NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
17.10.2017 г.
 

Нападение на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 года

Однозначно ответить на вопрос о причинах трагедии Пёрл-Харбора, по-видимому, невозможно. Американские историки в большинстве своем акцентируют внезапность и «вероломность» японского нападения. Действительно, в сложной международной обстановке 1930-х гг. США всеми силами старались сохранить мир на Тихом океане и не допустить обострения отношений с Японией. Делалось это не только и не столько из соображений миролюбия. Просто командование американских вооруженных сил считало, что их страна не готова к борьбе на два фронта в грядущей мировой войне, и в качестве приоритетного выбрало европейское направление. Американцы не только не вмешались в японо-китайскую войну, но даже не отреагировали на уничтожение японскими самолетами американской канонерки «Пэнаи», которая принимала на борт эвакуирующихся сотрудников посольства США (инцидент произошел на реке Янцзы 12 декабря 1937 г.). Продолжались поставки в Японию нефти и металлолома; весной 1941 г. конгрессмен Дж.Кифи даже обвинил правительство демократов в том, что «вооружая Японию, США стали ее партнером по агрессии». 17 августа 1941 г. президент Рузвельт заявил, что если Япония «пойдет на дальнейшие действия для установления господства над соседними странами при помощи силы или угрозы силой, то США предпримут все возможные шаги для охраны своих законных прав и интересов». Это не только не остудило горячие головы в руководстве японской армии, но дало новые козыри в руки экстремистов. 16 октября 1941 г. правительство Коноэ, который был противником войны с США и предпринимал отчаянные, но безуспешные попытки договориться с американцами о разделе сфер влияния, ушло в отставку, и новый премьер-министр (57-летний генерал Тодзио) отдал приказ готовиться к нападению на Пёрл-Харбор. Японскому послу в Вашингтоне была передана директива, согласно которой устанавливался предельный срок переговоров с США - 25 ноября 1941 г. После этой даты переговоры следовало продолжать лишь в целях маскировки истинных намерений Японии. Но даже в таких форс-мажорных обстоятельствах министерство иностранных дел Японии 20 ноября 1941 г. предприняло последнюю попытку достичь соглашения с США: японский посол Номура предложил правительству Рузвельта довольно мягкий проект мирного договора: стороны должны были взять на себя обязательство не продвигать своих сил в любые районы Юго-Восточной Азии и южной части Тихого океана (за исключением Индонезии, где уже находились японские войска). Япония обещала вывести свои войска из Индокитая после заключения мира с Китаем. Взамен США должны были восстановить торговые отношения с Японией и поставлять ей необходимое количество нефти. Ответ США был неожиданно жестким: от Японии требовали добровольно отказаться от всех завоеваний и восстановить положение, существовавшее 18 сентября 1931 г. Эта нота получила название Программы десяти пунктов; японской стороной она была расценена как ультиматум. 2 декабря японское правительство запросило у союзных ей Германии и Италии формальные обязательства в том, что они будут воевать совместно с Японией против США. В ответ Муссолини в свойственной ему высокопарной манере заявил, что японо-американская война неизбежна «ввиду крайнего тупоголовия Соединенных Штатов и склочной натуры президента Рузвельта»; Риббентроп же просто передал в Токио (4 декабря 1941 г.) текст германо-итальянско-японского договора о совместном ведении войны и о незаключении сепаратного мира. Высокомерный тон, взятый американскими дипломатами на переговорах с Японией, отчасти объяснялся уверенностью высшего руководства и командования флотом США в том, что в 1941 г. «основные усилия Японии будут направлены против приморских провинций России». До 7 декабря 1941 г. начальник разведки Тихоокеанского флота Лейтон получил «50 сообщений из различных источников о том, что японцы, вне всякого сомнения, уже на следующей неделе нападут на Россию». Американская разведка докладывала: в распоряжении Японии находится 51 дивизия; из них 21 располагается в Китае, 13 - в Маньчжурии, 7 - в метрополии. Таким образом, для войны с Великобританией и США Япония могла использовать лишь 11 дивизий. Исходя из этих данных, военные аналитики прогнозировали японскую агрессию против СССР, считая нападение на британские колонии и США маловероятным. В Японии действительно имелась весьма влиятельная партия, требовавшая нападения на Советский Союз. Представителями этой партии были некоторые высшие чины в командовании сухопутными силами Японии. Однако руководство военно-морским флотом настаивало на нанесении удара в южном направлении. Отношения между армией и флотом обострились настолько, что в штабе сухопутных сил стали открыто говорить, что флот - чуть ли не главный враг страны. Отдельные экстремистски настроенные армейские офицеры даже выражали готовность расправиться с «изменниками, свившими гнездо в Военно-морском министерстве». В результате командование флота было вынуждено весной 1939 г. установить пулеметы в здании Министерства, охрану которого теперь нес целый батальон морской пехоты. Поскольку по количеству военных кораблей Япония значительно уступала США, японское морское командование сделало ставку на качественное превосходство. К началу войны в составе японского флота находились не только самые современные линкоры, но и шесть лучших в мире авианосцев. Руководители Военно-морского министерства прекрасно понимали, что, пока на Гавайских островах располагается мощный Тихоокеанский флот США, действия армии и флота их страны в районе Южных морей будут находиться под постоянной угрозой удара с фланга. Поэтому главнокомандующий Объединенным флотом Японии адмирал Исороку Ямамото (участник Цусимского сражения, во время которого он потерял два пальца левой руки) предложил одновременно с наступлением на юг нанести удар с воздуха по Пёрл-Харбору. Операция типа задуманной японскими флотоводцами была ранее проведена в Европе: в ночь на 11 ноября 1940 г. самолеты-торпедоносцы английского авианосца «Иллюстриос» уничтожили один и серьезно повредили два итальянских линкора, стоявших на базе Таранто в Ионическом море. После этого адмирал Ямамото окончательно уверовал, что находится на правильном пути. 7 января 1941 г. он подал военному министру Косиро Оикава докладную записку, где впервые официально предложил начать войну против США с налета на Пёрл-Харбор. Не ожидая санкции правительства, Ямамото на свой страх и риск начал подготовку данной операции. К разработке плана атаки был привлечен морской летчик-ас Минору Гэнда, который предложил авианосцам подойти к базе американского флота не на 500-600 миль (как планировал Ямамото), а на втрое меньшее расстояние и использовать для нападения на корабли не только торпедоносцы, но и бомбардировщики - обычные и пикирующие. Шансы на успех Гэнда оценил как 60 из 100. После удара по кораблям Гэнда предлагал высадить десант на острова и захватить их, лишив США опорной базы на Тихом океане. Гэнда сумел решить очень важную техническую проблему: дело в том, что торпеды того времени были эффективны только при глубине воды не менее 25 метров - в противном случае они зарывались в грунт. Глубина же гавани Пёрл-Харбор в среднем равнялась 10 метрам. По рекомендации Гэнды на корпусах торпед были укреплены деревянные стабилизаторы. На авианосцы были собраны лучшие летчики страны, в том числе такие асы, как торпедоносец С.Мурата, пилот «пикирующего бомбардировщика № 1» Т.Эгуса, летчик-истребитель С.Итайя. Практическое руководство подготовкой летного состава было поручено капитану первого ранга Мицуо Футида. Методом проб и ошибок Футида установил, что оптимальная высота бомбометания с горизонтального полета - 3000 метров; работать следует не определенными уставом девятками, а пятерками самолетов; пикирующим же бомбардировщикам для эффективного поражения цели необходимо выходить из пике на высоте 450, а не 600 метров. Действия торпедоносцев оказались бы неэффективными, если бы американские корабли были защищены противоторпедными сетями. Поэтому Футида предложил первым летчикам направить самолеты в борт кораблей, что нашло полное понимание как у командования, так и у летного состава авианосцев. Однако впоследствии оказалось, что американцы, понадеявшись на мелководность гавани Пёрл-Харбора, отказались от использования противоторпедных сетей. Возникла и еще одна проблема: оказалось, что на вооружении японской армии нет бомб, способных пробить палубную броню линкоров. Выход был найден: на пикирующие бомбардировщики доставили 15- и 16-дюймовые бронебойные снаряды с приделанными стабилизаторами. Однако консерваторы в военном руководстве страны предлагали следовать старому плану, согласно которому инициатива отдавалась флоту США. Предполагалось подвергнуть американские корабли на пути к Японии атакам подводных лодок, а затем уничтожить силами надводного флота. Ямамото удалось добиться утверждения своего плана, но командование подводного флота внесло свои коррективы, предложив использовать в гавани Пёрл-Харбор 5 новых сверхмалых подводных лодок. Доставить их туда должны были обычные субмарины. Несмотря на протесты (Ямамото считал, что присутствие подводных лодок будет заблаговременно обнаружено американцами и сорвет внезапность удара авиации), подводники добились своего. Большую роль в подготовке нападения на Пёрл-Харбор сыграли генеральный консул Японии в Гонолулу Нагао Кита и сотрудник консульства Тадео Есикава, сумевшие передать в штаб военно-морских сил своей страны ряд ценнейших сведений о Тихоокеанском флоте США. Последней проверкой стал рейс на Гавайские острова японского лайнера «Тайё Мару», который вышел из Йокогамы 22 октября 1941 г. Судно прошло курсом, по которому через месяц должен был проследовать Первый воздушный флот Японии. Офицеры разведки, исполнявшие роль обслуживающего персонала лайнера, сумели определить границы воздушного патрулирования американцев: 200 миль к северу от Оаху. Исходя из всех данных, руководство военно-морских сил Японии было готово к тому, что в ходе боев у Пёрл-Харбора погибнет треть японской эскадры, которая получила название Кидо Бутай (Ударный отряд). Тихоокеанский флот США был создан в 1919 г. Обычно он базировался в Калифорнии, лишь периодически выдвигаясь к Гавайским островам. Однако в связи со сложной международной обстановкой 7 мая 1940 г. Тихоокеанский флот получил официальное предписание остаться в Пёрл-Харборе на неопределенное время. Стратегические выгоды от размещения американского флота на Гавайских островах были неоспоримы и признавались даже японцами. Адмирал Сигэру Фукудоме, например, говорил: «Пока [американский] флот оставался на Гавайях, складывалась стратегическая обстановка несравненно более напряженная и угрожающая Японии, чем тогда, когда флот был на базах на Тихоокеанском побережье США». Однако в таком расположении американского флота были и минусы, что было наглядно продемонстрировано во время маневров 1932 г.: адмирал Г.Ярнелл, выступавший в роли нападавшей стороны, оставив позади линкоры и крейсеры прикрытия, повел в атаку лишь два авианосца. 152 самолета подвергли «внезапной бомбардировке» аэродромы близ Пёрл-Харбора и «уничтожили» самолеты обороняющейся стороны. Выводы, которые были сделаны военным руководством США, поражают своей парадоксальностью: «Сомнительно нанесение сильного удара с воздуха по Оаху перед лицом сильной авиации, защищающей остров. Авианосцы будут поражены, а нападающие самолеты понесут большие потери». Японцы оценили итоги маневров иначе: «В случае базирования главных сил американского флота в Пёрл-Харборе военные действия надлежит открыть внезапными ударами с воздуха». Совместные учения армии и флота США в 1937 г. вновь выявили уязвимость Пёрл-Харбора: 400 «вражеских» самолетов «уничтожили» аэродромы Оаху и на следующий день остров был «захвачен» десантом «противника». Посредники сочли, что нападавшие потеряли всего один линкор. В октябре 1940 г. командующий Тихоокеанским флотом США Дж.Ричардсон сумел добиться приема у президента Ф.Рузвельта и попытался убедить его отозвать флот с Гавайских островов. Не встретив понимания, он осмелился заявить президенту: «Высшие офицеры флота не доверяют гражданскому руководству нашей страны, а без этого нельзя успешно вести войну на Тихом океане». В результате 12 января 1941 г. Ричардсон был снят со своего поста (военно-морской министр Ф.Нокс так объяснил это решение адмиралу: «Во время беседы Вы обидели президента»). 1 февраля 1941 г. командующим Тихоокеанским флотом США был назначен Х.Киммель, ранее возглавлявший эскадру крейсеров. Киммель обнаружил, что при нападении противника флоту полагалось оборонять только свои корабли, а защита Пёрл-Харбора возлагалась на армейский гарнизон Гавайских островов, который насчитывал 2490 офицеров и 40 469 солдат, имел на своем вооружении 82 трехдюймовых зенитных орудия, 20 37-миллиметровых орудий, 109 крупнокалиберных пулеметов. Командовал им генерал У.Шорт, назначенный на эту должность 4 февраля 1941 г. Киммель прекрасно понимал, что отсутствие единого командования не позволяет организовать эффективную оборону Пёрл-Харбора, однако он хорошо усвоил урок, который высшее руководство страны преподало Ричардсону, и не досаждал докладными записками начальству в Вашингтоне. Для эффективного патрулирования окрестностей острова Оаху с воздуха требовались как минимум 250 летающих лодок «Каталина», в то время как в распоряжении Киммеля имелся всего 81 такой самолет. Поэтому перед командующим американским флотом встала нелегкая задача выбора приоритетных направлений воздушного патрулирования. Южные, западные и северо-западные подступы к Гавайям прикрывались островами, принадлежавшими США, но угроза нападения с этих направлений казалась наибольшей, так как здесь расстояние от японских владений было наименьшим. В результате было оставлено без внимания северное направление, откуда японские авианосцы незамеченными подошли к Пёрл-Харбору. Высшее руководство США было уверено, что в 1941 г. Япония не начнет войну на Тихом океане. Поэтому с 21 апреля 1941 г. началась переброска кораблей Тихоокеанского флота в Атлантику. Первым ушел авианосец «Йоркстаун» с эскортом эсминцев, за ними отправились линкоры «Миссисипи», «Айдахо», «Нью-Мексико». Всего Тихоокеанский флот лишился 1 авианосца, 3 линкоров, 4 легких крейсеров, 17 эсминцев, 10 вспомогательных судов, 3 танкеров и 3 транспортов. Кроме того, накануне японского нападения из Пёрл-Харбора для решения оперативных задач в сопровождении крейсеров и эсминцев ушли к островам Мидуэй и Уэйк два оставшихся авианосца («Энтерпрайз» и «Лексингтон»). Отсутствие американских авианосцев в гавани Пёрл-Харбора очень расстроило японских асов, которые прекрасно понимали их значение в современной войне.Всего 7 декабря 1941 г. в Пёрл-Харборе находилось 96 американских кораблей, в том числе 8 линкоров. На аэродромах острова Оаху базировались 227 военных самолетов. С 3 июня 1941 г. на Гавайях были развернуты радиолокационные станции, но работали они только с 4 часов ночи до 11 часов утра, в воскресные же дни (каким и был день 7 декабря) - лишь с 4 до 7 часов. Однако в тот день служащие одной из станций решили потренироваться и в 7 часов 2 минуты на расстоянии 136 миль от Оаху ими была обнаружена большая группа самолетов. В 7 часов 15 минут эта информация была передана в информационный центр, но там находились лишь дежурный телефонист и лейтенант истребительной авиации Тайлер, который решил, что речь идет об американских бомбардировщиках «Б-17», которые якобы (офицер где-то слышал об этом) должны были в ближайшее время прибыть из США на Гавайи. Важнейшая информация не была принята к сведению. Следует сказать, что в 8 часам к острову Оаху действительно подлетели 12 бомбардировщиков «Б-17» из Сан-Франциско. Они были атакованы японскими истребителями, получили повреждения, но благодаря своей живучести сумели совершить посадку. Кроме того, усилиями японских истребителей (и зенитной артиллерии обороняющейся стороны) в этот день были сбиты 5 из 19 самолетов-торпедоносцев, посланных в Пёрл-Харбор с американского авианосца «Энтерпрайз». Однако не будем забегать вперед. В ночь на 18 ноября 1941 г. подводные лодки (в том числе 5 субмарин - носителей сверхмалых подводных лодок, в задачу которых входило проникновение в гавань Пёрл-Харбора) отправились к Гавайским островам. 20 других субмарин должны были образовать завесу вокруг Гавайских островов. Корабли основной группы Кидо Бутай, командование которой было поручено адмиралу Нагумо, собрались в заливе Танкан на острове Итуруп 25 ноября. Немного позже к ним присоединился авианосец «Кага», который перед этим зашел в Нагасаки, чтобы принять на борт модернизированные торпеды, изготовленные концерном «Мицубиси» (управляющий отделением этого концерна Юкиро Фукуда предполагал, что такое оружие очень пригодится «в мелководной гавани Владивостока»). Утром 26 ноября японские корабли вышли в открытое море и взяли курс на Гавайские острова. Помимо 6 авианосцев в состав Кидо Бутай были включены 2 новейших линкора, 3 подводные лодки, несколько крейсеров, эсминцы, танкеры и вспомогательные суда. Боевой дух экипажей кораблей был необычайно высоким, большинство молодых пилотов авианосцев были уверены, что погибнут в бою, и боялись только того, что «атака окажется неудачной и им придется неудачниками возвращаться в Японию» (Футида). 6 декабря 1941 г. командование Первого воздушного флота убедилось, что японские корабли не обнаружены американцами. В тот день около 11 часов 30 минут на мачте флагмана группы - авианосца «Акаги» - был поднят флаг, который нес на себе флагманский броненосец адмирала Того («Микаса») в Цусимском сражении, и движение Кидо Бутай к Пёрл-Харбору стало неотвратимым. Атаковать американский флот теперь следовало даже при потере внезапности нападения. В 6 часов 7 декабря истребители «Зеро» первыми покинули авианосцы; один из них упал в море. За истребителями поднялись в воздух бомбардировщики и торпедоносцы. В 6 часов 20 минут командирский бомбардировщик Футида повел на Пёрл-Харбор самолеты первой волны: 40 торпедоносцев, 51 пикирующий бомбардировщик, 49 бомбардировщиков, 43 истребителя (всего - 183 самолета). В 7 часов 15 минут стартовала вторая волна: 78 пикирующих бомбардировщиков, 54 бомбардировщика, 36 истребителей. 39 истребителей остались на авианосцах для отражения возможной контратаки противника. В 7 часов 35 минут Футида услышал прогноз погоды в районе цели, переданный диктором радиостанции Гонолулу: «Разорванная облачность ... главным образом над горами... Высота 1500 метров, видимость хорошая». Эта информация помогла японцам правильно построить самолеты для атаки на Пёрл-Харбор. В 7 часов 49 минут Футида дал сигнал к атаке в условиях внезапности нападения (чёрная ракета) - и вниз устремились самолеты-торпедоносцы. Однако истребители пропустили сигнал; вторая чёрная ракета была расценена пилотами бомбардировщиков как сигнал к утрате внезапности и в результате, в нарушение всех планов, они устремились в атаку одновременно с торпедоносцами. В 7 часов 55 минут, едва на кораблях американского флота отзвучали звуки горна, возвещавшие начало церемонии подъема флага, на палубы упали первые бомбы. Зенитный огонь американцев был плохо организован; на многих кораблях боевые погреба оказались под замком, и двери, ведущие к ним, пришлось взламывать. В суматохе боя орудия заряжались учебными снарядами. Плохая боевая подготовка зенитчиков привела к тому, что на Гонолулу упало 39 американских снарядов; городу был нанесен ущерб, оцененный в 500 000 долларов, погибли 65 и были ранены 35 мирных жителей. Через 8 минут после поражения первой торпедой перевернулся линкор «Оклахома», в помещениях которого нашли смерть около 400 человек. Линкор «Аризона» погиб в результате прямого попадания бомбы в носовые боевые погреба. На его борту в тот момент находились 1102 человека. Линкор «Вест-Вирджиния» загорелся и сел на дно на ровном киле, линкор «Калифорния» затонул прямо у пирса. Из 8 линкоров только один («Невада») сделал попытку выйти из ловушки Пёрл-Харбора, однако из-за страха, что корабль будет потоплен на фарватере и «закупорит» выход из гавани, командование флота приказало посадить линкор на мель. Старый линкор «Юта», служивший в качестве учебной мишени, из-за необычного вида палубы был принят японскими пилотами за авианосец и подвергся массированным атакам с воздуха, в результате которых перевернулся. Всего за утро 7 декабря японская авиация потопила 5 линкоров из 8 и серьезно повредила 3 оставшиеся; были выведены из строя, но остались на плаву 3 легких крейсера; повреждены или потоплены 4 вспомогательных судна; сильно пострадали 3 эсминца. Все эти цели были поражены с воздуха. Атаки сверхмалых подводных лодок оказались безуспешными: 2 из них были потоплены, 2 - пропали без вести, одна застряла на рифах, один их членов ее экипажа вплавь добрался до берега и попал в плен. Кроме того, одна большая подводная лодка была потоплена у входа в Пёрл-Харбор. Одновременно с кораблями японцы атаковали аэродромы противника, на которых были уничтожены 188 и серьезно повреждены 128 самолетов. Лишь 10 американским самолетам удалось подняться в воздух. Героями дня стали лейтенанты Дж.Уэлч и Кен Тайлор, которым удалось сбить 7 вражеских самолетов. Японская авиация потеряла 29 самолетов: 9 в первой волне и 20 во второй. 74 самолета были повреждены, но сумели вернуться на авианосцы. В 9 часов 45 минут последние японские самолеты, выполнив поставленную задачу, повернули назад. Но еще в течение получаса Футида оставался в небе над Пёрл-Харбором, хладнокровно оценивая размеры ущерба, - и ни один американский самолет не смог подняться в воздух, чтобы атаковать одинокий бомбардировщик. Затем Футида направился к месту сбора, нашел 2 отставших истребителя (истребители не имели радиопередатчиков и назад лететь могли только следуя за другими самолетами) и благополучно привел их к авианосцам. Один из японских самолетов совершил вынужденную посадку на небольшом гавайском островке Ниихау. Его пилот был взят местными жителями в плен, но 12 декабря с помощью жившего на острове японца завладел единственным имевшимся оружием (револьвером и двустволкой) и захватил власть на острове. Однако уже 13 декабря пилот был убит в схватке с местными жителями, а его союзник застрелился. По воспоминаниям американского штабного офицера, находившегося в тот момент на командном пункте, «паники не было, царил упорядоченный ужас». Неразбериха продолжалась и после отхода японских самолетов. Из разных мест поступали сообщения о высадке японских десантов, разнесся слух, что японские агенты отравили источник воды у аэродрома Эва - и люди, употреблявшие эту воду, действительно почувствовали себя плохо и были госпитализированы. Ходили слухи, что проживающие на Гавайях японцы вот-вот поднимут восстание. В то же время передавались сообщения, что «русские бомбят Токио». На берегу срочно рылись окопы, подразделения 27-го и 98-го полков вступили в перестрелку, в результате которой многие солдаты были ранены. Пулеметчик в порту расстрелял двух моряков, спасшихся с «Юты». В море американский бомбардировщик атаковал американский же крейсер «Портленд», но, к счастью, не попал в цель. Через много часов после японской атаки 6 истребителей авианосца «Энтерпрайз» (искавшие японские корабли), исчерпав запас топлива, подлетели к Пёрл-Харбору. Все корабли и зенитные батареи базы были предупреждены, что заходящие на посадку самолеты - американские. Тем не менее, как только истребители оказались в зоне видимости, линкор «Пенсильвания» открыл огонь, его примеру последовали все остальные корабли. 5 самолетов были сбиты, а один из трех успевших выпрыгнуть с парашютом пилотов расстрелян в воде... Японские же самолеты были вновь заправлены горючим, пилоты рвались в бой. Гэнда горячо доказывал, что необходимо нанести удары по стратегическим объектам на суше (топливные емкости, доки и мастерские), найти и уничтожить авианосцы противника. Однако адмирал Нагумо приказал лечь на обратный курс, чего Гэнда и Футида так никогда и не простили ему. Позже, в 1946 г., адмирал Киммель заявил, что, «если бы японцы уничтожили тогда запасы нефти, хранившиеся в наземных хранилищах ... это бы заставило наш флот отойти к Тихоокеанскому побережью США». Американский историк Г.Прандж согласен с Киммелем в том, что «не воспользовавшись шоком, замешательством и смятением на Оаху, не использовав полностью преимуществ внезапного нападения ... не превратив в пыль базу Пёрл-Харбор, не уничтожив громадные запасы нефти, не разыскав и не пустив на дно американские авианосцы, Япония совершила первую и, вероятно, самую большую стратегическую ошибку во всей войне на Тихом океане». Получившие приказ об отходе японские корабли благополучно достигли берегов Японии. Людские потери американской стороны в тот день: флот - 2008 человек убиты и 710 ранены; армия - 218 убиты и 364 ранены; морская пехота - 109 убиты и 69 ранены; гражданское население - 68 убиты и 35 ранены; всего - 2403 убиты и 1178 человек ранены. Погибли 55 японских пилотов и 9 человек из экипажей сверхмалых подводных лодок. Несколько десятков человек погибли на большой подводной лодке. Благодаря мелководности гавани Пёрл-Харбор большинство американских кораблей впоследствии удалось поднять с морского дна, отремонтировать и ввести в строй - кроме линкоров «Аризона» и «Оклахома», корабля-мишени «Юта», эсминцев «Кессин» и «Даунс». Автор: Олег Бегинин