NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
24.10.2017 г.
 

Советский майор Бобовников охранял Рудольфа Гесса

Мой собеседник — подполковник в отставке, отдавший служению Родине около трех десятков лет, Владимир Гаврилович Бобовников. Среди тысяч бывших военных — он в своем роде единственный. Родился Владимир в крестьянской семье в Краснодарском крае. С восьми лет остался без отца. Старшина медицинской службы Гаврила Бобовников в 1943 году погиб под Мелитополем, спасая раненых в тяжелом бою. Окончив факультет иностранных языков педагогического института в Ростове–на–Дону, Владимир по направлению работал учителем немецкого языка в селе Красная Поляна Ростовской области. Вскоре молодого учителя назначают завучем, а через год переводят на должность преподавателя Таганрогского радиотехнического института. Поработать в новой должности молодому специалисту пришлось тоже недолго. Его призывают в армию. Звание младшего лейтенанта Бобовникову было присвоено еще раньше. Офицера направили в Группу советских войск в Германии. Служил переводчиком при штабе 3–й ударной армии в Магдебурге, затем референтом. Дослужился до капитана. В 1971 году по замене прибыл в Беларусь на должность оперативного офицера разведки в штабе КБВО. После окончания высших курсов переподготовки офицеров в Москве был вновь направлен в ГСВГ офицером миссии связи при Британской рейнской армии. А в мае 76–го майора Бобовникова назначают на должность начальника межсоюзной тюрьмы Шпандау в Западном Берлине. Вот тут и началась совершенно иная служба для казалось бы опытного, повидавшего многое и побывавшего в разных ситуациях офицера. Дело в том, что тюрьма в Шпандау — необычная. Эта крепостная тюрьма, расположенная в берлинском районе Шпандау, была построена в XVIII веке и рассчитана на 600 одиночных камер, где многие годы томились сотни политических заключенных. Сие мрачное сооружение по решению международного трибунала в Нюрнберге стало местом заключения семи главных нацистских военных преступников. Нюрнбергским трибуналом был разработан и утвержден Устав международной тюрьмы, установлена четырехсторонняя администрация. Поочередно каждый месяц сменялся караул — советский, американский, английский, французский. ...Когда в 1947 году сюда доставили семь нацистов, получивших по приговору суда от десяти до пятнадцати лет тюремного заключения (Гесс, Функ и Редер — пожизненное), то первым из автобуса вышел Бальдур фон Ширах, а последним — Рудольф Гесс. Он с того момента стал называться заключенным N 7, что его очень огорчило, так как Гесс всегда считал себя первым. Историческая справка. Рудольф Гесс был заместителем Гитлера по руководству национал–социалистической партией. Это один из наиболее могущественных нацистских лидеров, от него исходили важнейшие директивы всем партийным организациям. В отличие от большинства оказавшихся на скамье подсудимых в Нюрнберге родился Гесс не в Германии, а в Александрии (Египет) в 1894 году в семье богатого немецкого предпринимателя. В 1914 году, вступив в германскую армию, ушел на фронт, был дважды ранен. После войны жил в Мюнхене, где познакомился с Гитлером. Стал одним из организаторов фашистского путча в 1923 году, когда Гитлер попытался свергнуть правительство Баварии. Отбывал наказание вместе с фюрером в тюрьме Ландсберг, где была написана "Майн кампф", Гесс оказался ее первым редактором. После прихода Гитлера к власти (январь 1933 г.) занимает посты рейхсминистра без портфеля и заместителя фюрера по партии. Без подписи Гесса не считался действительным ни один документ. В 1939 году влияние Гесса начинает ослабевать, его оттесняет Герман Геринг. В мае 1941 года Гесс на истребителе "Мессершмитт–110" внезапно совершает ночной перелет в Великобританию, где выбрасывается с парашютом и сдается английским властям. Он объявляет, что является личным посланником Гитлера, и официально предлагает начать мирные переговоры. Британское правительство никак не отреагировало на его слова, а в газетах и по радио третьего рейха Гесса объявили сумасшедшим. На Нюрнбергском процессе Гесс заявил: "Я был счастлив служить моему народу — как немец, как национал–социалист и как верный последователь фюрера. Я ни о чем не сожалею — если бы все это повторилось, я действовал бы так же". За преступления против человечества Рудольфа Гесса приговорили к пожизненному заключению в берлинской тюрьме Шпандау, совместно управляемой США, Великобританией, Францией и СССР. В конце пятидесятых—шестидесятых годов союзные власти помиловали Функа и Редера, Шираха и Шпеера, отбывших в заключении от 11 до 20 лет. Вскоре они умерли. А Рудольф Гесс продолжал отбывать заслуженное наказание, определенное ему Нюрнбергским судом, до августа 1987 года. 17 августа Гесс покончил жизнь самоубийством в возрасте 93 лет. Его нашли с закрученным на шее электропроводом в тюремном саду. Он отсидел в заключении в одиночной камере 40 лет. Причем последние двадцать с лишним лет Гесс оставался единственным заключенным на всю тюрьму. И ради его одного четыре государства держали караулы от каждой страны по три десятка человек — отборных солдат, сержантов и офицеров. С администрацией тюрьмы общая численность составляла примерно сто человек. Будучи начальником тюрьмы, а это более двух лет, во время дежурства с советской стороны (оно длилось месяц), Владимир Гаврилович три раза в неделю бывал у Гесса в камере, выслушивая его жалобы, просьбы. Один раз приходил с врачом, который проводил осмотр, прослушивал, при необходимости давал нужные лекарства. Разговор велся чисто на немецком языке. Это являлось одним из требований для всех начальников тюрьмы. О состоянии здоровья ежемесячно надо было представлять рапорт, подписанный им и врачом, и отсылать один экземпляр в штаб ГСВГ, другой — в советское посольство в Берлине, третий оставался у него. Одного, без присмотра, Гесса не покидали ни на минуту. При нем постоянно находился охранник, который через окно все время наблюдал за заключенным. В камере стояли кровать, туалетный столик. Он имел возможность читать — брал книги из личной библиотеки, находившейся в другой камере рядом. Получал газеты — сначала две, потом четыре. Издания были строго цензурированы. Один раз в месяц к Гессу приходили родственники. Майор Бобовников подчинялся непосредственно начальнику штаба ГСВГ генерал–полковнику Дмитрию Гринкевичу. 23 февраля 1977 года на встрече в честь Дня Советской Армии Гринкевич подозвал Владимира, поблагодарил его за хорошую службу и дал указание: о всех, даже мелких происшествиях в тюрьме, связанных с Гессом, докладывать ему лично в любое время. В эту же ночь Гесс пытался покончить жизнь самоубийством: порезал себе вены. Это было во время дежурства французской стороны. — Мне сообщили об этом в два часа ночи, — продолжает рассказ Владимир Гаврилович. — Я сразу же доложил по ВЧ Гринкевичу, который приказал мне немедленно выехать, расследовать и принять необходимые меры к спасению Гесса. Что я и сделал. Спустя примерно полгода во время дежурства советской стороны руководитель штаба ГСВГ получил необычный рапорт от Бобовникова. Тот просил Гринкевича дать возможность Гессу пройти медицинский осмотр в английском военном госпитале Западного Берлина. С подобной просьбой не осмеливался обращаться ни один из начальников тюрьмы до Бобовникова ни с одной из стран, охраняющих Гесса. Это был неординарный поступок советского офицера. — Тогда Гринкевич лично позвонил мне и сказал: "Володя, рапорт твой получил. Разрешаю под твою личную ответственность. Выполняй", — вспоминает мой собеседник. — Взяв с собой надежную охрану, врача, представителя с английской стороны, я отвез Гесса в госпиталь. Обследование показало, что он совершенно здоров и просто в очередной раз пытался симулировать... Вскоре генерал–полковник Гринкевич вручил майору Бобовникову медаль "За боевые заслуги". Тогда случалось не часто, чтобы офицер удостоился боевой награды в мирное время. Через год в звании подполковника Бобовников убыл из ГСВГ. После этого более десяти лет работал в Минске на военной кафедре иняза (кроме немецкого, которым Владимир Гаврилович владеет свободно, он неплохо знает английский). Успешно передавал знания студентам, а потом и курсантам Минского высшего военно–политического училища, где тоже преподавал иностранный. Сейчас Владимир Гаврилович на заслуженном отдыхе. Вместе с боевой подругой Галиной Михайловной (женились будучи еще студентами одной группы) вырастили и дали образование двоим детям. Жизнь идет своим чередом, однако нет–нет да и вспомнит офицер о своей необычной и ответственной должности в Германии.