NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
21.10.2017 г.
 

Два полета накануне войны

Гесс вступает в переговоры с англичанами История этих двух полетов имеет много неясного спустя ровно 60 лет со дня их свершения. Правда, полет МЕ-110 10 мая поздно вечером над Шотландией с последующим падением самолета в районе населенного пункта Иглшем, парашютированием пилота и его пленением достаточно хорошо описан в специальной и публицистической литературе. Фраза, произнесенная на безукоризненном английском языке пилотом и обращенная к случайно оказавшемуся в месте приземления парашютиста фермеру Дэвиду Маклину: «Я ищу замок лорда Гамильтона. Если не ошибаюсь, это его поместье?» – стала началом феерической истории по наведению мостов между Англией и Германией накануне нападения на СССР. Главное действующее лицо – Рудольф Гесс, заместитель фюрера по партии, родившийся в Египте, ставший летчиком в период Первой мировой войны, сидевший с Гитлером в тюрьме Ландсберг после неудачного пивного путча в 1923 году. Он единственный из главных фашистских преступников остался в живых после краха третьего рейха. Пленник Шпандау, проживший долгую жизнь (93 года) и немало знавший о тайных пружинах власти Гитлера, безгранично поклонявшийся ему, продиктовавший своему кумиру много глав библии нацистов «Майн кампф» – таков портрет этого сподвижника фюрера. Не следует забывать, что многие идеи этой печально знаменитой книги восходят к мыслям отца фашистской геополитики Карла Хаусхофера, профессора Мюнхенского университета, любимым студентом которого был Р. Гесс. В течение многих десятилетий причины полета и его реализация рассматривались не столько в конфликте Р. Гесса с Гитлером и его желанием положить конец войне между двумя «белыми» странами, сколько в поиске информации относительно истинных целей полета. Серьезным исследователям еще в период Второй мировой войны было ясно, что Гесс действовал в согласии со своим кумиром. Однако доказательства, раскрывающие тайный сговор правящей верхушки Германии, отсутствовали. Тем более, что Англия ввела запрет на публикацию материалов, касающихся дела Гесса, до 2017 г. Но с появлением ряда книг, в том числе раскрывающих уникальный шаг Гитлера в интерпретации Питера Пэдфилда, туман постепенно стал рассеиваться («Секретная миссия Рудольфа Гесса», 1991). Однако секретную миссию Р. Гесса невозможно понять без другого полета, который состоялся 15 мая 1941 года с конечной точкой маршрута в Москве. Переписка Гитлера со Сталиным Об этом полете широкая публика практически ничего не знала до появления книги П. Судоплатова, одного из высших чинов советской внешней разведки («Кремль и разведка» и «Спецоперации»). Он пишет: «В мае 1941-го «Юнкерс-52» вторгся в советское воздушное пространство и, незамеченным, благополучно приземлился на центральном аэродроме в Москве…» (стр.181). Более подробно эту историю раскрывает Игорь Бунич в своей книге «Операция «Гроза». Правда, главным образом, по немецким источникам. По его версии, самолет появился в воздушном пространстве СССР 15 мая в 7 час. 30 мин. в районе Белостока, в дальнейшем он беспрепятственно взял курс на Минск и Смоленск, а в 11 час. 30 мин. вошел в зону московского ПВО. Спустя некоторое время он сел на Тушинском аэродроме, пролетев свыше 1,2 тыс. км. Комендант аэродрома полковник Никитин не предпринял никаких действий по пресечению посадки. Впрочем, как и другие чины ВВС, по всему длинному пути самолета-нарушителя. Создается мнение, что высшее советское руководство знало об этом полете. Но самое главное состояло в другом – некое неопознанное лицо встретило этот самолет и, поднявшись на его борт, взяло небольшой портфель, где находилось письмо Гитлера И.В. Сталину, датированное 14 мая 1941 года. В нем, в частности, говорилось: «Речь идет всего об одном месяце (о якобы намечаемом вторжении в Англию). Примерно 15-20 июня я планирую начать массированную переброску войск на запад с Вашей границы. При этом убедительнейшим образом прошу Вас не поддаваться ни на какие провокации, которые могут иметь место со стороны моих забывших свой долг генералов. И, само собой разумеется, постараться не давать им никакого повода» (стр. 557). Указанное письмо перекликалось с содержанием более раннего новогоднего послания, адресованного Сталину 31 декабря 1940 года. В конце письма Гитлер писал: «К сожалению, исключительная загруженность делами, как Вы хорошо понимаете, не позволяет мне организовать нашу встречу до окончания сокрушения Англии. Поэтому я предполагаю наметить эту встречу на конец июня – начало июля 41-го года и буду рад, если встречу согласие и понимание с Вашей стороны. Примите еще раз мои поздравления с наступающим Новым годом, который, я надеюсь, должен стать особенно счастливым годом для наших стран, вместе с пожеланиями здоровья и успехов Вам лично» (стр. 308). Как видим, Гитлер как организатор двух полетов лично включился в кампанию по дезинформации Сталина и его ближайшего окружения. Приняв еще в декабре 1940 года решение о нападении на СССР 15 мая 1941 г., Гитлер потребовал от ОКВ, специальных служб (разведки, гестапо), Министерства иностранных дел разработать дезинформационные действия с целью ввести в заблуждение советское руководство, а также органы разведки и государственной безопасности.(Директива ОКВ № 23 от 15.02.1941) В этой системе дезинформации особенное значение придавалось: — сохранению достаточно крупной группировки сухопутных войск на Западе и продолжению внешне активной воздушной войны против Великобритании вплоть до нападения на СССР; — проведению дипломатической линии по втягиванию СССР в переговоры, в том числе и о возможном вступлении его в Тройственный союз; — использованию своих союзников в сложной игре по распространению ложной информации, прикрытой желанием преодолеть противоречия с СССР: в этом плане симптоматично поведение Японии накануне войны; — ловкой игре вокруг возможного сближения с Англией как средству оказания давления на Сталина и его сподвижников; — обработке в нужном для Германии направлении полпреда В. Деканозова, доверенного человека Берии; — внедрению в сеть советских осведомителей двойников, действовавших в интересах германских спецслужб (в частности, знаменитый «Лицеист» под именем которого скрывался Орестс Берлингс, завербованный А. Кобуловым); — переписке Гитлера со Сталиным, где главный акцент делался на предстоящую встречу с ним в конце июня – начале июля 1941 года; — строгому контролю деятельности пропагандистской машины, нацеленной на недопущение разглашения подлинных намерений Германии. Не следует также забывать, что в плане притупления бдительности Сталина Германия стремилась активизировать свои внешнеторговые связи с СССР. Нелишне в связи с этим упомянуть о поставках таких дефицитных товаров, как нефть, зерно, хлопок, железная руда, апатиты, цветные металлы в обмен на опытные партии новейших самолетов, строительство крейсеров, поставку некоторых цветных металлов. Владимир ПАРОЛЬ.