NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
18.08.2017 г.
 

Ухудшение позиции Британии 1940-1941 гг.

Чтобы лучше понять ход биты за Крит, а особенно ту роль, которую сыграл в этой эпопее Королевский Флот, необходимо коротко рассмотреть события пред­шествующих 11 месяцев. Особое внимание нам придет­ся уделить личности главнокомандующего Средиземно­морским флотом. Адмирал сэр Эндрю Браун Каннингхэм, обычно из­вестный как АБК, был полон решимости захватить гос­подство на море и удержать его. Его концепция морской мощи была предельно ясной: способность использовать море там, где этого требуют британские и имперские интересы, и способность подавить любое противодействие этим интересам. Если противник имеет превосходство в кораблях, то первой задачей АБК становилась нейтрали­зация этого превосходства, чтобы устранить всякую уг­розу британским транспортам с войсками и снабжением. Он всегда предельно серьезно относился к традицион­ной обязанности Королевского Флота благополучно до­ставить части британской армии туда, куда ему прикажут. В то же время его собственный флот должен быть способен помешать перевозке врагом войск и снабжения. Мы всегда будем помнить его сигнал от 22 мая 1941 года, в день, когда его флот понес тяжелые, почти катастрофи­ческие потери от действий вражеской авиации. Он пере­дал своим кораблям: «Терпите до конца. Флот не оставит армию. Ни один вражеский солдат не прибудет на Крит морем». Этот сигнал полностью соответствовал его любимой поговорке: «Флоту требуется 3 года, чтобы построить новый корабль, и 300 лет, чтобы создать новую тради­цию». Его боевой настрой и талант командира позволили флоту пережить страшное испытание Критом. Вступление Италии в войну на стороне Германии 11 июня 1940 года вслед за крушением Франции сильно ухуд­шило положение Британии на Средиземном море. Ита­льянский флот имел заметное преимущество в силах над британским Средиземноморским флотом. Твердость и такт, проявленные Каннингхэмом и его штабом во вре­мя сложных болезненных переговоров, позволили разо­ружить французские корабли эскадры вице-адмирала Годфруа, стоявшие в Александрии. Это застраховало их от попадания в руки противника. Потом британский Сре­диземноморский флот получил подкрепления и перенес главную базу с Мальты на восток в Александрию. Мальта стала одной из главных головных болей Кан­нингхэма. Он был полон решимости удержать остров, который был главной базой британского флота почти полтора столетия. Из Александрии на Мальту шли кон­вои с продовольствием, обратные конвои вывозили с острова оборудование и технический персонал, необхо­димый для ремонта и обслуживания кораблей флота на новой, относительно плохо оборудованной базе. Главно­командующий также использовал эти конвои как при­манку для итальянского флота. 9 июля 1940 года произош­ло столкновение возле Калабрии. Казалось, что неизбежно генеральное сражение. Итальянцы имели 2 линкора, 12 крейсеров и множество эсминцев. Однако итальянский флагманский линкор получил попадание снарядом с «Уорспайта» с расстояния 13 миль, после чего итальян­ский адмирал немедленно вышел из боя. Каннингхэм сообщил Первому Морскому Лорду, что ему требуется еще по крайней мере 1 линкор, кроме модернизированного «Уорспайта», который может стре­лять на те же расстояния, что и 2 новых итальянских линкора типа «Литторио», имевшие 15" орудия. Далее он подчеркивал, что ему также требуется один из новых бронированных авианосцев, чтобы обеспечить истреби­тельное прикрытие флоту и конвоям, когда они нахо­дятся вблизи от вражеских берегов. В результате в сентяб­ре 1940 года его флот получил модернизированный лин­кор «Вэлиант», авианосец «Илластриес» и 2 только что переоборудованных крейсера ПВО «Калькутта» и «Ко­вентри». Это снизило превосходство итальянцев в силах. А ре­шительный удар по этому превосходству был нанесен ночью 11 ноября 1940 года, когда «Илластриес» подо­шел на 170 миль к Таранто и поднял самолеты, чтобы атаковать итальянский флот прямо в гавани. Линкор «Ка­вур» был потоплен торпедой, два других — новый «Лит­торио» и модернизированный «Дуилио» — были повреж­дены и вышли из строя. Это был огромный успех ВСФ и их молодых неопытных летчиков. Чтобы захватить контроль над Восточным Средизем­номорьем, Муссолини 28 октября 1940 года предательс­ки напал на Грецию, но встретил совершенно неожи­данный отпор. Через 3 месяца греки вышвырнули италь­янские войска за албанскую границу, дав таким образом Гитлеру предлог для вторжения на Балканы. Он намере­вался нейтрализовать Грецию и Турцию и поставить под угрозу британское господство в Восточном Средиземно­морье. Гитлер также послал в Сицилию на помощь Ред­жиа Аэронаутика свой хорошо обученный Х авиакорпус. Это оказало решающее воздействие и помогло Оси зах­ватить господство в воздухе над узким проливом между Сицилией и Тунисом. К сомнительной опасности италь­янских горизонтальных бомбардировщиков прибавились смертоносные удары германских пикировщиков. Корабли итальянского флота в 1940 году были просто прекрасны, когда речь шла о скорости, вооружении, маневренности. Однако они страдали от 2 серьезных де­фектов. Одним из них была полная неподготовленность к ночным боям, а вторым было отсутствие авианосцев. Муссолини выступал против постройки авианосцев, ошибочно решив, что с любыми кораблями противни­ка, включая авианосцы, справятся базовые горизонталь­ные бомбардировщики. Удар по Таранто поколебал эту уверенность, а поражение при Матапане полностью ее рассеяло. Однако было уже слишком поздно. Единствен­ный итальянский авианосец «Аквила» был уничтожен незадолго до ввода в строй. 9 декабря 1940 года при поддержке флота Каннингхэ­ма генерал сэр Арчибальд Уэйвелл начал свое блестя­щее наступление на Сиди Баррани. К 15 декабря Египет был полностью очищен от итальянских войск. 9 февраля 1941 года британская Армия Нила стояла перед Эль Агейлой, пройдя на запад более 600 миль и захватив 130000 пленных. 10 января, когда флот Каннингхэма встретил в Сици­лийских узостях идущий на восток конвой, крупное со­единение Ju-87 и Ju-88 атаковало «Илластриес». Авиано­сец был серьезно поврежден попаданиями 6 бомб, одна­ко сумел добраться до Мальты, а потом ушел в Алексан­дрию. Ему требовался капитальный ремонт, который про­водился в Соединенных Штатах. 11 января крейсер «Саутгемптон» был атакован и потоплен пикировщиками. Присутствие Люфтваффе в Сицилии серьезно затрудня­ло передвижение британских кораблей. Нейтрализация «Илластриеса» была сильным ударом, однако в Южной Атлантике действовал новый авианосец «Формидебл», который прибыл в Александрию 10 марта. Ему пришлось буквально «протискиваться сквозь канал, забитый обломками судов, часто имея буквально по паре футов пространства по бортам». У Каннингхэма снова появился современный авиано­сец. Учитывая новые методы атак германских пикиров­щиков, он решил, что «эсминцы прикрытия будут ста­вить огневую завесу над избранным кораблем, возмож­но, авианосцем. Я также намерен держать в воздухе над флотом 12 истребителей». Адмирал Редер убеждал итальянцев проявить актив­ность и атаковать британские коммуникации в Эгейском море, чтобы прикрыть южный фланг немцев. Тем не ме­нее итальянцы не стремились рисковать своими кораб­лями. Нехватка топлива также приковывала их флот к га­вани. Однако ближе к концу марта адмирал Иакино на новом линкоре «Витторио Венето» двинулся на восток во главе мощного флота. К несчастью, он практически не имел воздушной поддержки, хотя немцы обещали ее. Каннингхэм немедленно вышел в море, как только по­лучил известие о выходе итальянцев. Благодаря самоле­там «Формидебла», обеспечившим разведку и проведе­ние торпедных атак, он сумел повредить линкор против­ника. В последовавшем ночном бою итальянцы были за­хвачены врасплох. Флот Каннингхэма потопил 3 тяжелых крейсера и 2 эсминца. Атакам авианосных «Альбакоров» помогали «Суордфиши» ВСФ из Малеме, Крит, и гори­зонтальные бомбардировщики КВВС «Бленхейм» из Мениди, Греция. Победа дала англичанам долгожданный подъем духа. Однако она же подтолкнула немецкую авиацию резко увеличить активность, что привело к уничтожению сла­бых сил КВВС в Греции и на Крите. ПВО, которую обеспечивали истребители «Формидебла» и огневая завеса, эффективно прикрывала флот. Однако так мог­ло продолжаться, пока имелись самолеты и боеприпа­сы к зениткам. Перевозка британских войск из Египта в Грецию (опе­рация «Ластр») началась 5 марта и продолжалась в тече­ние 3 недель. За это время были атакованы и потоплены 25 торговых судов, большей частью после прибытия в гавани. Количество британских истребителей было слиш­ком мало, чтобы обеспечить им защиту. В это время Аф­риканский Корпус генерала Роммеля начал накапливать силы в Триполи. 30 марта Роммель начал свое молниеносное наступле­ние в Киренаике. Через 2 недели обескровленная Армия Нила генерала Уэйвелла откатилась к границам Египта, еще раз потеряв всю Киренаику (Бенгази, Дерна, Бар­дия), кроме Тобрука. Присутствие вражеских аэродромов в Киренаике и наступление Роммеля означало новые за­боты для уже перенапряженного британского флота. Кан­нингхэму пришлось вывести весь флот в море и совер­шить поход почти в 100 миль на запад. На рассвете 21 апреля британский флот подверг об­стрелу портовые сооружения Триполи. В ударе участвова­ли самолеты «Формидебла». На Мальту прорвалось судно снабжения. А 5 дней назад 4 британских эсминца уничто­жили итальянский конвой из 5 транспортов возле Сфак­са, Тунис. Надводные корабли не сумели вернуться на Мальту, однако периодическая посылка новых «Харри­кейнов» и нескольких британских подводных лодок по­зволила острову наносить удары по коммуникациям Ром­меля между Италией и Триполи. Германский блицкриг в Греции начался 6 апреля 1941 года. Немцы сосредоточили там подавляющие силы, под­держанные тысячами самолетов. Через 2 недели Греция пала, а положение англичан начало стремительно ухуд­шаться. Скоро стало ясно, что существует опасность по­тери всех 58000 солдат экспедиционного корпуса. Легкие силы Каннингхэма в период 24 — 29 апреля провели эва­куацию из 8 различных греческих портов. Танки и техни­ку пришлось бросить, но 51000 человек удалось вывезти. Они были отправлены в Египет, кроме 21000 солдат, которые остались на Крите в качестве пополнения бри­танского гарнизона острова. Хотя англичане владели мо­рем, немцы теперь имели неоспоримое господство в воз­духе. Они полностью контролировали Румыния, Болга­рию, Грецию и многие острова в Эгейском море. Стратегически операция «Ластр» выглядела не слиш­ком умно. Она едва не завершилась катастрофой. Однако политическая необходимость оказать помощь Греции была очевидна. Так как британской армии отчаянно требовались под­крепления, было решено попытаться еще раз провести через Средиземное море конвой (операция «Тайгер») с танками, орудиями, самолетами и прочей техникой. Од­новременно к флоту Каннингхэма должны были присо­единиться модернизированный линкор «Куин Элизабет» и крейсера «Найад» и «Фиджи». Благодаря удаче, песча­ным бурям, туману, низкой облачности и помощи фло­та, вышедшего навстречу конвою, потери оказались ми­нимальными. 238 танков и 43 «Харрикейна» благополуч­но прибыли в Александрию. Прибытие на Мальту 15 «Бо­файтеров» позволило организовать прикрытие в Сици­лийских узостях, а истребители «Формидебла» отгоня­ли вражеские самолеты, когда конвой оказался рядом с флотом. Однако господствовавшая в этот период плохая видимость привела к гибели многих авианосных истре­бителей, которые до начала битвы за Крит заменить не удалось. Когда 12 мая «Формидебл» снова вошел в га­вань Александрии, всего через 2 месяца после прибы­тия на Средиземное море, на нем оставалось только 4 «Фулмара». Когда в 1940 году англичане высадились на Крите, там не было нормально оборудованных аэродромов. Воз­ле Гераклиона имелась посадочная площадка, которую использовали британские самолеты при перелетах из Египта в Грецию. Она была расширена, а на юго-восток от нее была подготовлена база для бомбардировщиков КВВС. Однако эти 2 аэродрома в Гераклионе находились в 50 милях на восток от бухты Суда, поэтому истребите­ли не могли прикрывать военно-морскую базу. Поэтому ВСФ начали строительство собственной базы в Малеме, в 8 милях западнее Кании и Суды. Очень важно помнить о недостатках и трудностях, ко­торые мешали организации эффективной обороны Кри­та. Остров был совершенно диким, не существовало даже системы связи. Железных дорог не имелось в помине, единственное хорошее шоссе петляло по горам вдоль се­верного берега острова. На юге лежал вулканический кряж, протянувшийся вдоль всего острова. Местами горы поднимались на 8000 футов. На северном побережье име­лась прекрасная гавань в бухте Суда, прикрытая с севера полуостровом Акротири. Кроме нее имелись еще 2 порта. Гераклион мог принимать только эсминцы, а в Ретимо могли заходить лишь мелкие корабли. На южном побере­жье, примерно в 20 милях от Суды, находилась рыбац­кая деревушка Сфакия. Однако скверная дорога, веду­щая туда, обрывалась в нескольких милях севернее де­ревни в горах. После британской оккупации Крита бухта Суда ста­ла важным заправочным пунктом для легких сил Кан­нингхэма, особенно для эсминцев. Это позволяло им дольше действовать в Эгейском море и центральном Сре­диземноморье. Из 21000 британских и имперских сол­дат, вывезенных из Греции на Крит, большая часть ли­шилась всего оружия, кроме винтовок. 30 апреля эти войска были реорганизованы и влились в систему обо­роны острова, которой командовал генерал Фрейберг. Всего же гарнизон острова, включая последние подкреп­ления и первоначальный состав, насчитывал 32000 че­ловек, в том числе 6500 австралийцев и 7000 новозелан­дцев. Их поддерживали греческие новобранцы, которым не хватало оружия, зато у них в избытке имелся боевой дух. На остров было прислано несколько старых танков из Киренаики. Однако они принесли мало пользы, так как часто ломались. Интересно отметить, что среди солдат, вывезенных из Греции, бытовало убеждение, что потеря Крита — только вопрос времени. Людей на острове хватало, не хватало другого — танков, зенитных орудий, транспор­та, средств связи. Официальная точка зрения утверж­дала, что Крит можно удержать и он будет удержан, если враг проведет высадку только с воздуха. Это огра­ничит количество высаженных войск всего нескольки­ми тысячами. Для организации обороны Фрейберг разделил остров на 2 главных района: от Малеме до Ретимо со штабом в Кании и отдельный район Гераклиона на востоке с соб­ственным командованием. Там находился первоначаль­ный британский гарнизон острова под командованием бригадного генерала Б.Г. Чеппела. Собственная зона от­ветственности Фрейберга делилась на 3 сектора: от Ма­леме до Суды, здесь оборонялись новозеландцы бригад­ного генерала Э. Паттика. Суду удерживали британские войска генерал-майора Э.К. Уэстона; позиции от Георгиополиса до Ретимо занимали австралийцы бригадного ге­нерала Дж.Э. Вези. Оборудование для разгрузки транспортов, которое прибыло в бухту Суда, не справлялось. К тому же оно подвергалось ежедневным бомбардировкам. С 30 апреля по 20 мая в бухту прибыли 15 судов снабжения. Из них 8 были потоплены или повреждены прямо на стоянке. За это время удалось выгрузить на берег только 15000 тонн грузов. Тем временем немцы с большой скоростью и огром­ным усердием расширяли старые аэродромы и строили новые. Англичане им не мешали. Укажем расстояния в милях от этих аэродромов до Суды: Милос (75), Моласи (100), Скарпанто (150). Там они сосредоточили свои пи­кировщики и одномоторные истребители. Двухмоторные истребители сосредоточивались в районе Афин, в 200 милях от Суды. Операцией по воздушно-десантному втор­жению на Крит командовал генерал Штудент. Он имел 13000 парашютистов, 700 бомбардировщиков и истреби­телей (из них 50 были выделены для проведения развед­ки), 530 транспортных самолетов и 72 планера. Гитлер согласился отдать проведение операции Герин­гу, чтобы провести вторжение только с воздуха и завер­шить его в течение нескольких дней. Гитлер уже подгото­вил вторжение в Россию и беспокоился об угрозе нефтя­ным скважинам Плоешти, которую представляла бри­танская авиация с Крита. Геринг заверил его, что эта операция не приведет к уменьшению сил Люфтваффе, выделенных для русской кампании. Вторжение было на­мечено на 17 мая, однако было отложено до 20 мая, так как требовалось перебросить 2500000 галлонов авиабен­зина в Грецию через Адриатику из Триеста. Как уже упоминалось, план требовал захватить Мале­ме до полудня в первый же день высадки, Ретимо и Ге­ракл ион в тот же день к вечеру. 20 мая в 5.00 первые транспортные самолеты поднялись в воздух. Войскам за­читали приказ: «Вы элита германской армии и докажете это в пред­стоящей битве. Не болтайте. Будьте спокойны, уверенны, сильны и решительны. Не сдавайтесь». А голубое небо над Критом уже заволок черный дым после предварительных бомбардировок.