NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
23.06.2017 г.
 

Panzerwerfer 42

Сухопутное реактивное оружие, или, используя современную терминологию, реактивные системы залпового огня первыми в годы второй мировой войны применили… немцы. Да, да, аналогичные системы поступили на вооружение вермахта задолго до первого залпа отечественных реактивных установок, прогремевших под Оршей 14 июля 1941 года. Начальник генерального штаба сухопутных сил вермахта генерал-полковник Ф. Гальдер записал 4 сентября 1939 года в своём дневнике: «Один дивизион реактивных миномётов типа „Небельверфер“ будет готов к концу сентября». Спустя полгода, 11 апреля он сделал следующие записи: «Шестиствольные минометы будут показаны главкому через неделю после 17 апреля. К 1 октября их будет выпущено для 10 дивизионов (по 3 батареи, по 8 миномётов в каждой; итого 240 штук.). К 1 октября будет произведено 100 000 осколочно-фугасных и 80 000 дымовых боеприпасов к ним (за две минуты дивизион выпускает 300 штук)». В этих записях фигурирует два самых распространенных названия этого оружия: «Небельверфер» (Nebelwerfer — метатель дыма) и «шестиствольный миномёт». При этом в первом случае Гальдер имел ввиду повидимому так называемый Do-Great 38, разработанный под руководством генерала Дорнбергера. Его 15-см. реактивный снаряд массой 40 кг., запускавшийся со станка решетчатой формы, оказался неудачным: черный порох, использовавшийся в качестве метательного заряда, имел склонность к детонации, что приводило к частым взрывам на стартовой позиции, масовое производство снарядов и станков так и не было развёрнуто. Что касается второго, то под названием Nebelwerfer-15 cm-41 (15-cm-Nb.W.41) он выпускался с марта 1940 года, вплоть до конца войны (изготовлено 5769 штук) и стал наиболее массовым и популярным реактивным миномётом вермахта. Шесть гладких стволов калибра 158.5 мм. (не единственный случай у немцев, когда истинный калибр артсистемы существенно не совпадал с заявленным) были смонтированы на лафете 37-мм. противотанковой пушки РАК-36\37 с увеличенной колеей колесного хода. Вслед за 15-cm-Nb.W.41 последовали и другие конструкции миномётов и реактивных снарядов различных калибров вплоть до 320 мм. Одна из них запускалась со стационарных пусковых рам, другие, например 30-cm-Nb.W.42, из специальных пусковых контейнеров, размещенных по бортам полугусеничного бронетранспортёра Sd.Kfz. 251. У 1487 пятиствольных минометов 21-cm-Nb.W.42 в качестве станка также использовался лафет 37-мм. пушки. Отдавая должное мощи немецкого реактивного оружия, наши солдаты дали ему (вне зависимости от конкретной марки, в которых мало кто разбирался) прозвище «Ванюша». Немцы же уважительно называли его Stuka zu Fuss — «сухопутная „Штука“». При этом под словом «Штука» однозначно понимали пикирующий бомбардировщик Ju-87, наиболее эффективный самолёт непосредственной поддержки сухопутных сил первой половины Второй мировой войны, ставший настоящим кошмаром для противников Германии. Однако у «сухопутной „Штуки“» имелся один существенный недостаток — все пусковые установки существовали или в буксируемом или в стационарном варианте. В манёвренных качествах «Ванюша» значительно проигрывал «Катюше» — советскому гвардейскому миномету БМ-13. Реактивные снаряды и в Красной Армии часто запускались со стационарных рам, но стандартным вооружением частей реактивной артиллерии у нас была всё-таки самоходная пусковая установка на шасси грузового автомобиля. Стремясь повысить мобильность реактивных миномётов, немцы в 1942 году приняли решение установить Nebelwerfer-15cm-41 на поворотном станке в кузове грузовика. Желая, по-видимому, превзойти в этом вопросе русских, в качестве базовой машины они использовали Opel-Maultier и более того, защитили его бронёй. Прототип был изготовлен в начале 1943 года. В серийное производство запустили сразу два варианта: боевую машину 15cm Panzerwerfer 42 Sf (Sd.Kfz.4\1) и транспортёр боеприпасов Munitionskraftwagen fur Nebelwerfer (Sd.Kfz.4), в котором размещалось от 20-30 реактивных мин. До конца 1943 года заводские цеха покинуло 248 (по другим данным 188) пусковых установок, и 232 транспортёра боеприпасов, а в 1944 ещё 52 установки и 57 транспортёров. На Восточный фронт это оружие попало, скорее всего, весной 1943 года. Каждый полк «небельверферов» получил по одной батарее «панцерверферов» и такое же число транспортёров боеприпасов. Летом несколько машин этого типа стали трофеями Красной Армии, и вскоре в журнале «Вестник танковой промышленности» появилось их подробное описание: «Частями Красной Армии были захвачены вездеходные установки десятиствольного 158-мм миномёта. Для ходовой части использовано гусеничное шасси транспортёра, состоящего на вооружении германской армии. Установка забронирована 6-8-мм. бронёй. Бронёй закрыт мотор, кабина водителя и боевое отделение, расположенное в задней части установки над гусеницами. В задней стенке боевого отделения имеется люк для входа экипажа, закрывающийся дверцей. В крыше боевого отделения, в передней его части, прорезан люк, сзади него установлен вращающийся бронекупол. К нему приварен вертлюг, в цапферных гнездах которого подвешена качающаяся часть миномёта. Она состоит из десяти стволов, расположенных в два ряда, соединённых в один блок двумя обоймами и кожухом. В боевом отделение к вращающемуся бронекуполу прикреплено сидение наводчика, который при горизонтальном наведении вращается вместе с бронекуполом и миномётом. Вертикальное наведение осуществляется с помощью механизма винтового типа. Для самообороны и стрельбы по зенитным целям над кабиной водителя имеется кронштейн для установки 7.92-мм. пулемёта MG-34. Экипаж состоит из четырех человек: командир машины (он же радист), наводчик, заряжающий и водитель. Командир машины и водитель находятся в кабине. Заряжающий — в передней части боевого отделения, под люком, который при стрельбе из миномёта закрыт. Боекомплект установки состоит из 20 мин, из которых 10 находятся в трубах миномёта, а 10 закреплено в гнёздах в боевом отделении. Заряжается миномёт с казенной части вручную через люк в крыше. В задней части ствола имеется пружинный захват, удерживающий мину от выпадения. Выстрел производится замыканием электрической цепи, контактное устройство которой находится под рукой у наводчика. Для стрельбы из миномёта применяются боеприпасы обычного 158-мм. шестиствольного миномёта образца 1941 года. В боекомплекте имеются мины осколочного и фугасного действия и с химическим и дымовым зарядом. Для сообщения мине поступательного и сообщения вращательного движения служит реактивный пороховой заряд. Пороховые газы вырываются через 26 сопел и сообщают снаряду поступательное движение. Но так как сопла расположены под некоторым углом к оси мины, в горизонтальной плоскости, то мина получает и вращательное движение вокруг собственной оси, чем и обеспечивается её устойчивость в полёте. Вес мины 34-27 кг, дальность 6100-6900 м.». К этому описанию следует добавить, что вертикальные углы наведения пакетов стволов миномёта колебались в пределах от -12° до +80°. Горизонтальный угол наведения составлял 270°. В принципе бронекупол мог поворачиваться на 360°, но ведение прицельной стрельбы с помощью дальномера RA-35 ограничивала кабина водителя. Машина оснащалась радиостанцией FuG Spr G1. Полная масса установки составляла 8450 кг. Существовал ещё один вариант самоходной пусковой установки, разработанной в академии войск СС в Брюнне. На его конструкцию сильное влияние оказала советская установка БМ-8. Пакет направляющих рельсового типа для запуска 24 реактивных 80-мм. снарядов был смонтирован на шасси трофейного французского полугусеничного тягача Somua S303(f). Всего изготовили 13 машин этого типа (как минимум у одной в качестве базы использовался Opel-Maultier), 12 из которых поступили в 521-ю и 522-ю батареи. Их использование было менее удачным чем у Panzerwerfer 42 , как по причине маленького калибра, так и из-за большого рассеивания снарядов. Немецкие солдаты прозвали эсэсовскую установку «Орган Гиммлера». Видимого из-за некоторого внешнего сходства с нашими «катюшами», которые в свою очередь немцы называли «Орган Сталина». Следует отметить, что 10-ствольный «Панцерверфер» представлял собой достаточно удачную боевую машину. Её проходимость и защищенность была лучше, чем у советских установок. Меньшее количество мин компенсировалось большой точностью за счёт использования турбореактивного эффекта. К числу достоинств можно отнести и второй боекомплект, возимый непосредственно на боевой машине, и наличие бронированного транспортёра боеприпасов. Однако никакого заметного влияния на ход боевых действий самоходные «ванюши» в отличие от «катюш» не оказали, их было слишком мало. До наших дней сохранилось две боевые машины этого типа. Одна находится в танковом музее в Самюре во Франции, другая в подмосковном музее бронетанкового вооружения и техники в г. Кубинке под Москвой. Отдельно стоит затронуть Opel-Maultier. Opel-Maultier представлял собой полугусеничный вариант 3-тонного грузовика «Опель Блиц С». Выпуск этой модификации начался в октябре 1942 года. Замена заднего моста на гусеничную тележку позволила резко повысить проходимость машины. Полугусеничные «Опели» могли легко перевозить груз по раскисшим дорогам России. Полугусеничные варианты грузовика появились по настоятельному требованию войск СС и выпускались крупной серией. На базе 2-тонного грузовика «Форд» было выпущено 13952 полугусеничные машины, 4000 «Маультиров» построил «Опель», примерно 2500 поставил армии «Магирус». «Даймлер-Бенц» 1480 полугусеничных 4.5-тонных машин. Гусеничная тележка представляла оригинальную конструкцию фирмы «Опель», и обладала хорошей способностью к самоочищению. Тем не менее войска СС отвергли «Маультира» в пользу «Форда», который использовал в своей конструкции технические решения английской полугусеничной машины Carden-Loyd. Дело в том, что «Маультир» развивал только 38 км\ч., а «Форд» достигал скорости до 50 км\ч.. Вермахт напротив пожертвовал 20 км\ч. в пользу большей надежности «Опеля», поэтому «Маультиры» шли главным образом в армию. Монтаж гусеничной тележки особых трудностей не вызывал. Требовалось просверлить несколько дополнительных отверстий и заменить карданный вал на укороченный. Задний мост оставался без изменений, только вместо колес на нём устанавливались ведущие звёздочки. Управление полугусеничным грузовиком осуществлялось как при помощи руля, так и при помощи дополнительных тормозов, действующих на гусеницы. Дополнительные тормоза по конструкции напоминали те, что использовались на танке Pz-V.