) и Кассий Фрайхерр фон Монтиньи (von Montigny). Штайнер был членом штурмового отряда во время Первой Мировой войны и хотел организовать Войска СС по этому образцу. Штурмовые отряды представляли собой небольшие добровольческие группы, вооруженные до зубов не только первыми пистолетами-пулеметами, но и импровизированным оружием (связками гранат, щитами, похожими на те, что использовали средневековые рыцари, и отточенными как бритва саперными лопатками). Это была настоящая легкая пехота, какой в последствии станут гренадерские части СС. Штурмовики бросались в атаку на траншеи противника налегке, неся только оружие, боеприпасы и флягу с водой. Подобным образом, по мысли Штайнера, должны были действовать и Войска СС, предоставив армии роль пушечного мяса... Монтиньи во время 1-й Мировой войны был капитаном подводной лодки и привык к жесткой флотской дисциплине. Он и Штайнер предложили создать отряд, укомплектованный крутыми безжалостными и самодисциплинированными парнями, и это им в большой степени удалось. Парни, служившие в их отряде, обладали безрассудной храбростью и полнейшим безразличием к человеческой жизни. Позднее эти люди запятнали себя ужасными зверствами. Полную программу подготовки проходили полки "Дойчланд" и "Германия", в то время как "Лейбштандарт СС "Адольф Гитлер", часто привлекавшийся к парадам и смотрам, занимался подготовкой по сокращенной программе, уделяя больше внимания строевой подготовке. Та же, полная программа использовалась отрядом Теодора Айке, когда отряд "Мертвая голова" развернули в одноименную дивизию. Распорядок дня в эсэсовских частях был таков. Подъем в 6 утра, после чего часовая пробежка и завтрак, состоявший обычно из овсяной каши и минеральной воды. (Использование овсянки и минералки объяснялось приверженностью Гиммлера к диете и монополией Департамента экономики СС на эти оба вида продуктов). После завтрака личный состав надевал рабочую или повседневную форму одежды, в зависимости от планов на день. Каждый эсэсовец должен был в совершенстве владеть своим оружием. Сначала солдат обучали разбирать, чистить и собирать винтовки. Это происходило в классных комнатах, где инструкторы объясняли при помощи больших плакатов устройство винтовок и назначение каждой детали. Затем солдаты тренировались на своих винтовках, бесконечно отрабатывая навыки, день за днем, пока это у них не начинало получаться вслепую. Кроме того, солдат обучали устранять простые поломки. Затем следовали учебные стрельбы по мишеням, расстояние до которых постепенно увеличивали. Если солдат демонстрировал "боязнь оружия" или несмотря на постоянные тренировки не мог выполнить установленных нормативов, то его переводили из боевого подразделения на хозяйственную службу, поскольку даже Войска СС не могли обойтись без связистов, писарей, поваров и других должностей, имеющихся в армиях стран всего мира. После того, как солдаты поближе познакомились со своим оружием, начиналось обучение технике рукопашного боя, во время которого курсанты потрошили примкнутыми штыками мешки с песком. Инструкторы подчеркивали, что во время атаки солдату следует быть постоянно агрессивным, поскольку свирепость позволит завершить атаку быстро и с минимальными потерями. Наконец, квалифицированные специалисты по воинским искусствам обучали солдат приемам самообороны без оружия, после чего эсэсовцы отрабатывали эти приемы в учебных боях между собой. Во время этих учебных боев часто использовались винтовки с примкнутым штыком или штык сам по себе. Чтобы поддерживать в солдатах постоянный уровень агрессивности между ними постоянно проводили соревнования по боксу. Во время учебных боев солдаты преодолевали инстинктивный страх получить травму и старались первыми нанести удар, чтобы избежать ответа со стороны противника. В программе подготовки эсэсовцев большое внимание уделялось проведению спортивных соревнований. Солдаты занимались всевозможными видами спорта, не только для активного отдыха, как это было в армии, но и для самоподготовки, для развития ловкости и ускорения рефлексов. Разумеется, солдатам постоянно приходилось участвовать в бесконечных марш-бросках и кроссах без и с полной выкладкой, во время которых развивалась выносливость и стойкость. В середине дня солдаты обедали, а затем приводили в порядок казармы и свою униформу. Вечером курсантам разрешалось читать, писать письма домой, играть в карты и шахматы, причем шахматы особенно поощрялись за то, что способствовали развитию логического мышления и изворотливости ума. Счастливцы, не получившие каких-либо взысканий и выполнившие все требования начальства, могли получить увольнительную в город. В остальном подготовка эсэсовцев мало чем отличалась от подготовки солдат Вермахта. Дополнительное отличие заключалось в том, что эсэсовцы по меньшей мере три раза в неделю проводили политзанятия, на которых им разъясняли политику НСДАП, рассказывали о теории расового превосходства "арийской" нации над "унтерменьшами" (недочеловеками), евреями, цыганами, жидомасонами и коммунистами. После нападения на СССР в разряд унтерменшей попали славянские народы, однако для латышей, литовцев и эстонцев сделали исключение. Вскоре в разряд "арийцев" причислили украинцев, азербайджанцев и всех других, кто выступал против СССР, не разбирая его действительную национальность, так как на фронте стала ощущаться острая нехватка живой силы. Затем право называться "арийцами" было предоставлено индусам, палестинцам и гражданам всех европейских стран (за исключением Великобритании), признавшим девиз "Meine Ehre heist Treue" ("Моя честь - моя верность"), согласившимся дать клятву и служить в рядах СС. Таким образом, первоначальный идеализм постепенно предали забвению, а Войска СС превратились в интернациональную организацию, члены которых даже близко не соответствовали тем жестким требованиям, которые в свое время выдвигали Хауссер, Дитрих, Штайнер и прочая "старая гвардия". На политических занятиях солдатам настойчиво внушалась мысль, что они миссионеры нового "арийского ордена" и должны распространить власть этого ордена на весь земной шар. Постепенно солдатам объясняли положения нацистской философии, чтобы они знали за что идут сражаться. Иные солдаты искренне верили в эту чушь, другие относились ко всему скептически, но признавали, что все это требуется для возвращения былого могущества Германии. Подобное промывание мозгов в сочетании с личной преданностью фюреру превращала эсэсовцев в решительных солдат, способных без колебания пожертвовать своей, а тем более, чужой жизнью на поле боя. Конечно, некоторые из солдат увлеклись выдуманной Гиммлером мифологией, основывавшейся на мистической вере в реинкарнацию, привлекавшей пантеон древнегерманских языческих богов и использующую руническую символику. После того как курсант проходил начальный курс физической и идеологической подготовки, он, уже как достаточно опытный солдат, приступал к изучению более сложных дисциплин. Штайнер и его инструкторы настаивали на том, чтобы солдат Войск СС умел владеть собой и своим оружием соответственно с условиями поля боя, днем и ночью, в любую погоду. Индивидуальные тренировки продолжались и дальше, но теперь основной акцент делали на отработке групповых действий, сначала на уровне отделения (десять человек), затем уровень повышался вплоть до полка. Наконец, такой сработавшийся полк включался в состав дивизии. Таким образом, отличие в подготовке эсэсовцев по сравнению с солдатами из общевойсковых частей заключалось в культивировании агрессивности и в более тщательной отработке владения оружием. И если с агрессивностью было все в порядке, то с оружием, как мы увидим в дальнейшем, дело обстояло не так хорошо. Положение с оружием в СС очень походило на положение, возникшее в панцерваффе - танковых войсках Германии, которым срочно требовались более современные танки, но времени на их создание не хватало. Однако со временем ситуация исправилась. Гитлер убедился в надежности Войск СС и "за хорошую работу" предоставил своей гвардии преимущества в получении нового оружия. Обучение владению оружия происходило на двух уровнях. На первом уровне эсэсовцы в рамках отделений отрабатывали взаимодействие с оружием огневой поддержки роты - пулеметами, минометами, огнеметами и, позднее, панцерфаустами и панцершреками. При отработке взаимодействия использовались элементы теории игр, хотя основные положения этого раздела науки в те годы еще не были так четко сформулированы, как в наши дни. Давайте, например, рассмотрим такой случай. По цели площадью один квадратный метр, удаленной на 200 метров ведется огонь из винтовки. Вероятность попадания в цель - семь из десяти. При стрельбе по той же цели из пистолета-пулемета или штурмовой винтовки вероятность попадания составляет два из десяти, а при стрельбе из пулемета, установленного на сошнике - три из десяти. Однако не следует думать, что эффективность автоматического огня меньше. Следует еще учесть, что за время пока винтовка произведет 15 выстрелов, автоматическое оружие выстрелит 500 раз. Получается, что за то время пока из винтовки можно поразить цель около 10 раз, пулемет добьется 150 попаданий. Не нужно быть математиком, чтобы обобщить этот случай для любого расстояния для цели. Если мы примем за а - точность при стрельбе на расстояние 200 метров, то при стрельбе на расстояние D метров, точность можно выразить формулой A=a x (200/D). Теория игр вместе с данными, полученными на собственном опыте давали эсэсовцам множество подобных уравнений. Каждый солдат был обязан знать эти уравнения и уметь их применять на практике. Совершая подобные вычисления гренадеры СС выбирали наиболее эффективный в данной ситуации тип оружия: винтовку, пистолет-пулемет или пулемет. Таким образом, при подготовке малых подразделений поощряли солдат к экспериментированию с целью добиться наибольшего эффекта. Солдаты должны были учитывать тип местности, погоду, видимость, свои собственные возможности и возможности оружия. Некоторые из таких факторов были очевидны, например, с увеличением дальности стрельбы снижается точность огня, или с увеличением плотности огня противник залегает, а в это время можно проводить активные действия. Подобные умозаключения не представляют трудности даже для самого темного деревенщины, а использовать их на практике было сравнительно легко. Необходимо только предварительно потренироваться. Поэтому эсэсовцы часто тренировались с использованием боевых боеприпасов. Армейские начальники не одобряли подобных методов, поскольку постоянная игра с оружием часто приводила к несчастным случаям. Однако если смотреть на это со стороны, подобная методика тренировки сохраняла человеческие жизни, поскольку у хорошо подготовленного солдата намного больше шансов остаться в живых во время реального боя. Эффективность обучения с использованием боевых боеприпасов в настоящее время признана везде, но пальма первенства в этой области принадлежит войскам СС. С другой стороны подобная тренировка часто приводила к тому, что солдаты начинали считать себя "совсем крутыми парнями" и переоценивали свои силы, что вместе с недостаточно четким руководством привело к тому, что на первых этапах войны Войска СС несли неоправданно большие потери. Кроме боевых стрельб подготовка Войск СС имела по сравнению с подготовкой армейских частей еще две особенности. Во-первых, от солдат СС требовалась полная дисциплина, в том числе и внутренняя. Только тогда солдат мог доверять своим товарищам, если знал, что они прошли такую же школу, что и он. Во-вторых, Штайнер старался не допустить в рядах СС традиционного для прусской армии барьера между солдатами и офицерами. В Войсках СС солдаты и офицеры в свободное время общались на равных, и обычно обращались друг к другу "Kamerad" ("друг, товарищ"), а не по званию. Добиться этого было нелегко, поскольку в Германии в 30-х годов социальное расслоение было очень велико, но дело облегчалось тем, что все члены НСДАП оценивали друг друга не по знатности происхождения, а по личным качествам. Примером такой политики стал взлет "Зеппа" Дитриха, который в армейской среде вряд ли смог бы получить звание выше унтер-офицерского, а в рядах СС стал сначала полковником, а затем и генералом. Примерно ту же политику проводил и Наполеон, утверждая, что в каждом солдатском ранце лежит маршальский жезл. Кстати, Гитлер принял на вооружение и другой принцип Наполеона: "дайте мне больше медалей и я выиграю вам любое сражение", учредивший такие награды, как, например, Рыцарский крест Железного креста. В результате появилась армию, которую можно было победить только числом, поскольку в умении она превосходила все другие армии мира. Так был заложен фундамент будущего успеха Войск СС. Если провести сравнение, то в Войсках СС честь мундира берегли, наверное, также ревностно, как в полках английской армии. Поскольку полки СС укомплектовывались на добровольной основе, вместе проходили подготовку и все солдаты полка носили на манжете рукава название своей части, то полковое единство было намного сильнее, чем в аналогичных армейских частях. Как и в английской армии, немецкие добровольцы подчеркивали свой профессионализм. Кроме того, общей чертой английских регулярных полков и Войск СС была любовь к спорту. Но имелось и одно весьма существенное различие между Войсками СС и английской (да и немецкой тоже) армиями. Дело в том, что отношения между офицерами и рядовыми в Войсках СС были намного более дружественными, чем это имело место в других армиях мира. Дело заключалось не только в том, что каждый офицер СС на заре своей карьеры был обязан два года прослужить рядовым. Но каждый офицер СС должен был объяснить своим подчиненным мотивы своих приказов (разумеется, после боя; если приказ отдан, его надо выполнять, но солдат имеет право знать зачем он выполнял приказ). Подобным образом создавалось взаимное доверие между солдатами и офицерами. Теодор Айке, занимавшийся формированием дивизии "Мертвая голова" в Дахау, пошел еще дальше. Занимаясь подготовкой унтер-офицеров, Айке регулярно питался в солдатской столовой и развесил по гарнизону ящики, куда солдаты могли опускать свои предложения и пожелания, не называя при этом себя. Гиммлер хотел, чтобы Войска СС стали своеобразным братством, семьей. В результате солдаты научились доверять своим офицерам и друг другу. Совершенно иной ситуация была в большинстве других армий мира, где между офицерами и солдатами пролегала невидимая черта. Однако в дальнейшем эта идея единства потеряла свою былую силу, особенно быстро процесс разобщения начался когда на службу стали принимать добровольцев негерманского происхождения.