NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
24.10.2017 г.
 

Воспитание молодежи в годы Второй мировой войны и распространение школьной политика нацизма на оккуп

Начало Второй Мировой войны означало падение уровня жизни всех социальных групп Третьего рейха - с началом войны сократилось жилищное строительство , уменьшились расходы на образование , здравоохранение . После 1942 г. стали сокращаться многие социальные выплаты молодым людям , постепенно сокращается выдача ссуд молодоженам , организация поездок в отпуск и отмена льготных цен на проезд на конец недели . Пансионаты и санатории оказались забиты беженцами из районов , подвергшихся бомбардировкам . Недостаток рабочих рук вызвал к жизни еще до войны закон о годичной трудовой повинности девушек и молодых женщин , не имеющих детей .. Собственно школьная политика уходит на второй план, уступая место военным и оборонным мероприятиям, которые проводились среди молодежи Гитлерюгендом. Главным направлением работы Гитлерюгенда во время войны становится всестороннее вовлечение молодёжи в военные усилия государства. В 1940 г. имперское руководство Гитлерюгенда возглавил Артур Аксман , в прошлом заместитель Бальдур фон Шираха. В отличие от последнего известного в кругах нацистского руководства склонностью к романтическим ритуалам , помпезным массовым мероприятиям , Аксман характеризовался как трезвый прагматик , наделенный организационными способностями [112]. По инициативе Аксмана руководство Гитлерюгенда проводило кампанию за кампанией , в ходе которых на молодёжь возлагались все новые и новые обязанности . Сохранились и традиционные ежегодные кампании , так 1940 г. был провозглашен "Годом проверки на прочность" , 1941 - прошел под девизом "Наша жизнь - путь к фюреру" , 1942 - " Освоение Востока и сельская служба" , 1943 - "Вклад молодёжи в войну" , 1944 - "Год добровольцев "[113] . Число различных молодёжных акций во всей Германии не поддается учету. Они были приспособлены ко всем возрастным группам . Так , пимфы должны были участвовать в сборе утильсырья , металлолома . Количество собранного отмечалось каждому в отдельной специальной карточке . Сырье шло преимущественно на военные цели , полученные за него средства - в различные фонды для помощи детям погибших солдат . Девочки участвовали в сборе подарков и денег для раненых , участвовали в концертах. Кроме этого , подростки использовались в качестве вахтеров и курьеров , распространителей пропагандистских материалов . Они работали в качестве почтальонов , помогали разносить продуктовые карточки , выступали в качестве проводников по затемненным городам . Дети могли использоваться в магазинах для распределения и доставки продуктов , убирали снег и мусор . "Почетной службой" для девушек было объявлено оказание помощи семьям погибших на войне в уходе за детьми , в ведении домашнего хозяйства . Они работали в детских садах , лазаретах , санпропускниках , домах престарелых и инвалидов . Организовывались культурные десанты молодёжи в сельскую местность , где велась таким образом пропагандистская работа[114] . Подобная деятельность должна была способствовать формированию "народного сообщества", сплачивающегося в борьбе с врагами в ходе войны . В благородство и возвышенность этой цели верило большинство молодёжи , оказывавшее нелегкую , нередко социальную помощь своими взрослым согражданам , обеспечивая тем самым прочность тыла гитлеровской армии . Можно привести немало примеров самоотречения , бескорыстия и даже самопожертвования , проявленных в ходе этих акций ; оказание помощи семьям погибших , инвалидам , пожилым в трудных условиях военных лет отвечало нормам и ценностям нацистской гуманности , но использовались они нацистской верхушкой в своих преступных целях , для продления её господства в условиях становившейся все более безнадёжной для Германии войны. Наряду с повседневными акциями , характер и направленность которых нередко менялись , молодёжь оказалась втянутой и в более масштабные и долгосрочные кампании . Одной из них было участие в освоении земель , оккупированных гитлеровскими войсками на Востоке . В феврале 1940 г. при молодёжном руководстве рейха было учреждено специальное бюро по переселению молодёжи "Восток" . Оно имело тесные контакты с СС и лично Гимлером , который кроме всего прочего являлся ещё и рейхскомиссаром " по укреплению немецкого духа" на захваченных территориях Польши и Чехословакии . Ряд территорий был объявлен "областями Гитлерюгенда" ,в том числе области на севере и северо-западе Польши - по течению реки Варты и в "польском коридоре" . В них были назначены специальные руководители Гитлерюгенда для создания на местах организаций "фольксдойче Гитлерюгенд"" , целью которых должна была стать колонизация этих районов . В результате деятельности этой программы на "восточных территориях" было создано 300 лагерей Гитлерюгенда . В "освоении востока" и "насаждении духа немецкой народности" принимала участие и "сельская служба" молодёжи . В 1942 г. в этой акции было занято 30 тысяч немецких девушек и юношей . В том же году в "восточных землях" действовало 28 учебных заведений Гитлерюгенда , готовивших из местного населения контингент , способный сотрудничать с нацистами[115] . Поскольку в связи с войной в самой Германии стала ощущаться острая нехватка учителей , в школы "восточных районов" стали привлекаться "школьные помощники" из "Союза Немецких Девушек" . В 1944 г. в школах Вартеланда и Данцига - Восточной Пруссии работало 700 девушек. Уровень их квалифицированности , как правило , был невысок . Их педагогическая подготовка ограничивалась в большинстве случаев 4-месячными курсами ; только 20% из них окончили среднюю школу , большинство же было выпускницами народных школ. В их обязанности входило также обучение немецкому языку взрослого населения , проведение "мировоззренческих бесед" с ним , консультация крестьянок по уходу за детьми , домашнему хозяйству и т.д.[116]. В добавок ко всему в сельском хозяйстве за период 1 июня 1939 г. по сентябрь 1944 г. численность кадровых рабочих уменьшилась на 2297 тысяч человек или почти на 30 % . Из них 1926 тысяч человек были призваны в вооруженные силы , а остальные были переведены в другие отрасли экономики .Чтобы восполнить эти потери , нацистский режим пытался вовлечь в аграрное производство широкие слои сельского и городского населения , а также направлял в деревню в больших количествах иностранных рабочих и военнопленных . По законам военного времени каждый юноша и девушка были обязаны после окончания школы отработать один год в сельском хозяйстве . Во многих районах Германии были созданы лагеря трудовой повинности , в которых десятки тысяч молодых людей без заработной платы , только за пансионат , вынуждены были трудиться на полях [117]. Как уже говорилось выше , в нацистской Германии существовала целая сеть организаций , призванных направлять молодёжь на работу в деревню -"Сельский год" , " Сельская служба" и другие . Кроме того в деревню на воспитание посылали своих питомцев многочисленные школы штурмовых и охранных отрядов . О масштабах их деятельности во время войны можно судить по данным о работе "Сельской службы" в этот период . Эта организация представила деревне в 1939 г. - 26 тысяч человек , в 1940 г.- 18 тысяч , 1941-20 тысяч , 1942-30тясяч , 1943- 40тысяч. Другая же организация - "Сельский год" ежегодно направляла на работы в сельское хозяйство до 17 тысяч подростков [118]. По совместному решению руководителя Гитлерюгенда Артура Аксмана и министра воспитания Руста с 1942 г. для проведения весенне-осенних работ стали широко привлекаться учащиеся младших классов в возрасте до 10 лет включительно . В итоге каждый год село стало получать дополнительно около 1 миллиона рабочих рук . Все эти контингенты молодёжи направлялись в деревню в контексте "сельских помощников". Социальное законодательство ( даже в урезанном виде , в котором оно существовало в национал-социалистической Германии) на них не распространялось . Крупные землевладельцы использовали "сельских помощников" в качестве дешевой рабочей силы , что сильно сказалось на позициях сельских рабочих . Вообще в годы войны произошло глубочайшее изменение в составе рабочей силы , занятой в сельском хозяйстве . Квалифицированный труд заменялся полупрофессиональным или вообще неквалифицированным . Социальный состав на уровне отдельных деревень выглядел приблизительно следующим образом. Так в деревне Бад Фрейнвальд ( около Франкфурта - на - Одере ) в августе 1940 г. вместо призванных в армию сельских рабочих трудилось 536 солдат вермахта , 155 членов детей , 60 студентов , 299 итальянских рабочих , 600 польских батраков и 1320 военнопленных [119]. Нередко , особенно в конце войны , посланные для работы на оккупированных территориях юноши и девушки становились жертвами возмездия со стороны местного населения . Некоторые из них , особенно фанатично внедрявшие здесь "новый порядок" , причастные к проводившимися нацистской администрацией репрессиям , подверглись позже судебному наказанию . Такова была плата за участие в преступной политике гитлеровского рейха . Необходимо заметить, что начало войны, обозначило свертывание деятельности еврейских школ. Собственно говоря по влиянию на обучение и воспитание еврейских детей и деятельности еврейских школ период с 1939 г. по 1942 г. можно объединить в один этап, поскольку он логично демонстрируют окончательное сворачивание деятельности этих школ и ликвидацию воспитания и обучения еврейских детей как такового. Стоит лишь добавить, что указом Имперского министерства воспитания от 2 июля 1942 г. из немецких школ изгонялись не только евреи, но и дети, имевшие в своем роду евреев[120]. Подобно еврейским детям они исключались из социализации в нацистской Германии, что прежде всего проявилось в отказе выдавать им аттестаты зрелости и отстранении от выпускных экзаменов[121]. Крупномасштабные военные действия требовали все нового пополнения вермахта. В течение всей войны через систему Гитлерюгенда проводилась подготовка кадров для вооруженных сил . В 1942-1944 гг. практически вся молодёжь допризывного возраста прошла обучение в специально подготовленных лагерях . В отличие от предвоенных лет занятия в них в основном проводили не инспекторы Гитлерюгенда , а офицеры вермахта из частей , расквартированных на территории страны или уволенные из армии по ранению . Как правило , школьники проходили в них военную подготовку целыми классами . Работающая молодёжь обучалась военному делу в отпускное время[122] . В широких масштабах проводилось размещение детей и подростков из подвергавшихся интенсивным бомбардировкам городов в сельской местности . В подобные лагеря подростки выводились из крупных промышленных центров с целью "оздоровления" . Всего в 1941-1944 гг. в сельских лагерях было размещено 800 тысяч человек . Нацистская пропаганда широко рекламировала оздоровительный эффект сельских лагерей для перемещенной молодёжи . Действительно , они были расположены в экологически чистых , нередко курортных местах , под них отдавались пансионаты , гостиницы , туристические базы и приюты . В них обеспечивалось хорошее питание . Однако , устройство этих лагерей преследовало не только оздоровительный эффект , должный свидетельствовать о заботе нацистского государства о молодом поколении . В значительной мере создание сельских лагерей было обусловлено желанием испытать на практике нацистскую систему воспитания , исключающую из неё все "посторонние влияния" , в том числе и влияние семьи . Подобные лагеря создавали абсолютно благоприятные условия для "тотального" воспитания юношества в духе "национального сообщества". При перемещении детей в лагеря родителям запрещалось их сопровождать , вводились ограничения даже на свидания . Дети и подростки находились под полным контролем инспекторов, членов национал-социалистического союза учителей , руководителей Гитлерюгенда и "школьных помощниц" из "Союза Немецких Девушек" . Таким образом достигалась изоляция юношества от "посторонних " влияний[123]. На заключительном этапе войны участь многих из перемещенных детей, особенно на территории оккупированной гитлеровскими войсками, оказалась печальной. Часть лагерей оказалась в зоне военных действий , и дети , нередко брошенные своими наставниками попадали в этот водоворот . Многие из вывезенных детей и подростков не нашли родительского дома , разрушенного войной , столкнулись с непреодолимыми трудностями , вызванными послевоенной разрухой, часть погибла [124]. По мере того, как военное положение нацистской Германии ухудшалось , молодёжь все шире привлекалась к участию в различных работах в тылу . Данные работы стали фактически всеобъемлющими лишь после того , как в 1943 г. Германия провозгласила "тотальную войну" . В сентябре 1944 г. руководство Гитлерюгенда объявило "Сбор молодёжи" - все молодые люди должны были сообщить о себе подробные данные с целью последующего привлечения их к тем или иным связанным с войной делам. Так же немедленно они должны были сообщать о всех своих перемещениях [125]. В январе 1943 г. была установлена служба молодёжи допризывного возраста. Как правило, это были школьники старших классов , привлекавшиеся к службе в зенитно-артиллерийских частях целыми подразделениями Гитлерюгенда , под командованием своих "югендфюрерров". Они считались исполняющими "молодёжную службу" , а не солдатами , но фактически служили в вермахте ; делая возможным отправку взрослых зенитчиков на фронт . Это были , по видимому , самые "дешёвые" солдаты гитлеровской армии - до достижения 16 лет им платили 50 пфеннигов за день службы : а после этого возраста - по 20 марок в месяц. На заключительном этапе войны к службе в частях ПВО начали привлекаться даже девушки . Привлекались подростки к службе и в военно-воздушных силах ( в 1944 г. здесь служило 92 тысячи юношей , направленных сюда из Гитлерюгенда ) , привлекались подростки так же и во флот [126]. В конце войны был объявлен набор молодёжи в народное ополчение "фольксштурм" . Несмотря на сокрушительные поражения и огромные потери гитлеровской армии , многие члены Гитлерюгенда сохраняли культивируемые нацистской пропагандой иллюзии относительно возможности победы Германии в войне , верили в легенду о "чудо-оружии" . Часть их проявила готовность к бессмысленному самопожертвованию "ради Родины" , а на деле для того , чтобы продлить агонию гитлеровского режима [127]. С 1943 г. проводились кампании вербовки добровольцев из числа подростков для службы в основных частях вермахта . 1944 г. был , как уже говорилось , объявлен "годом добровольца" . В январе 1945 г. руководство Гитлерюгенда объявило "имперский призыв" в ряды вооруженных сил . Свыше 70% юношей 1928 г. рождения должны были заявить о готовности служить в вермахте . Девушки призывались во вспомогательные корпуса . С сентября 1944 г. по январь 1945 г. на службу в гитлеровскую армию было привлечено 150 тысяч девушек [128]. Уже в условиях крушения нацистской империи стал проходить призыв "добровольцев" 15-16 летнего возраста . Из этих солдат-школьников формировались отряды "вервольф" ( оборотни) . Они должны были сражаться до последнего дыхания . Им поручалось прикрывать отход частей вермахта , совершать диверсионные акты в тылу войск антигитлеровской коалиции . Даже после капитуляции гитлеровской Германии некоторые "вервольфы" , среди которых встречались даже 14-летние подростки , продолжали выполнять свои боевые задания , поскольку не получили приказа об их отмене . Конечно , не вся немецкая молодёжь сохраняла веру в химеры , создававшиеся нацистской пропагандой . В период нацистской диктатуры наблюдалось пассивное сопротивление части молодёжи , которое выражалось в уклонении от вступления в Гитлерюгенд : не охваченными членством в Гитлерюгенде оставалось 8-9% молодых людей соответствующего возраста . Распространенным было и нежелание участвовать в акциях и кампаниях Гитлерюгенда и нацистского руководства . Часть молодёжи старалась избежать трудовой и молодёжной повинности . Нередко в этом им помогали родители , ссылаясь на нехватку средств для покупки униформы Гитлерюгенда , обуви , спортивной формы , на необходимость помощи семье , ухода за младшими детьми . Нежелание вступать в Гитлерюгенд отчетливо проявилось в годы войны , когда все более очевидным становилось противоречие между реальным миром и его искаженным пропагандистским отображением . Так в донесении службы безопасности Берлина в августе 1943 г. констатировалось , что лишь незначительная часть молодых людей стремилась вступить в НСДАП из идейных соображений[129] . Большая же часть молодёжи недостаточно проявляет внутреннюю готовность и равнодушие к вступлению в НСДАП . В лучшем случае пребывание в партии рассматривалось как "неизбежное зло" или трамплин для профессиональной карьеры . Некоторые , отмечалось , в донесении вступают в НСДАП , чтобы освободиться от молодёжной повинности и членства в Гитлерюгенде , надеясь , что в партии они не будут столь интенсивно привлекаться к участию в различных акциях и находиться под столь неусыпным контролем , как в Гитлерюгенде. Констатировался и рост числа молодых немцев , сознательно отвергающих вступление в НСДАП [130]. Несмотря на возросшую роль Гитлерюгенда руководство НСДАП выражало самую глубокую озабоченность созданием на занятых Германией территориях немецкой системы образования . Наиболее полно это коснулось школ для дополнительного образования взрослых. Подобные учреждения появились в Австрии сразу же после “аншлюса” в 1938 г. 3 декабря 1939 г. в Праге ( протекторат Моравия и Богемия) доктор Лей и присутствии протектора данных территорий фон Нейрата и гауляйтера Хенлайна открыли первое немецкое заведение народного образования. 5 декабря 1939 г. на немецком радио была выпущена передача с комментариями к открытию этого заведения. В ней сообщалось, что в Пражском учебном заведении немецкого народного образования, как на территории протектората Моравия и Богемия будет проводиться вся та же деятельность, что проводится в Германии, начиная от курсов иностранных языков и курсов немецкого языка, до деятельности групп, в которых будут разбираться научные, экономические и политические вопросы с более углубленным изучением. В 1940 г. в Праге начинает действовать немецкое научное общество “Урания”. В том же году предлагались следующие доклады: Данту (Берлин) “Новый порядок в Европе”, пр-р Шультцес (Йена) “О движущих силах в жизни человека”, пр-р Шеелс (Киль) “Геополитика Англии”. Профессора Ейзарц и Зухенвирт предлагали серию докладов об истории и мировоззрении, профессор Раттих - об искусстве новой Германии. При этом школьные руководители протектората Моравия и Богемия должны были в обязательном порядке преподавать произведения Альфреда Розенберга, в том числе “Миф двадцатого века”. В Нидерландах и Дании о данных учреждениях должны были заботиться солдаты оккупационных сил и местные жители, которым предписывалось изучение немецкой культуры. 1 декабря 1940 в государственном театре Кракова было открыто первое учебное заведение немецкого народного образования в Варшавском генерал-губернаторстве. Все мероприятие проходило в форме утренника, организованного Гитлерюгендом”. На открытии выступил руководитель управления образования в генерал -губернаторстве Голвер с речью о месте немецкого народного образования и задачах НСДАП в данной области. Подчеркивалось, что на период 1940/1941 гг. было запланировано около 50 докладов, в которых особый акцент ставился на расширении жизненного пространства Германии на Восток. В 1942 г. с согласия руководства немецкого народного образования, “Немецкого трудового фронта”, “Силы через радость” был создан Восточный институт народного образования и организации досуга. Его деятельность осуществлялось в тесном взаимодействии с Альфредом Розенбергом. Новый институт распространял свою деятельность на территорию Вартланда ( балтийский регион, Бесарабия, Волынь, Западная Украина и Белоруссия). В своей деятельности он ориентировался исключительно на образование “фольксдойче”, которая в основном сводилась к пропаганде национал-социалистической идеологии, идей “крови и почвы”, расизма. С началом войны работа по образованию взрослых начала значительно активизироваться и перестраиваться. Теперь даже вермахт попадал в сферу задач учреждений народного образования. Вся работа народного образования теперь была направлена на моральную поддержку и оправдание войны: это стало важнейшим военным заданием. В предисловии к учебной программе зимнего сезона 1942/1943 гг. гамбургских учебных заведений можно было прочитать: “Мы живем в непоколебимой уверенности, что победа будет за нами. Достижение этой победы и есть важнейшая задача нашего времени”. Во время войны учреждения народного образования ориентировались на возросшее количество обучающихся. Было ли это оправданным шагом или пропагандистским трюком, сложно сказать. Так окружное руководство образовательного отдела “Силы через радость” в Магдебурге издало документ следующего содержания: “При рассмотрении статистики учащихся последних лет можно констатировать факт о возрастании количество обучающихся с последним мирным годом” . По данным этого документа в Магдебурге в 1938/1939 обучалось всего 169 671 учащихся, в 1940/1941 - 386 812, а на 1941/1942 планировалось 900 000. Стоит отметить две тенденции, характерные для образования в годы войны. Во-первых, “Немецкое предприятие народного образования” становится тем самым партийным инструментом индоктринации, который планировался уже в директивах 1939 г. С другой стороны, высшие народные школы и прочие заведения, контролируемые городскими властями, находили все большую популярность, так их программы стали в большей степени на нейтрально-научной позиции, нежели на национал-социалистической идеологии. Кроме этого, не смотря на то, что темы лекций согласовывались в партийными органами и руководством гау, нередко они не соответствовали мировоззренческим и идеологическим установкам партии. Об этой тенденции сообщается также в одном из сообщений гестапо, которое отслеживало настроения населения в стране. Отмечалось, что даже в учреждениях “Немецкого предприятия народного образования” преобладали слушатели с более высоким уровнем образования, нежели в целом в “Силе через радость”. Отмечалось также о нежелании “так называемой интеллигенции” проводить мировоззренческо-идеологические лекции, в которых был заложен пропагандистский эффект. Объяснять это сопротивлением национал-социалистическому режиму вряд ли было бы правильным, скорее всего речь шла о политическом абсентеизме, пассивности и усталости от бесконечных кампаний и пропаганды. Хотя стоит сказать, что многие из преподавателей Берлинской высшей народной школы, получившей особый статус, сотрудничали с “Национальным комитетом “Свободная Германия”[131]. Этому во многом способствовало то, что преподавательский состав в данном учебном заведении оставался почти неизменным, как в годы Веймарской республики, Третьего Рейха, войны и послевоенный период. Не удивительно, что одним из первых учебных заведений, возобновивших свою работу, стала именно Берлинская высшая народная школа. Если говорить о программе обучения, то стоит подчеркнуть, что до 1942 г. количество прослушиваемых курсов и предметов постоянно росло, и лишь в 1943 г. произошло изменение ситуации. Кризис данной системы был связан со следующими причинами: во-первых, старые преподаватели не могли выдерживать повышенных требований военного времени; во-вторых, воинская обязанность, боевые действия, воздушные налеты и прочее снизили на 30-40% количество слушателей от уровня довоенных лет. Это коснулось прежде всего курсов, связанных с иностранными языками, хозяйственно-экономическими проблемами. На курсах, имеющих общественно-политическое значение (философия, педагогика, археология, искусствоведение), количество слушателей фактически не уменьшилось - они остались на уровне 1942 г.[132]. В Берлине привлечением новых слушателей занимался лично профессор Армин, ректор Берлинского технического института, а с 1934 г.- по совместительству оберфюрер СА. Жители Берлина совместно с “Уранией” проводили свои конференции даже в военные годы, так с апреля по июнь 1942 г. состоялось несколько серий докладов и около 40 воспитательно-образовательных лекций. В зимнем сезоне 1943 г. было проведено около 10 серий докладов и 20 лекций. Среди докладчиков выступали такие известные ученые как профессор Макс Планк( доклад “Перспективы и границы точной науки”), профессор Фритц Клатт. Но тем не менее с каждым военным годом учреждения народного образования начинают испытывать все большие и большие трудности. Так 8 декабря 1943 г. для учительского корпуса высших народных школ Берлина был издан специальный циркуляр, в котором сообщалось о перенесении зимнего семестра на январь месяц. Кроме этого было настойчиво рекомендовано переносить вечерние занятия, которые проходят после 19 часов, на более ранний период. Приблизительное расписание должно было выглядеть следующим образом: День 1 группа 2 группа Воскресенье 9-30 - 11-00 12-45 - 15-15 Суббота 14-45 - 16-15 16-30 - 18-00 С возрастанием светового дня занятия могли продлеваться до 19 часов. Циркуляр от 22 апреля 1944 г. обязывал всех учителей завершать занятия курсов в случае бомбежек, эвакуируя обучающихся в бомбоубежища школ. Одновременно с этим идет интенсивное расширение системы Национально-политических воспитательных заведений. Для государства это становится весьма крупной статьей финансовых затрат. Так, в 1941 г. группенфюрер СС Хайсмайер просит у шефа имперской канцелярии доктора Ламмерса на финансирование Национально-политических воспитательных учреждений 14 миллионов рейхсмарок. Поскольку эти средства были ему безотлагательно предоставлены, на празднествах в Бакнанге в апреле 1941 г. он смог заявить об основании 10 новых Национально-политических воспитательных заведений, находящихся вне Пруссии. Все дальнейшие основания Наполас происходили лишь после консультаций Хайсмайера лично с рейхсфюрером СС, Гиммлером. Освещение же процесса развития Национально-политических воспитательных заведений происходило через постоянные “ежемесячные сообщения Хайсмайера”. Эти сообщения самым тщательным образом выверялись в штабе рейхсфюрера СС. Особый интерес Гиммлер проявил к созданию Национально-политических воспитательных заведений в протекторате на территории Чехословакии и в Нидерландах. В своем письме Гейдриху он обращает его внимание не только на три “новых объекта в протекторате Моравия и Богемия”, но и на проведение отбора в них чешских юношей. Для Гейдриха эти мысли не являлись новинкой, поскольку еще 24 октября 1940 г. в одном из управлений СС была разработана “секретная” анкета для чешских школьных врачей , которая должная была способствовать позднее отбору “расово полноценных” чешских юношей. Но тем не менее реальная разработка механизма отбора началась лишь с сентября 1944 г. Планировалось закончить этот отбор через год, к сентябрю 1945 г. Чешские юноши, которые получили воспитание в Национально-политических воспитательных заведениях , должны были позднее получить “то же преуспевание и возможности продвижения... как и немецкие юноши” . Наряду с этим СС занималось созданием в Богемии и немецких Наполас. Выбор Хайсмайера пал на Куттенбург при Колине, старое немецкое поселение . В своей речи 16 сентября 1942 г. Рейхсфюрер СС Гиммлер подчеркнул, что Наполас является важнейшим инструментом отбора “расово полноценных” элеатов представителей народов оккупированных территорий, в то время как все остальные в плане образования могли ограничиться “общими знаниями, таблицей умножения и грамотностью, позволяющей написать свое имя и фамилия”.[133] В месте с тем Наполас получало новую задачу- они должны были способствовать укреплению Великогерманского Рейха. 22 апреля 1941 г. все воспитательные заведения были объединены в имперское управление. Именно тогда же начинается возведение новых Национально-политических воспитательных заведений на присоединенных к Рейху территориях в пограничных районах. Руст, которого как министра воспитания Гитлер характеризовал как “самого великого преподавателя и воспитателя”, объявил “имперскую идею” главнейшим заданием не только Наполас, но и всей системы воспитания и образования. Теперь вся общая воспитательная работа находилась под повелительными требованиями “фюрера”, который создал “ не только империю, но и все ее образы и законы”. С военными успехами у руководства Рейха укрепляется сознание превосходства по отношению к другим народам, вплоть до презрения. Руст все чаще начинает высказываться о немцах как о “расе господ”. Одновременно с этим Гитлер и Гиммлер начинают проводить в жизнь идею немецкой гегемонии в Европе. Имперские представления, до этого базировавшиеся на сохранении и умножении немецкого народа, все больше и больше переходят к представлениям о “немецкой расе” и созданной ею Великоевропейской империи. Национально-политическим воспитательным заведениям в этом процессе отводилась, по воле Гимлера, едва ли не доминирующая роль. Он планировал в недрах Наполас воспитать “расово полноценные” руководящие кадры для всех европейских стран от Норвегии и Франции до протекторатов и Украины. Чешские, французские, скандинавские юноши должны были после воспитания в Наполас стать немецкими гражданами. По мнению Гиммлера этот шаг должен был с одной стороны укрепить имперскую идею, с другой стороны “привязать” “расово полноценный” элемент других народов к Германии и “расе господ”. Именно Гиммлер как имперский комиссар по вопросам укрепления немецкого народа добился открытия в 1941/1942 гг. Национально-политических воспитательных заведений в Эльзасе, Южном Тироле, Бесарабии, Буковине. Планам Гиммлера не было суждено сбыться. В конце 1944 г. - начале 1945 г. юнгманов Наполас как и большинство немецкой молодежи ждала различная судьба. Одни составили костяк отрядов “Вервольф” , погибнув в стычках с союзническими войсками. Другие, как югманы из заведений в Плене и эвакуированных туда же заведений Восточной Пруссии, Козлинка были спасены директором этого заведения от уличных боев, когда он отвозит их в сельскую местность, отказываясь бросить их на защиту города. Крушение Третьего рейха было вызвано прежде всего военными поражениями. Стоит заметить, что даже на фоне этих поражений молодежь продолжала фанатично верить в идеалы национал- социализма. Пассивное сопротивление , существовавшее среди некоторых групп молодежи, в большинстве своем не носило политического характера. Это наглядно показывает, насколько удачной с точки зрения укрепления режима была организована воспитательная политика. Тем не менее события 1939-1945 гг. показали, что основную роль в воспитании молодежи берет на себе Гитлерюгенд, а не школа. Более того, в воспоминаниях очевидцев нашла отражение мысль, что школа во многом мешала "политическому порыву" молодежи, стремившейся под влиянием Гитлерюгенда на фронт или во вспомогательные части Вермахта и Люфтваффе. На основании это можно прийти к выводу, что школьная политика в годы Второй мировой войны существовала лишь как составная часть военной политики и была ориентирована на осуществление мероприятий по закреплению достигнутых военных успехов либо укреплению обороноспособности рейха. -------------------------------------------------------------------------------- [1] ZBl.1933.s.233 [2] Nationalsozialismus und Schule: amtliche Erlasse und Richtlinien 1933 - 1945 / hrsg. u. eingeleitet von Renate Fricke-Finkelnburg . - Opladen : Leske + Budrich , 1989 . S. 243 [3] StABi RG 225 [4] StABi RG 225 [5] Klönne, Arno. Jugend im Dritten Reich: die Hitler-Jugend und ihre Gegner ; Dokumente und Analysen / Arno Klönne . - 1. Aufl. . - Düsseldorf [u.a.] : Diederichs , 1982 . s.193 [6] StABi SVA 204 [7] Das Schullandheim.1933, N 6 [8] StABi8 RG 501 [9] StABi8 RG 500 [10] StABi8 RG 502 [11] RGBl.1934.s.75 [12] Die Deutsche Höhere Schule.1936.s.544 [13] Abl.1938.s.325 [14] ABL.1938.s46 [15] Elite für die Diktatur: die nationalpolitischen Erziehungsanstalten 1933 - 1945 ; ein Dokumentarbericht / Horst Ueberhorst (Hrsg.) . - Düsseldorf : Droste-Verl. , 1969 . - 441 S. [16] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola: Versuch einer Generationengeschichte des Nationalsozialismus / Christian Schneider ; Cordelia Stillke ; Bernd Leineweber . - 1. Aufl. . - Hamburg : Hamburger Ed. , 1996 . - 393 S. [17] Bernhard Rust.Die Die Grundlagen der nationalsozialistischen Erziehung //Hochschle und Ausland,H.1,Jg13, 1935 [18] Elite für die Diktatur: die nationalpolitischen Erziehungsanstalten 1933 - 1945 s. 211 [19] Elite für die Diktatur: die nationalpolitischen Erziehungsanstalten 1933 - 1945 .s 231 [20] StABi RG 236 [21] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 120 [22] WuSch. Dez.1936. s. 106 [23] Hermann Heuer, Engliche und deutsche Jugenderziehung // Zeitschrift fur neusprachlichen Unterricht,Berlin, Bd. 36, Jg,1937,S.213. [24] Генри Пикер. С. 203. [25] Генри Пикре. С. 365. [26] Weltanschauung und Schule. Berlin , Dez. 1936, Nr.2, S.106 [27] Deutsche Schulerziehung. 1943. s.6 [28] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 145 [29] Paustian, Mattias. NPEA in Plön (1933-1945)// Scleswig-Holsteinischen Zeitgeschichte. H.26. 1994 [30] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 113 [31] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 129 [32] "Wir waren Hitlers Eliteschüler" : ehemalige Zöglinge der NS-Ausleseschulen brechen ihr Schweigen / Johannes Leeb . - 2. Aufl. . - Hamburg : Rasch und Röhring , 1998 . S. 110 [33] Der Jungmann, Nationalpoltische Erziehunganstalten Oranienstein. Heft 2, April 1936, S.10 [34] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen: Internatsschulen als Herrschaftsmittel des Führerstaates . - Göttingen : Vandenhoeck & Ruprecht , 1973 . - 427 S. [35] Der Jungmann, Nationalpoltische Erziehunganstalten Oranienstein. Heft 2, April 1936, S.11 [36] Paustian, Mattias. NPEA in Plön (1933-1945)s. 54 [37] Paustian, Mattias. NPEA in Plön (1933-1945).s 65 [38] Fritz Kloppe, Nationalpolitische Erziehungsanstalten, Berlin, 1936, S.6 [39] "Wir waren Hitlers Eliteschüler" : ehemalige Zöglinge der NS-Ausleseschulen brechen ihr Schweigen / Johannes Leeb . - 2. Aufl. . - Hamburg : Rasch und Röhring , 1998 . S. 129 [40] Fritz Kloppe, Nationalpolitische Erziehungsanstalten, Berlin, 1936, S.7 [41] "Wir waren Hitlers Eliteschüler" : ehemalige Zöglinge der NS-Ausleseschulen brechen ihr Schweigen / Johannes Leeb . - 2. Aufl. . - Hamburg : Rasch und Röhring , 1998 . S. 196 [42] Der Jungmann, Nationalpoltische Erziehunganstalten Oranienstein. Heft 2, April 1936, S.8 [43] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 151 [44] VB 25.04.1936 [45] Der Jungmann, Nationalpoltische Erziehunganstalten Oranienstein. Heft 2, April 1936, S.7 [46] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 165 [47] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 172 [48] VB 24.11.1936 [49] VB 24.11.1936 [50] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 194 [51] Paustian, Mattias. NPEA in Plön (1933-1945).s 34 [52] Der Jungmann, Nationalpoltische Erziehunganstalten Oranienstein. Heft 2, April 1936, S.6 [53] Paustian, Mattias. NPEA in Plön (1933-1945).s 65 [54] Schneider, Christian. Das Erbe der Napola S. 201 [55] Die Deutsche Höhere Schule.1937.s.105 [56] Die Deutsche Höhere Schule.1937.s.105 [57] Elite für die Diktatur: die nationalpolitischen Erziehungsanstalten 1933 - 1945 .s 102 [58] Ottweiler, Ottwilm. Die Volksschule im Nationalsozialismus/ Ottwilm Ottoweiler . - Xerox-Dr. nach Typoskript . - Weinheim [u.a.] : Beltz , 1979 . S. 114 [59] Abl. 1935.s507 [60] Ottweiler, Ottwilm. Die Volksschule im Nationalsozialismus.s.115 [61] Ottweiler, Ottwilm. Die Volksschule im Nationalsozialismus.s.116 [62] Preising, Renate. Willensschulung: zur Begruendung einer Theorie der Schule im Nationalsozialismus / von Renate Preising , 1976 . S. 205 [63] Ottweiler, Ottwilm. Die Volksschule im Nationalsozialismus.s.117 [64] Ibid [65] StAbi RG 323 [66] Eilrs, Rolf. S. 78 [67] Allgemeinen Deutschen Lehrerzeitung. 1933.s.370 [68] Deutschen Philologenblatt. 1933.s. 225 [69] Deutschen Philologenblatt. 1933.s. 211 [70] Deutschen Philologenblatt. 1933.s. 211 [71] Deutschen Philologenblatt. 1933.s. 225 [72] Küppers, Heinrich. Zum Gleichaltungprozeß der öffentlich organisirten Erziehung in der Jahren 1933-1934. Konkurirende Kräfte un politische Schicksal der Lehrerverbande // Erziehung und Schulung im Dritten Reich/ hrsg. von Manfred Heinemann . - Stuttgart : Klett-Cotta Erschienen: Bd. 2 .Hochschule, Erwachsenenbildung. - 1. Aufl. - 1980. S. 238 [73] Hitler, Adolf : Reden und Proklamationen, 1932 - 1945 ; kommentiert von einem deutschen Zeitgenossen / Max Domarus . - [Neuaufl.] . - Wiesbaden : Löwit Erschienen: Bd. 1. Triumph¬ 1. Halbbd. 1932 - 1934. - 1973. - VIII, S. 238 [74] Hederch, Karl Heinz. Die Parteiamtliche Prüfungskomission zum Schutze des national-sozialistischen Schrifttums. Breslau. 1937.s.7 [75] Rolf, Eilers. S.113 [76] Rolf, Eilers. S.114 [77] Deutsche Schulerzeitung. 1943. s. 79 [78] Rolf, Eilres. S.115 [79] Deutsche Schulerzeitung. 1943. s. 79 [80] Rolf, Eilers. S.115 [81] Die Erziehung. 1935.s. 80 [82] Rosenberg, Alfred. Das politische Tagebuch Alfred Rosenbergs : 1934/35 und 1939/40 / hrsg. von Hans-Günther Seraphim . - Ungekürzte Ausg. . - München : Dt. Taschenbuch-Verl. , 1964 . S. 202 [83] Eilers, Rolf. S. 116 [84] MBL. 1941.s.330 [85] VB 18.10.1936 [86] Die Deutsche Höhere Schule.1936. s.552 [87] Reicnhardt, Hans-Joacim. Die Deutsche Arbeitsfront. Eine Beitrag zur struktur Herrschaftsmittel der Führerstaates. - Göttingen. 1973.s.177 [88] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen .s. 177 [89] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen.s.169 [90] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen.s.175 [91] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen.s.181 [92] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen.s.153 [93] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen.s.182 [94] Scholtz, Harald. NS-Ausleseschulen .s. 189 [95] VB 07.08. 1934. [96] Kölnische Volkszeitung,7.9.1934 [97] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.139 [98] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.148-150 [99] Eilers, Rolf. S.108 [100] P. Stachura. Das Dritte Reich und die Jgenderziehung. Die Rolle der Hitlerjugend 1933-1939 // Nationalsozialistische Diktatur: 1933 - 1945 ; eine Bilanz / Karl Dietrich Bracher ... (Hrsg.) . - Düsseldorf : Droste , 1983 .s.236 [101] P.Stachura.s.239 [102] StABi RG 225 [103] Schirach, Baldur von. Die Hitler-Jugend : Idee und Gestalt / Baldur von Schirach . - Berlin : Zeitgeschichte-Verl. , 1934 . S. 169 [104] P.Stachura.s.241 [105] P.Stachura.s.242 [106] StAbi SVA 938 [107] Die Kulturverwaltung .N4. 1938.s4 [108] P.Stachura.s.243 [109] Die Deutsche Höhere Schule.1934-1939 [110] Die Deutsche Höhere Schule.1936. s.350 [111] Die Deutsche Höhere Schule.1936-1939 [112] Klönne, Arno. Jugend im Dritten Reich: d. Hitler-Jugend u. ihre Gegner ; Dok. u. Analysen . - Neuausg. . - Duesseldorf : Diederichs , 1984 . S. 243 [113] Giesecke, Hermann. Vom Wandervogel bis zur Hitlerjugend: Jugendarbeit zwischen Politik und Pädagogik / Hermann Giesecke . - München : Juventa-Verl. , 1981 . S. 150 [114] Hellfeld, Matthias von. Bündische Jugend und Hitlerjugend: zur Geschichte von Anpassung und Widerstand 1930-1939 / Matthias von Hellfeld . - Köln : Verl. Wissenschaft u. Politik , 1987 . S. 250 [115] Klaus, Martin. Maedchen in der Hitlerjugend: die Erziehung zur deutschen Frau . - Bielefeld , 1977 . 213 S. [116] Klönne, Arno.Hitlerjugend : die Jugend und ihre Organisation im Dritten Reich. - Bonn : Goedel , 1955 . S. 100 [117] Аникеев А.А. Германский фашизм и крестьянство ( 1933 - 1945 гг.) . Ростов на Дону . Изд-во Ростовского университета . 1979 .с. 198 [118] Pahmeyer, Peter. Die Hitlerjugend in Lippe (1933 - 1939) : totalitäre Erziehung zwischen Anspruch und Wirklichkeit / Peter Pahmeyer ; Lutz van Spankeren . - Bielefeld : Aisthesis-Verl. , 1998 . 220 S. [119]Аникеев А.А. Германский фашизм и крестьянство ( 1933 - 1945 гг.) . Ростов на Дону . Изд-во Ростовского университета . 1979 . с.204 [120] Nationalsozialismus und Schule: amtliche Erlasse und Richtlinien 1933 - 1945 S. 274 [121] MBl. 1943.s.4 [122] Die Hitlerjugend-Generation : biographische Thematisierung als Vergangenheitsbewältigung / Gabriele Rosenthal (Hrsg.). Unter Mitarb. von Claudia Gather ... . - Essen : Verl. Die Blaue Eule , 1986 . s. 401 [123] Schubert-Weller, Christoph. Hitlerjugend: vom "Jungsturm Adolf Hitler" zur Staatsjugend des Dritten Reiches / Christoph Schubert-Weller . - Weinheim [u.a.] : Juventa-Verl. , 1993 . s.201 [124] Schultz, Jürgen. Die Akademie für Jugendführung der Hitlerjugend in Braunschweig . - Braunschweig : Waisenhaus-Buchdr. und Verl. , 1978 . S.295 [125] Wittkoetter, Juergen. Das Lied als Instrument der politischen Sozialisation in der Hitlerjugend und im Deutschen Jungvolk / von Juergen Wittkoetter , 1990 . - VIII, s. 163. [126] Schubert-Weller, Christoph. Hitlerjugend: vom "Jungsturm Adolf Hitler" zur Staatsjugend des Dritten Reiches .s 202 [127] Koch, Hannsjoachim W. Geschichte der Hitlerjugend: ihre Urspruenge und ihre Entwicklung 1922-1945 / Hannsjoachim W. Koch. [Vom Verf. autorisierte Uebers.: Helmut Kossodo u. Ulrich Riemerschmidt] . - Percha/Starnberger See : Schulz , 1975 . - X, 387 S. [128] Klönne, Arno. Jugend im Dritten Reich S. 245 [129] Klönne, Arno. Jugend im Dritten Reich S. 247 [130] Die Hitlerjugend und ihr Selbstverständnis im Spiegel ihrer Aufgabengebiete / hrsg. von Jutta Rüdiger . - Studienausg. . - Lindhorst : Askania , 1983 . s.300 [131] Gerhard Rossmann: Dre Kampf der KPD um die Einheit aller Hitlergegner. Berlin 1963, S.22 [132] Lehrplan September-Dezember 1943, Ubersicht uber das 65. Studienjahr, Humboldt-Hochschule, Berlin [133] Hans-Jochen Gamm, Fuhrung und Verfurung. Padagogik des National-sozialismus. Munchen, 1964, S.399