NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
24.10.2017 г.
 

Дополнительное образования взрослого населения в Третьем Рейхе

 Проблема образования  взрослых  в  Германии  с исторической  точки зрения обнаруживает ряд существенных пробелов. Так в исторической литературе, посвященной проблеме народного образования в Германии,  фактически выпадает период 1933-1945 годов .  Публиковавшие  в последнее время в Германии работы о сущености воспитания в годы национал-социалиститческой диктатуры,  об  идеологических основах  национал-социалистического  образования об образовании взрослых было лишь несколько строк,  и сообщений о народных школах. До сих пор  по  сути  не  поставлена проблема роли и отношения  участников процесса образования взрослых при национал-социализме, народного образования и национал- социалистического государства,  процесса его преобразования и унификации.

     Немногие замечания  по  этому  поводу ограничиваются констатацией факта, что внезапный снос национал-социалистическим  государством  существовавших традиций образования, привел к ее преобразованию, цнетрализации и унификации.      Это могут подтвердить следующие римеры. Хельмут Бекер пишет:"После 1933 года не было больше возможно обретение образовательной  самостоятельности и  свободного решения и образование взрослых было растоврено". Фритц Блетннер:" 1933 год прервал усилия по формированию  образования взрослых,  которые были возобновенены лишь в 1945 году".  Ерик Эммерлинг подчеркиваетв совем обзоре "50 лет народной школы",  что фашистская эра  ничего не внесла в систему образования взрослых и характеризует ее в семи  предложениях.  Несколько  особняком  стоит  Вернер Плихт, который видит окончательное крушение традиций взрослого образования не с приходом нацистов к власти в 1933 году , а с началом Второй мировой войны.  При этом  главную ответственность за крушение этой системы он возлагет на капиталистическую систму с ее кризисами и безработицей. Во  втором  издании  монографии "Судьба народнго огбразования в

Германии" он ставит на превое место не проблемы народного образвования в годы  национал-социалистической  диктатуры,  а аналихз ипоиск ошибок системы народного образования в годы Веймарской республики.

   Народное образование в годы  национал-социалистической  диктатуры не проявляет инкаких признаков самостоятельности .  Оено является лишь составной частью запутанного национал-социалистическго мировозрения, а потому осознание  и   восприятие  системы образования может происходить лишь в контексте нацистской идеологии. Иоханес Эрхардт видит эту общую взаимосвязь мировозрения,  идеологии, воспитания и образования следующим образом:" Если рассматривать  содержание, структуру и функцию того, что нациоанл-социалисты назывли мировоззрением,  то под ним подразумевается ключевые формы контроля над сознанием,  под которым  понималась пропаганда, воспитание и обучение.  Конгломерат предубеждений, политических воззрений и псевдофилософских представлений национал-социаличсты считали  мировоззрением  нашедшим  свое  выражение  в  словах "общность","раса","вождь"... В тесной сцепке находились  такие  понятия  , как “кровь и почва”, а так же словосочетание- “расовая воля”, “раса господ”, “народный товарищ”, “кровное сообщество”, которые могли составля бесконечные количество комбинаций для логичной идеологической структуры".

     Воспитание и образование  при  национал-социалистах  предполагало политическое засвидетельствование. Она была подчинена политической целевой установке стабильности национал-социалитистическогол руководства в государстве. Изэтого Гитлер выводит мысль, что "необходтмо воспитывать всех немцевк национал-социалистическому мировоззрению". Мировоззрение и  воспитание четко выделялись в важнейшую политическую функцию, таким образом пропагандировалась  политическо-воспитательная  конечная цель. Неограниченый  охват  всех  немцев к " наионал-социалистическому разъяснению и обучению как в партии ,  так и в кругу приверженцев" делал при идеологическо-политической тотальности невозможность  существования других мировозренческих групп,  что было характерно для демократических традиций в образовании Веймарского преиода Германии.

     Национал-социалистическое народнрое образование не имело никакого сомоосознания, что следовало из самих задач  этой  системы.  Целью  же воспитания в национал-социалитическом государстве было создание нового немецкого человека.  Этой цели должны были совместно добиваться народные школы и прочие институты внешкольного воспитания и образования.При этом воспитание понималось как:

     1) как "воспитание народа";

     2)  как придание  определенной  формы  членам  общества

посредством самого общества;

     3) воспитание молодежи через влияние семьи и школьных  преподавателей.

     К основному пониманиюнационал-социалистического  воспитания  принадлежало "изживание" научно-рациональных дисциплин,  создавая тем самым необходимые предпосылки для национал-социалистического мировоззрения. Вся воспитательная деятельность была направлена в первую  очередь на физическуюсторону6 и лишь затем на умственные способности ;  прежде всего образование должно было содействовать созданию характера,  кульутивированию воли, и решимости и только затем шло научно обучение.

     Внедренная целевая установкаи инструментарий, а так же расистское ядро национал-социалистического  воспитания ориентировалина воспитание руковдителя, располагая к  требованиям тотального контроля  со  стороны партии над любым человеком.  Лишь по политичесчкому весу, котороый отводился народному образованию и по роганизации практической работы она отличалась от  других  областей образования.  Для сугубо специфических целей и заданий,  отодвинутых систематической нацистоской пропагандой и мировоззрением на второй план, оставалось в поле деятельност совсем немного места.  Наряду с общественными функциями народного образования в замен отсеченных образовательных задач, функции сугубо образовательные определялись тем,  что сама система представляла не чисто  политический инструктаж,  а органическую интеграцию  образования и нацистской пропаганды.

      Существовавший со времен Веймарской республики имперский союз высших народных школ, не только продолжил свое существование, но и активно поддержал новое государство и национал-социлистическое движение. Согласно циркуляру  данной организации от 18 марта 1933 года , за несколько дней до этого в Берлине было проведено собрание руководства имперского союза высших народных школ, на котором были подведены итоги проверки высших народных школ. На основании изложенных данных руковдство союза пришло к выводу, что высшие народные школы вполне справляются с поставленными перед ними новым государством национальными и социальными задачами.[i]

        Стоит заметить, что высшие народные школы явились детищем Ноябрьской революции 1918 года и начали возникать в Германии исключительно в период Веймарской республики. Но не смотря на это нацисты умело смогли использовать их в своих интерсах. Так Фрайбургская группа Союза борьбы за немецкую кульутру, близкая к нацистам, к зиме 1933/1934 года планировала вновь открыть высшую народную школу в своем городе, чтобы проводить воспитание и рукводить ею в духе национал-социализма. Руковдство группы подчеркивало, что “словсочетание высшая народная школа накладывает на них двойную обязанность , с одной строны быть подлинно народным заведением, с другой строны, быть институтом.[ii] Подобная ситуация сложилась и в Мюнхене. Уже в 1933 году руковдство мюнхенской высшей народной школы восторженно заявляло о том, что высшие народные школы станут основой национального образования (директор школы Вильгель Болл в первые дни “национальной революции” заявил о своей солидарности с нацистами, предоставив свое учереждение введение НСДАП)[iii]

     Отдельным представителям союза и руковдителем высших народных школ между тем казалось, что союз проводит не достаточно последовательную политику национал-социалистической партии, что следует из письма от 21 июня 1933 года объединения высших народных школ провиниции Саксония председателю имперского союза высших народных школ.  Позиция занятая руовдством союза провозглашена “нейтральной”, что “не допустимо, поскольку оно должно обслуживать цели нового государства”. В мае  1933 года всеми структурами союза была получена директива об оформлении высших народных школ в новых условиях, но более ни каких информационны и методических указаний не поступало. В писме настаивается на том, чтобы рукводство союза узнало о намереньях компетентных органов и одновременно следует призыв об исключении из школ политически неблагонадежных преподавателей.[iv]

     Ответ руковдства имперского союза не последовал ждать. 14 июля 1933 года председатель союза выступает с предложение о роспуске союза, приводя следующую аргументацию:

- изначально союз создавался как конгломерат различных партийных, профсоюзных и конфессиональных заведений народного образования;

- после “национальной революции” цели союза полностью выполнены и в его существовании нет больше никакой необходимости.

    Данное решение было принято на заседании руководства союза  7-8 июля 1933 года, после чего была проведена ревизия кассы союза , в которой находилось 6400 имперских марок. [v]

     Судя по письму обращенному от председателя имперского союза к директору Центрального института воспитания 30 июля 1933 года вопрос о роспуске затянулся. В нем в частности отмечается, что письмо отправленное в министерство  внутренних дел с предложением о рсопуске союза, осталось без ответа. Но 22 июля 1933 года в газетах появилась информация “официальной пресс-службы Пруссии”, в котром значилось что в при институте создается отделение высших народных школ, при котором образуется Имперское общество немецких высших народных школ. При этом о союзе не было ни одного упоминиания.[vi] 

    В отвтетном письме директор Цетрального института воспитания  отвечал, что учреждение Иперского общества немецких народных школ вовсе не обозначает роспуска имперского союза высших народных школ. Данный вопрос должен был решаться на ближайшем расширенном совещании рпедставителей министерства внутренных дел и министрества культуры, о результатах которого руководство союза будет тут же уведомлено.[vii]

    В руководство союза 29 августа 1933 года приходит письмо из министерство внутренних дел, где оно информируется, что роспуск имперского союза высших народных школ возможен только через суд. При роспуске члены союза должны были  перейти в распоряжение главного управления высших народных школ при Центральном инстуте воспитания . Это письмо примечательно еще тем, что в нем впревые употребляется новая форма приветсвия - “Хайль Гитлер!”, что может говорить о том, что новое государство уже определилось со своими задачами в отношении народного образования. В тот же день рукодство союза посылает письмо в тюрингский суд первой категории в г. Йена с просьбой о роспуске  имперсокго союза высших народных школ.[viii]

    Одновременно с судебным процессом идет преобразование всех высших народных школ, подчиненных имперскому союзу высших народных школ. Как следует из письма директора штейнскогой высшей народной школы председателю имперского союза от 11 сентября 1933 года “высшая народная школа подвергнута полному преобразованию, и от нее осталось только одно прежнее название”.[ix] Некоторое время спустя очередном заседании руковдства союза, которое было произойти 28 сентября 1933 года, не появился ни один представитель союза, приэтом все филиалы прислали уведомление о своем выходе из союза. Для йенского суда это было достаточным поводом для закрытия деятельности имперского союза высших народных школ, которое произошло 29 сентября 1933 года.[x]

    Как видно на примере роспуска имперского союза высших народных школ нацонал-социалистическое руковдство не срезу определилось с методами преобразования системы народного образования в соответсвии со своими задачами. Данная неопределенность протянулась до 1935 года. А в период 1933- 1934 годов национал-социалистическое  руководство начинает проводить мероприятия по преобразованию и централизации образования взрослых в рамках народного образования, ставшими предтечей унификации 1935-1936 годов.   

    Как отмечалось выше в 1933 году по соглашению министерства внутренних дел, имперского министерства пропаганды, имперского министрества снабжения, а так же министерства культуры Пруссии было создано при Центральном институте воспитания (Берлин, W-55, Постдамер шрассе, 120) было создано центральное управление высших народных школ, которое должно было все высшие народные школы преобразовать в национал-социалистическом духе. [xi]

    Одновременно с этим идет процесс вывода народного образования из сферы интерсов импероскго министерства внутренних дел, как это было в веймарской республике. Так 31 марта 1933 года из подчинения министерства внутренних дел был выведен Центральный архив народного образования с преспективой того, что он будет включен в состав другого учреждения. [xii]

 

   13 мая 1933 года в продолжении данной тенденции указом прусского министра науки,  искусства и народного образования в подчинение Главному управлению образования Центрального инстутута воспитания была подчинена “немецкая народная школа воспитания и образования взрослых”.[xiii]

   Итогом деятельности национал-социлистического руководства на этом периоде стало создание в 1 мая 1934 года указом Гитлера имперского министерства науки, воспитания и народного образования. Как подчеркивалось в указе министерство создавалось для организации воспитания, образования и обучения, а так же выполнения научных задач. Руководитель данного министрества именовал в дальнейшем имперским министром науки, воспитания и образования. Круг деятельности министерства и его задачи определялись лично Гитлером.[xiv]

   Данные задачи были определены в указе Гитлера от 11 мая 1934 года. Они формировались на основе сферы деятельности имперского министерства внутренних дел. При этом к министерству науки, воспитания и народного образования преходили :

- наука ( общие дела науки, а так же зарубежные связи ученых4 физико-технические имперские учреждения; химико-технические учреждения; сейсмологическое общество; научные учреждения внутри и во вне Райха; научные библиотеки; археологические иституты);

- воспитание и обучение ( программа предметов;народные школы; частные школы; высшие школы; профессиональные учебные заведения; немецкие школы за рубежом);

- союзы молодежи (преданные в 1936 году “гитлерюгенду”);

- образование взрослых.[xv]

   Во главе нового министерства был поставлен доктор Руст, который с февряля 1934 года занимал пост министра науки, искусства и народного образования Пруссии. Ярый нацист, за свои убеждения исключенный в 1930 году из школы. Он заявлял , что ему одним махом удалось ликвидировать школу как “пристанище интеллектуальной актробатики”.[xvi]

  Новые акценты  для  систмы народного образования  обозначились при присоединении и совместной работе с такими институтами нацистского государства как "Немецкий трудовой фронт" и "Сила через радость". "Немецкий троудовой фронт" имел так же социальный  заказ,  ориентированный  на воспитание:"Высокой целью  Фронта  является воспитание всех работающих немцев в национал-социалистическом государстве и  национал-социалитистических институтах  общества".  Воспитание  в рамках сообщества "Сила через радость" "видит свою задачу в том,  чтобы обосновать новую рабочую мораль".  Сам глава "Немецкого трудового фронта" Р.Лей видел воспитательную задачу в посредничестве между национал-социалистическим  мировоззрением, народной  культурой и производственным процессом.  Фритц Лейтлофф считал,  что функции народного образования тесно связаными  с досугом, которые  должны  содействовать "преживанию,назиданию и радости". Из этого вытекает его понимание народного образования как  воспитания в  обществе:"Мы  называем народом ту общность,  которая является живым содержанием государства и которая естественно соединена посредством крови. стало быть народное образование- это обучение и воспитание этой общности".

     В рамках  всей национал-социалистической воспитательной работы народное образование выделялось как:

- формирование досуга;

- мировоззренческое воспитание в школе;

- культурное обеспечение рабочих.

   7 августа 1934 года в газете “Фелькише беобахтер” повяилась статья имперского руководителя НСДАП и “Немецкого трудового фронта” в области образования, в которой провозглашалось создание в рамках национал-социалистического общества “Сила через радость” новой структуры, получившей название “Немецкое предприятие народного образование”.[xvii]

  Месяц спустя, 7 сентября 1934 года, в газетах г. Кельна появилась статья, посвященная только что созданной стуктуре. В ней подчеркивалоось, что народное образование нашло в послевоенный период достаточно широкое распростарнение в Германии через политические партии, профсоюзщыЭ, конфессиональные объединения. “Но зание вещей, не даелает человека образованным-, почеркивалось в статье,- это возможно если он ставит себя в отношении собственной жизни”. Из этого делается вывод, что либерализм и марксизм не смогли сформировать народное сообщество, а значит не смогли достигнуть цели народного образования. Всязи с этим высшие народные школы, являя собой копию либерально-академических заведений, не могут дать установки на жизнь. Образовательно-воспитательная деятельность начинает с данного момента перходить в другию плоскость благодаря созданию Немецкого предприятия наодного образования. Упор сдаланный на “Силе через радость” при создании Немецкого производсктва народного образования, объясняется тем, что ответсвенный в аппарте НСДАП за обучение, Отто Годес, являлся так же и руковдителем “Силы через радость”. В новом учреждении планировалось дать возможность приобрести новые дополнительные знания. Занятия планировались по всем отраслям в виде 4-16 недельных курсов[xviii].

   В декабре  1934 года выходит в свет циркуляр по котором вся деятельность относящаяся к сфере дополнительного образования взрослых относится к компетенции “Немецкого препдриятия народного образования”, местные стурктуры на базе высших народных школ или новообразований получают название “Учреждение народного образования” с указанием местоположения данного учреждения (гау и город). На местах данные заведения финансировались управление образования гау при контроле “Немецкого трудового фронта” . [xix]

    Но несмотря на данный циркуляр высшие народные школы так и не прекратили свое существование. Высшие народные школы, которые как отмечалось, создавались в годы Веймарской республики различными учреждениями ( партиями , профсоюзами и т.д.) после 1933 года находились в юрисдикции городов. Ниже приведены данные на 10 сентября 1935 года в отношении учреждений дополнительного образования взрослых и тех структур, которые этим занимались (данные по городам приведены в соответсвии убывания их величины) .

Берлин

Городские власти

Гамбург

Городские власти

Кельн

Немецикй продукт народного  образования, власти гау

Лейпциг

отдел образования НСДАП в округе

Дрезден

Немецкое предприятие народного образования

Бреслау

Городские власти

Франкуфурт на Майне

Немецкое предприятие народного образования, Союз народного образования

Дюссельдорф

Немецкое предприятие народного образования

Ганновер

Сила через радость

Штутгарт

Министерство культуры, объединение народного образования

Нюренберг

городские власти

Вюпперталь

Немецкое предприятие народного образования

Хемниц

отдел образования НСДАП округа

Бремен

Немецкое предприятие народного образования

Кенингсберг

городские власти

Бохум

Немецкое предприятие народного образования

Магдебург

горгодские власти

Манхейм

городские власти

Алтона

городсике власти

Киль

Немецкое предприятие народного образования

Галле

городские власти

Аугсбург

Немецкое предприятие народного образования, руковдство гау

Кассель

Немецкое предприятие народного образования, руковдство гау

Креф.-Ойрдинген

Немецкое предприятие народного образования

Аахен

Немецкое предприятие народного образования, руковдство гау

Висбаден

Немецкое предприятие народного образования, объединение народного образования

Карлсруе

Немецкое предприятие народного образования

Ерфурт

городсике власти

Майнц

Немецкое предприятие народного образования, объеинение высших народных школ

Гиндебург

Немецкое предприятие народного образования

Любек

городские власти

Мюнстер

Немецкое предприятие народного образования

Билфельд

Немецкое предприятие народного образования

Плауен

Немецкое предприятие народного образования

Гарбург

городские власти

Глейнвитц

Немецкое предприятие народного образования

Бойтхен

городские власти с привлечением государственных средств

Вюртцбург

Немецкое предприятие народного образования

Фрайбург

Немецкое предприятие народного образования

Бонн

Немецкое предприятие народного образования

Герлиц

городские власти

Дармштадт

Немецкое предприятие народного образования

Боттроп

Немецкое предприятие народного образования

Цвикау

Немецкое предприятие народного образования

Регенсбург

Немецкое предприятие народного образования

Оффенбах

Немецкое предприятие народного образования

Пфорцхайм

Немецкий трудовой фронт

Лиегниц

Немецкое предприятие народного образования

Виттен

Национал-социалистическое кульутрное общество

Ульм

Сила через радость

Хильдесхайм

производственный отдел НСДАП, академия Лейбница

Хайлбронн

Немецкое предприятие народного образования

Йена

Немецкая отечественная школа

Хамм

Немецкое предприятие народного образования, Сила через радость

Ратибер

Немецкое предприятие народного образования

Готтбус

Немецкое предприятие народного образования

Хальберштадт

Немецкое предприятие народного образования

Веймар

Немецкая отечественная школа

Готха

Немецкая отечественная школа

Гёттинген

Немецкое предприятие народного образования, студенчество

Майзен

Немецкое предприятие народного образования

Вальденбург

Немецкое предприятие народного образования

Оппельн

Немецкое предприятие народного образования

Губен

Немецкое предприятие народного образования

Еслинге

Высшая народная школа

Алленштайн

Немецкое предприятие народного образования

Баутцен

Немецкое предприятие народного образования

Дюрен

Немецкое предприятие народного образования

Цитау

Немецкое предприятие народного образования

Херфордт

Немецкое предприятие народного образования

Борнбург

Немецкое предприятие народного образования

Падаборн

Немецкое предприятие народного образования

Фройтал

Немецкое предприятие народного образования, немецкая отечественная школа

Фрайберг

городские власти

Гиссен

высшая народная школа

Люденшильд

Немецкое предприятие народного образования

Изерлох

Немецкое предприятие народного образования

Пирна

Немецкое предприятие народного образования

Ройтлинген

объединенение анродного образования

Райхенбах

Немецкое предприятие народного образования

Еберсвальде

Немецкое предприятие народного образования

Гаухау

Немецкое предприятие народного образования

Ландшут

объединение народных школ

Хиршеберг

Немецкое предприятие народного образования

Бриог

Немецкое предприятие народного образования

Новавос

городские власти

Хюрт

Немецкое предприятие народного образования, промышленная вечерная школа

Минден

Немецкое предприятие народного образования

Ашерлебен

Немецкое предприятие народного образования

Гигау

Немецкое предприятие народного образования

Ратенов

Немецкое предприятие народного образования[xx]

    Как видно из приведенных выше данных, единой системы образования взрослых и какого-то единообразия не смотря на циркуляр 1934 года не существовало. Эта картина стала возможна благодаря той политике, когда каждое подразделение НСДАП в период 1933-1934 годов считало необходимым создание собственных стурктур, занимающихся образованием взрослых. В приведенной выше таблице наблюдается одна простая закономерность учебные заведения образования взрослых могли позволить только крупные города, в то время как в мелких городах этим занимались “Немецкие предприятия народного образования”.

     В 1936 году в отношении “Немецкого предприятяи народного образования” национал-социалистический педагог Фритц Лойтлофф публикует статью, где определяет три важнейших принципа народного образования в Германии и соответсвенного в “Немецком предприятии народного образования” - Перживание, Назидание, Радость. Благодяря этим средствам , считает автор, можно намного полнее дать участникам образования национал-социалистическое мировоззрение[xxi].

      Интересна статистика приводимая заэто период. Если в профсоюзных образовательных занятиях до  1933 г.  в год участвовало около 40000 слушателей, то с ноября 1033 по 1934 их число выросло до 120000, в зимний семестр 1935/1936 годов было проведено 28341 мероприятие с привлечением 5039430 участников и создано окол 200 читален и библиотек. В 1936 г.  было создано более 300 структур “немецкого предприятие народного образования” на местах в которых было прочитано 10435 докладов с пристуствием 1681357 слушателей, 6742 обсуждений с 728743 участниками; на предприятиях же было организовано 2688 мероприятий ( 728713 участников), 10280 вечеров (1904128 участников).[xxii]

     К 1938 году существовало уже 265 структур “Немецкого предприятия народного образования” на местах из них в 1938 году было открыто 33, причем 20 из наих в присоединенных к Райху территориях.  К этому периоду учитывая новаторский опыт г. Штутгардта, где в рамках “Немецкого предприятия народного образования” была открыта музыкальная школа, в Германии было открыто только в 1938 году 28 подобных учебных заведений. Значительно развернулась работа по открытию библиотек и читален - только на селе их было создано 3500 ( общее количество их насчитывало около 5000). Об их величине можно судить по следующим данным- самая крупная библиотека “Немецкого предприятия народного образования” в Берлине насчитывала 700000 томов, то остальные в среднем по 150 книг на читальню.

     Если говорить о количестве мероприятий и слушателей и участников , то в семестре 1936/1937 годов в 37092 мерооприятиях участвовало 2995130 человек, а в следующем уже состоялось 51898 мероприятий с привлечением 3995130 человек. Имеются так же данные об их социальном составе: 18.4% составляли рабочие; 6,5% - ремечсленики;26,3% - служащие; 25% - тороговцы; 2,6% - военные; 1,9% - школьники. В половом составе преобладали мужчины - 60,5%  мужчин, против 39,5 - женщин[xxiii].

       В 1939 году количество структур “Немецкого предприятия народного образования превысило на места превысило 400, число музыкальных школ достиголо 80 , увеличившись только за год на 300 штук.  Число мероприятий фактически вырсло , в первый семстр составив 43861, но количество участвующих в них увеличилось вдвое, составив только в первом семестре 5816989 человек. Число читален и билиотек так же претерпело значительное увеличение достгнув 7000, с общим библиотечным фондом в 2280000 томов ( увеличение книг среднем в каждой библиотеке вдвое)[xxiv]. Итак можно сказать, что с момента прихода к власти к началу Втрой мировой войны нацисты смогли не только подчинить сферу образования взрослых своими целям, но достигнуть в данной сфере значительных успехов, что указывает на амбивалентность мер в рамках образовательной политики, проводимой национал-социалистами.
      В отношении последних уже в 1935 году идеологами народного образования провдилась мылсь, что “общество и общественные структуры обязаны заботиться о народном образовании, поскольку в новом национал-социалистическом государстве это играет очень важную роль”. Отмечалось,что процесс унификации начался ,но идет достаточно медленно ( застрельщиками здесь выступлили библиотекари, деятельность которых была унифицирована предписаниями прусского министерства культуры   от 28.12.1933 и имперского министерства науки, воспитания и народного образования от 02.05.1934. В области же образования взрослых и детей в 1935 году наблюдались еще  сильные различия в зависимости от местности. При этом на будущее основная роль в создании структуры учреждений образования взрослых отводилась исключительно партии и государству, но при этом ( что видно из выше приведенных примеров) , если городские власти создавали до  этого подобные заведения, они находились под их попечительством и в их юрисдикции. На них же должна бы находиться ответсвенность за выбор преподавателей и утверждение учебных программ. Во всех остальных местах должны начинать (или продолжать) свою деятельность учреждения народного образования подчиненные “Немецкому предприятию народного образования”.[xxv]

       В 1935 году происходит роспуск имперского союза “Народ и Родина”, занимавшегося просветительской деятельностью серди взрослго населения Германии. Но два года спустя партийное руковдство приходит к мысли, что всязи с роспуском союза практическая деятельность по воспитанию взрослого населения стала  страдать от того, что организации, задейсвованные в данной сфере оказались разъединенными и не имели сведений о деятельности друг друга и провдимой ими работе. Кроме того, была дана негативная оценка практике создания каждым заинтересованной структурой собсвенных образовательно-воспитательных заведений, которые работали фактически в изоляции. Приходя к выводу о необходимости обобщения наработаннго опыта и исправления допущенных ошибок, в 1937 году принимается решение о создании имперского общества по образованию взрослых.  Именно эту стурктуры планировалось превратить в исполнительный орган национал-социлистического руководства, которое не всегда могло проконтролировать выполнение тех или иных образовательно-воспитательных задач.[xxvi]

    Не смотря на то что главную роль в процессе образования и воспитания взрослого начеления Германии правящая партия и государство отводили “Немецкому предпиртию народного образования” высшие народные школы не прекратили совего сущствования, а некоторые из них даже проводили достаточно активную деятельность нередко неуступавшую или превосходящую деятельность местных струкутр “Немецкого предприятия народного образования” , такой , например, стала высшая народная школа в Гамбурге. К 1937 году она как и многие другие учебные заведения претерпела на себе результаты политики унификации- в предметах , читаемых слушаиелям, стали преобладать общественно-политические дисциплины (расовая поилтика, евгеника, история, мировоззрения и философия, экономика).   Само обучение делилосьв школе на два семестра - детний семестр, занимающий 10-12 недель с 1 аперля по 30 июня, и зимний сестр 12-14 недель с 1ноября  по 30 февраля. Каждой теме уделялось приюлизительно 12 двойных учебныъх часов. В тоношении самого управления школой более жесткие тербования предъявлялись к ее сотрудникам. Так директор школы должне был уметь обязательное университетсове образование и быть доцентом окружной партийной академии  управления и хозяйственно-политического обучения. Кроме него в штат школы обязательно должны были входить - инспектор управления, секретарь, служащий бюро и библиотекарь, который должен был заботиться о 10000 томов библиотеки. Преподаватели и лекторы должны были записываться и рекомендоваться окружным отделом образования НСДАП  . Финансирование школы закладывалгось в бюджете гау,так же как и финансирование ее трех филиалов в Альтоне, Харбурге и Вандсбеке. На 1937 год финасирование выглядело следующим образом(в рейхсмарках):

 

Гамбург

Альтона

Харбург

Вандсбек

зарплата

32000

3700

2000

2000

деловые расходы

5435

1300

1000

1000

ремонт и содержание здаия

16560

-

-

-

    Сохранились так же данные за этот год, по которым можно воостановить посещаемость тех или иных курсов и предметов.

Социальный состав/предмет

 1936/1937

1937

 

муж.

жен.

муж.

жен.

рабочие

401

79

259

53

ремесленники

1294

283

791

220

торговцы, служащие бюро

2443

2661

1290

1424

чиновники

268

198

136

108

люди с высшим образованием

143

44

90

38

свободной профессии

403

236

304

151

прочие профессии

356

496

217

274

без профессии

672

1361

396

797

военные, полиция

256

_

189

_

домохозяйки

_

1179

_

827

расовый вопрос

180

169

336

148

политика

553

246

216

149

экономика

458

63

232

63

история

182

230

89

127

мировоззрение

258

430

125

275

театр

204

365

100

136

народ и Родина

241

536

170

381

язык и писменность

263

286

229

285

искусство

654

961

350

552

музыка

325

688

142

356

естествознание

405

132

328

115

инсотранные языки

1002

1148

607

639

стенография

343

520

114

217

жилье

1085

214

553

173

танцы

83

549

81

276

Итого

6236

6537

3672

3892[xxvii]

Как видно из приведенных выше данных количество слушателей летнего семестра составляет 60-70% от зимнего семестра.

    В поддтверждение тезиса о том, чито национал-социалистическое государство не просто поддежало, но и активно развернуло работы по образованию взрослых говорят следущие данные о количестве слушателей в гамбургской высшей народной школе за период 1920-1937 гг:

Года

мужчин

женщин

Всего

1920/1921

2854

2679

5533

1926/1927

5495

3776

9271

1931/1932

8838

5974

14812

1933/1934

7121

5675

12769

1936/1937

12773

7564

20337[xxviii]

 

   Народное образование было как бы вырвано из политических и

экономических условий, в частности в начале мировой войны, оно продолжало все еще формировать представление об идентичности  немцев и национал-социализма. Лишь несколько позднее у него появились  задачи повышения профессиональной квалификации.

     На протяжении всех 12 лет национал-социалистической диктатуры ни воспитанию, ни пропаганд, ни обучению, ни народному образованию не были  отведены предельно ясные  функции, внутригосударственное распределение заданий. Постоянно соперничающие между собой лидеры НСДАП пытались увеличить свою власть в государстве и партии, а поэтому в структурах починенныхх им постоянно происходило изменения компетенции. При этом многочисленные заведения, отвечающие з а воспитание, обучение и пропагандуи народное образование совместно занимались лишь идеологическим оправднием режима, его задач и действий. Хотя надо заметить, что неоднократно предпринимались попытки разграничить эти сферы ( в большинстве случаев между ними различия были незначительными и пролегали они между политической и педагогической практикой). С целью унификации, а так же выравнивания и исправлением деятельности высших народных школ в августе 1934 года  имперский руководитель по обучению НСДАП и “Немецкого рабочего фронта” начал отвечать в целом за проведение мировоззренческого обучения, воспитания и образования, а так же образования в “Силе через радость”. При этом  закладывалась основа централизованной структуры народного образования: учебные  программы “Силы через радость” в обязательном порядке были проврены в имперском  управлении образования НСДАП, учителя сельских народных школ долны были  пройти  обязательное обучение и переподготовку, между центральными структурами народного образования и народными школами должны были быть руководители по вопросам обучения в гау, которые организовывали процесс обучения и вели наблюдение за ним.

    В первые годы после прихода нацистов к власти  образование понималось гораздо шире, нежели до этого - национально-политическое обучение должно было проводиться во всех сферах  образования, досугах и отдыха. Как писалось выше исходя из идеологии и мировоззрения национал-социализма обучение и народное образование было лишь частью вопитания народа в новых условиях. При этом чем шире  распространялось понятие обучения, тем большее значениее приобретало для национал-социалистического режима система народного образования. Само понимание обучения, как придания человеку определенной формы, а народного образования как “мировоззренческого воспитания” определялось предписанием доктора Лея от 26 октября 1936 года. Стоит  отметить, что это определение в 1938 году дополнил Розенберг, написавший, что обучение состоит не в воспитании 70-80 миллионов немцев, а в гораздо большем задании - в отработке и укреплении руковдящего корпуса, который должен дисциплинировать немецкую нацию. Из этого ясно следовало, что все обучение шло под контролем партии и по его запросам, важнейшим из которых являлось укрепелние господства НСДАП.

     В связи с тем, что народное образование нередко вторгалось в компетенцию других учреждений и организаций, а вместе с тем идеологически и инстиуционно разделялось  пропагандой и воспитательной работой, то в 1936 году на расширенном главного управления образовании НСДАП и имперского руковдства пропаганды НСДАП была предпринята попытка разделить их компетенцию. Пропаганда понималась как унификация оценок нации по отдельным общественно-политическим вопросам, а обучение как  воспитание как обучение с педагогической точки зрения. Примечательно, что при этом для их воздействия  брались различные социальные группы: если пропаганда -  мировоззернческо- политическое воздействие на членов партии и ее структур, то обучение - на политических руковдителей НСДАП, руководителей среднего и нижнего звена  стурктру и союзов НСДАП.

    Отдельной проблемой для учреждений, занимающихся образованием взрослых становится учебная программа и учебные планы. Лишь в 1936 году в Тюрингии проходит становление единого общего учебного плана, который оформлялся циркуляром окружным руковдством национал-социалистического сообщества“Сила через радость”:

 1. Родина.

1.1 Географическое положение;

1.2 Политические особенности;

1.3 Население и их деятельность.

2. История.

2.1 От Первого к Третьему Райху;

2.2 На путях к Мировой войне;

2.3 Немецкая Ганза и европейская экономика;

2.4 Древнейшая и ранная история германского народа;

2.5 История становления и развития немецких рабочих;

2.6 Развитие и будущее НСДАП ( по отдельному согласованию).

3. Мировоззрение и политика.

3.1 Х. Чемберлен - пророк новой Германии;

3.2 Основные положения национал-социализма ( А. Гитлер “Моя борьба”);

3.3. Альфред Розенберг и его произведения;

3.4 Либерализм и его преступления против общества.

4. География и геополитика.

4.1 Германия и ее место в мире;

4.2 Немецкая экономика и 4-летий план;

4.3 Немецкие колонии и их значение;

4.4 Немцы за рубежом;

4.5 Немецкий народный компонент в Юго-Восточной Европе;

4.6 Средиземноморье, геополитическое значение;

4.7 Дальний Восток, взлет Японии;

4.8 Россия как политическая и экономиическая проблема;

4.9 Введение в геополитику.

5. Литература и искусство.

5.1 Немецкая романтика в прошлом и настоящем;

5.2 Немецкая драма;

5.3 Дух немецкой классики;

5.4 Национал-социалистическое влияние на искусство;

5.5 Искусство и раса;

5.6 История искусства ;

5.7 Немецкие памятники средневековой архитектруы;

5.8. Историко-искусствоведческое осознание Родины.

6. Музыка

6.1 Немецкие народные песни;

6.2 Введение в сущность музыки;

6.3 Иоганн Штруаус и оперетта;

6.4 Франц Шубер - мастер песни.

7. Естествознание.

7.1 Полезные ископаемые и их использование;

7.2 Немецкие сырьевые ресурсы;

7.3 Лес как природное сообщество;

7.4 Основные положения евгеники;

7.5 Мир птиц и их защита;

7.6 Национал-социалистическая политика в отношении населения;

7.7 Виды немецкой расы;

7.8 Здоровье человека;

7.9 Правильное питание;

7.10 Сад и выращивание фруктов;

7.11 Водоем  как природное сообщество.

8. Техника.

8.1 Радиоприемник;

8.2 Автомобиль и мотор;

8.3 Электричество;

8.4 Фотоаппарат;

9. Квартира и жилье.

9.1 Оформление квартиры;

9.2 Жилье немцев в прошлом и настоящем;

9.3 Средневековые города.

10. Иностранные языки.

10.1 Английский язык для начинающих и для подготовленных;

10.2. Французский язык для начинающих и подготовленных;

10.3  Итальянский язык.

11. Разное.

11.1 Риторика;

11.2 Фотографирование.

      При этом план мог варироваться в зависмости от наличия преподавателей, способных вести лекции на вышеуказанную тематику[xxix].

    С 1938 года  происходит унификация  нескольких моделей рабочих планов. Так, например, за образец одного из курсов был взят план зимы 1938/1939 гг:

1.

 Данные темы приспосабливались докладчиками, лекторами и рабочими группами. Несмотря на то, что учреждения дополнительного образования взрослых нередко инспектировались и проверялись, но точных данных о количестве слушателей невозможно установить, так как из них часть никак не регистрировалась. По имеющимся же данным, в 1937 г.  в Германии действовало 218 подобных учреждений, которые провели 18573 мероприятий ,в которых приняли участие  1220102 слушателей и участников, на которых приходилось 6787 преподавателей ( из них более70 процентов работали на общественных началах и лишь 7 имели здесь полную ставку). На следующий год количество учреждений выросло до 325, мероприятий соответсвенно- 41842, участников - 3705128, а преподавателей- 7971. Интересен социальный состав служащих данных учреждений:

учащиеся - 1,9%

представители вермахта - 2,6%

тороговцы - 5%

ремесленники - 6%

чиновники - 9,8%

рабочие - 18,4%

служащие -26,3%

прочие- 29,5%

   Взгляд на практическую деятельность национал-социалистического образования определяется отдельными сообщениями, рабочими программами, статистическми данными различных учебных  заведений. стиот заметить, что статистические данные о деятельности существуют лишь в крупных городах, например в Гамбурге, Берлине, Магдеьурге. Так если в Гамбурге зимой 19933/1934 года число курсов в высших народных школах составляло в районе 70, то через 2 года - зимой 1935/1936 их число выросло в четверо до 315. в тот же период выросло количество преподавателей в 6 раз с 70 до 406 человек, а количество обучающихся увеличилось с 5147 до 19298. В Берлине число курсов в рамках учебного года 1933/1934 года составляло 656, то  в 1937/1938 - около тысячи (их число фактически не сократилось даже в годы войны - 1942/1943 - 921 курс). Число обучающихся так же неуклонно росло: 1933/1934 - 20 000, 1937/1938 - 30 000,  а в 1942/1943 - 35 000. Из числа обучающихся 57,8% посещали народные школы, а 40% - высшие и средние народные школы. В половом составе учащихся незначительно преобладали мужчины - их число составляет 57,4%. Если посмотреть на социальный состав проходивших обучение, то большинство составляли служащие - 46,6%, рабочие же составляли всего 29%. Эта социальная струкутра слушателей соответсовала тому, что происходило в 1928-1933 годах в системе народного образования до прихода к влавсти нацистов, то есть можно говорить, что после 1933 года социальный сосав слушателей и обучавшихся фактически не изменился. 

   Гораздо большие изменения претерплела сама программа обучения. Так наибольшее количество часов получили общественно-осциальные предметы.

   Показательно, что если в крупных промышленных  городах доля мужчин, участвующих в обучении ненамного превышала (иногда даже уступала, как например во Франкуфурте на Майне, где на 2104 мужчин обучавшихся в 1938/1939 в учебном году приходилось 2982 женщин) долю женщин занятых в обучении, то в мелких городах или городах со слабо развитой промышленностью преобладание мужчин в процессе обучения было очевидно[xxx].

   Вопреки стараниям национал-социалистов унифицировать и нивелировать все народное образование в деятельности различных учреждений нередко встречались существенные различия. Существенное влияние при этом оказывали традиции, религиозная структура конкретного места и влияние партийного руковдства на проводимой процесс.

    Примером последнего может стать основанное в 1878 году в Берлине, традиционно независимое и лишь затем    принудительно связанное с национал-социалистиическим режимом такое учреждение как Высшая народная школа Гумбольдта, которавя ежегодно после 1933 года имела до 30000 слушателей.

    К началу зимнего учебного полугодия 1933 года учебная программа данного учебного заведения претерпела  влияние национал-социалистического мировоззрения.  Было провозглашено, что в связи с актуально стоящими вопросами нового государства в учебном расписании основное место будут занимать древняя и древнейшая история, расовая проблема и т.п. Перестановки в учебной программе привели к размежеванию в среде доцентов: между национал-социалистами, имевшими здесь значительное  влияние и людьми несогласными с проводимыми ими политикой. Не случайно, что именно Высшая народная школа им. Гумбольдта стала единственным учреждением народного образования осуществляющим тесную связь с Национал-социалистическим союзом немецких студентов, и даже открыто призывая своих слушателей к вступлению в него. “Героическая борьба нового духа и нового мировоззрения закончилась титанической победой национал-социалистической революции, которая окончательно сломила все пержитки прошлого... Надо создавать не интеллегентную элиту, не унификацию и не реформу,а революцию духа. Надо стремиться к политическому познанию  и волевому воспитанию,-сообщали в своем вестнике национал-социалистические студенты шкролы им.  Гумбольдта, - Никакой институт на столько предназначен для этого, как школа им. Гумбольдта. И поэтому в первую очередь слушатели и студенты школы являются национал-социалистической молодежью, а потому национал-социалистический союз немецких студентов является ядром и сутью школы   ”.    В нем не видели никакоцй разницы между студентами университета и слушателями высшей народной школы. Более того именно руководство данного заведения выступило в 1933 году с инициативой изменениями структуры народного образования, благодаря чему высшие  народные школы   отошли бы в периферийную область образования ( даное мероприятие национал-социалистическое руководство стало проводить лишь несколько лет спустя). Преданность руководства этой высшей школы национал-социалистическому режиму с превого дня его становления еще ярче подчеркивает, то что в самом заведении не просто действовала  официальная струкутра национал-социалистическогосоюза немецких студентов, но она постутавила своей целью привлечь в союз как можно больше слушателей состоящих в партии, СА и других партийных структурах. Но некоторое время спустя нацистское руководство унифицировало социальную деятельность в высшей народной школе им. Гумбольдта, да и вообще сведения о подразделениях союза студентов, действующих в учреждениях народного более не встречаются. В добавок к этому  после 1934 года руковдство системы народного образования начало более нейтрально относятся к новому режиму и даже в школе им. Гумбольдта возобладали  неполитические нейтральные темы для обучения. [xxxi]

   Руководство НСДАП выражало самую глубокую озабоченность созданием на занятых Германией территоирях системы немецкого народного образования. Подобные учреждения появились в Австрии сразу же после “аншлюса” в 1938 году. 3 декабря 1939 года в Праге ( протекоторат Моравия и Богемия) доктор Лей и присутствии протектора данных территорий фон Нейрата и гауляйтера Хенлайна открыли первое немецкое заведение народного образования. 5 декабря 1939 года на немецком радио была выпущена передача в комментариями к открытию этого заведения. в ней сообщалось, что в Пражском учебном заведении немецкого народного образования, как на территории протектората Моравия и Богемия, будет проводиться вся та же деятельность, что и проводится в Германии, начиная от курсов иностранных языков и курсов немецкого языка, до деятельности групп, в которых будут разбираться научные, экономические и политические вопросы с более углубленным изучением.

  В 1940 году в Праге начинает действовать немецкое научное общество “Урания”. В том же году предлагались следующие доклады: Данту (Берлин) “Новый порядок в Европе”, пр-р Шультцес (Йена) “О движущих силах в жизни человека”, пр-р Шеелс (Киль) “Геополитика Англии”. Профессора Ейзарц и Зухенвирт  предлагали среию докладов об истории и мирорвоззрении, профессор Раттих - об искусстве новой Германии. При этом школьные руководители протектората Моравия и Богемия    должны были в обязательном порядке произведения Альфреда Розенберга, в том числе “Миф двадцатого века”.

 В Нидерландах и Дании  о данных учреждениях должны были заботиться солдаты оккпационных сил и местные жители, которым предписывалось изучение немецкой культуры.

   1 декабря 1940 в государственном театре Кракова было открыто превое учебное заведжение немецкого народного образования в Варшавском генерал-губернаторстве. Все мероприятие проходило в форме утренника, организованного “гитлерюгендом”. На открытии выступи руковдитель управления образования в генерал-гкбернаторстве Голвер с речью о месте немецкого народного образования и задачах НСДАП в данной области. Почеркивалось, что на период 1940/1941 года было запланировано около 50 докладов, в которых особый акцент ставился на расширении жизненного пространства Германии на Восток.

   В 1942 году с согласия руковдства немецкого народного образования, “Немецкого трудового фронта”, “Силы через радость” был создан Восточный институт   народного образования и организации досуга. Его деятельность осуществлялось в теснгом взаимодействии с Альфредом Розенбергом.  Новый институт распространял свою деятельность не территорию Вартланда ( балтийский регион, Бессарабия, Волынь, Западная Украина и Белоруссия). в своей деятельности он ориентировался  исключительно на образование “фольксдойче”, которая в основном сводилась к пропагнде национал-социалистической идеологии, идей “крови и почвы”, расизма.

   С началом войны работа по образованию взрослых  начала значительно активизироваться и престраиваться. Теперь даже вермахт попадал в сферу задач учреждений народного образования. Вся работа народного образования  теперь была направлена на моральную поддержку и оправдание войны: это стало важнейшим военным заданием. В предисловии к учебной программе зимнего сезона 1942/1943 годов Гамбурских учебных заведений можно было прочитать: “Мы жижвем в непоколебимой уверенности, что победа будет за нами. Достижение этой победы и есть важнейшая задача нашего времени”. Во время войны учреждения народного образования ориентировались на возросшее количество обучающихся. Было ли это оправданным шагом или пропагандистским трюком сложно сказать. Так окружное  руководство образовательного отдела “Силы через радость” в Магдебурге издало документ следующего содрежания: “При рассмотрении статистики учащихся последних лет можно констатировать факт о возрастании количество обучающихся с последним мирным годом” . По данным этого документа в Магдебурге в 1938/1939 обучалось всего 169 671 учащихся, в 1940/1941 - 386 812, а на 1941/1942 планировалось 900 000.  Стоит отметить две тенденции, характерные для образования в годы войны. Во-превых, “Немецкое предприятие народного образования” становится тем самым партийным инструментом индоктринации, который планировался уже в директивах 1939 года. С другой стороны, высшие народные школы и прочие заведения, контролируемые городскими властями, находили все большую популярность, так их программы столи в большей степении на нейтрально-научной позиции, нежели на национал-социалистической идеологии.  Кроме этого, не смотря на то что темы лекций согласовывались в партийными органами и руковдством гау, не редко они не соответсвывали мировоззренческим и идеологическим установкам партии. Об этой тенденции сообщается так же в одном из сообщений гестапо, которое отслеживало настроения населения в стране. Отмечалось, что даже в учреждениях “Немецкого предприятия народного образования” преобладали слушатели с более высоким уровнем образования, нежели в целом в “Силе через радость”. Отмечалось так же нежелании “так назвываемой интелегенции” проводить мировоззренческо-идеологические лекции, в которых был заложен пропагандисткий эффект. Объяснять это сопротивлением национал-социалистическому режиму вряд ли было бы правильным, скорее всего речь шла об политическом абсентиизме, пассивности и усталости от бесконечных кампаний и пропаганды. Хотя стоит сказать, что многие из преподавателей Берлинской высшей народной школы, получившей особый статус,  сотрудничали с “Национальным комитетом “Совбодная Германия”[xxxii]. Этому во многом способствовало то, что преподавателсьский состав в данном учебном заведении составлся почти неизменным, как в годы Веймарской республики, Третьего Райха, войны и послевоенный период. Не удивительно, что одним из первых учебных заведений возобновивших свою работу стала именно Берлинская высшая народная школа.

  Если говорить о  программме обучения, то стоит подчеркнуть, что до 1942 года количество прослушиваемых курсов и предметов постоянно росло, и лищь в 1943 году произошло изменение ситуации. Кризис данной системы был связан со следующими причинами: во-первых,  старые преподаватели не могли выдерживать повышенных требований военного времени; во-вторых,  воинская обязанность, боевые действия, воздушные налеты и прочее снизили на 30-40% количество слушателей от уровня довоенных лет. Этокоснулось прежде всего курсов, связанных  с иностранными языками, хозяйственно-экономическими пргоблемами. На курсах имеющих общественно-политическое значение (философия, педагогика, археология, искуксствоведение)  количество слушателей фактически не уменьшилось - они остались на уровне 1942 года[xxxiii].

  В Берлине привлечением новых слушателей занимался лично профессор Армин, ректор Берлинского технического института, а с 1934 года по совместительству оберфюрер СА. Жители Берлина совместно с “Уранией” проводили свои конференции  даже в военные годы, так с апреля по июнь 1942 года состоялось несколько серии докладов и около 40 воспитательно-образовательных лекций. В зимнем сезоне 1943 года было проведено около 10  серий докладов и 20 лекций.  Среди докладчиков выступали такие известные ученые как профессор Макс Планк( доклад “Перспективы и границы точной науки”), профессор Фритц Клатт. 

   Но тем не менее с каждым военным годом учреждения народного образования начинают испытывавть все большие и большие трудности. Так 8 декабря 1943 года для учительского корпуса высших народных школ Берилина был издан специальные циркуляр, в котором сообщалось о прененсении зимненго семестра на январь месяц. Кроме этого было настойчиво рекомендовано переносить вечерние занятия, которые проходят после 19 часов, на более ранний период. Приблизтельное расписание должно было выглядеть следующим образом:

День

1 группа

2 группа

Воскресенье

9-30  -  11-00

12-45  -  15-15

Суббота

14-45  - 16-15

16-30  -   18-00

С возрастание светолвого дня занятия могли продлеваться до 19 часов. Циркуляр от 22 апреля 1944 года обязывал всем учителей завершпать занятия курсов в случае бомбежек, эвакуируя обучающихся в бомбоубежище школ.

   В связи с возрастающим контролем и консолидацией национал-социалистического режима к процессу деятельности нарожного образования подключались и промышленные предприятия. Так в 1937 году при Л.Г. Фарбен (АЕГ)  была создана народная производственно-образовательнаяструктура. [xxxiv]

      В рамках деятельности “Немецкого предприятия народного образования” в 1937 году на предпириятиях Фрайбурга была организавана образовательная структура , действовавшая под девизом “Лоб и кулак слиты воедино”. Важнейшей ее целью было постижение рабочими “вечно действенных законов национал-социалистического мировоззрения”[xxxv].

      На этот год картина по профессиональному обучению в рамках деятельности “Немецкого трудового фронта”  выглядела следующим образом:

год

всего акций

количество преподавателей

 количество обучающихся

1933

1900

700

90000

1934

9000

2800

390000

1935

16000

5500

750000

1936

50000

17000

2090000

1937

74000

22000

2920000

В отношении профиля предприятий, на которых проводились данные мероприятия имеются слудующие данные:

- предприятия питания 2,6%

- текстильная промышленность - 3,7%

- предприятия по пошиву одежды - 0,7%

- строительные предприятия - 0,9%

- бумаго-целлюлозные предприятия - 0,1%

- предприятия по деревообработке - 1,3%

- предприятия по металлообработке - 11,4%

- предпрития химической промышленности - 1,3%

- книжные издательства и типографии - 3,6%

- транспортные предприятия - 19,4%

- предприятия горонодобывающей промышелнности - 2,0%

- банковские предприятия - 4,1%

- предприятия кожевенной промышленности - 1,6%

- торговые предприятия - 22,2%

- медицинские учреждения - 2,0%

- представители свободных профессий - 1,8%

- домохозяйки - 0,9%.

 Но принципиальный перелом в данной ситуации произошел после весны 1941 года, когда с подобной инициативой выступили рукодители предприятий Северной Германии. Данная инициатива получила одобрение в Берлине, так как ее можно было использовать в интересах геополитических задач, и уже к октябрю 1941 года а Германии существовало более 300 народных произодственно- образовательных заведений. Функионирование структур народного образования на промышленных предприятиях регламентировалось циркуляром имперской хозяйственной палаты от 8 марта 1939 года. Данные мероприятия должны были содействовать трем целям:

- содействие молодым вспомогательным рабочим;

- повышение квалификации;

- переквалификация.

   Деятельность структур народного образования на промышленных предприятиях оправдывалась тем, что каждый отдельный руководитель ответсвеннен не только за работу, но и за уровень развития рабочих  этого предприяти. Основными темами в деятельности данных заведений стали курсы устной речи и курсы по профессионально ориентированнной тематике.  [xxxvi]

   Руководство национал-социалистической Германии в отношении высших народных школ на селе утверждало, что активно использует опыт датского реформатора Христиана Фредерика Грудвига ( 1783-1872 гг).  Его деятельность получила настолько высокую оценку у нацистов, что самого Грудвига в статьях нередко называли “северным Лютером”, а его деятельность в Дании сравнивали с “миссией Адольфа Гитлера” в Германии. Столь высокие оценки Грудвиг получил за свою деятельность на почве народного образования в Дании. Сторонник возвращения к традиционным формам обучения, он выступал против проникновения в датский французского языка, а высшую школу с ее латинско-нреческим уклоном он называл “школой тьмы” или “заведением смерти”. В противовес данным учреждениям он планирует собрание своих единомышленников вокруг “крестьянского института” или “нордической народной академии”. Далеко не случайно, что из недр все-таки созданной “Нордической народной академии” появился один из идеологов расовой теории национал-социализма, историк и мистик Герман Вирт. Именно благодаря ему и Вальтеру Дарре тематика занятий с сельский высших народных школах была заложена задолго до 1933 года - это проблема расы и почвы, проблема становления крестьянства как новой нордической аристократии.

     В 1934 году повсеместно начинается создание, как сельских высших народных школ, так и крестьянских академий. Крестьянские институты и сельские шклоы не являлись в полной мере учебными заведениями, так как они осуществляли лишь узкую связь исключительно с крестьянством, способствуя “его воспитанию и развитию”.   

  Воспитание будущей крестьянской аристократии в духе крови и почвы, должно было проводиться не только в теоретическом плане, но и иметь жизненно-практический аспект, содействуя закреплению жизненно необходимых навыков. во время обучения в сельских школах и инстутах пред крестьянсовм ставилась задача превращения деревни или села вновь в общину. Этому должны были способствовать сельские вечера, в том числе с сельской молодежью по технической и военно-спортивной тематике. в дальнейшем учащиеся должны были составлять историю своей деревни, собриать старые обычаи и традиции.  Как видно, из-за того что крестьянство утверждалась национал-социалистическим руковдством как своеобразная закрытая и неповторимая Среда, то и суть образования в сельских и городских высших народных школах должна была отличаться друг от друга. Сельские вариант предлагал более широкое заимстование из натурфилософии[xxxvii].

    До 1933 года между немецкими университетами и высшими народными школами не было никакой более-менее устойчивой связи ( исключение здесь представляет только Берлинский университет ). И после прихода к власти нацистов не было издано никаких осбоых предписаний на этот счет. Преподаватели университетов крайне редко являлись одновременно работниками высших народных школ. 

     В 1935 году против сложившейся ситуации выступил  рукводитель гамбургской народной высшей школы Хазельмаер. он призвал преподавателей высших учебных заведений к сотрудничеству, упрекая их в изоляцонизме.  “Университет, - писал,- он является закрытым в себе учебным заведением, целью которого является специальное образование студентов”. Отмечая, что для поступления в университете необходимо удачно сдать вступительные экзамены, он противопоставлял ему высшую народную школу, которая была открыта для всех кому исполнилось 16 лет. В отличие от университета высшая народная школа проводит , по мнению Хазелмаера, более широкую работу в рамках образования (политическая, мировоззренческая, эстетическая деятельность). Свое обращение он заканчивал призывом к студентам к сотрудничеству с гамбурсгской высшей народной школой ( примичательно то что, обращение было направлено именно к студентам, известным в Германии своими радикально нацистскими взглядами, а не к консервативному немецкому преподавательскому корпусу).  

    Можно препдположить, что данное предложение осталось без внимания нацистского руководства и немецкого студенчества, поскольку нрвая форма сотрудничества между между университетеами и высшими народными школами была заложена только 6 лет спусят, в 1941 году в городе Фрайберг. Стоит отметить, что Фрайбурге находился один из страейших немецких университетов. Именно ректору фрайбургского университета, д-ру Зюссу, предстояло стать руководителем местного отделения Немецкого предприятия народного образования. Не известно, правда или это был пропагандистский трюк, но в газетных сообщениях того периода утверждалось, что сотрудничество между университетом и местной высшей народной школой ( позднее предприятием народного образования) началось уже в 1933 году и преподаватели универститета охотно принимали участие в работе школы. О обращении Хазельмайера не было ни упомянуто ни разу. Обращение ректора Зюсса к немецким  университетам  с призывом следовать его примеру наводит на мысль о единичности подобного случая, так и не получившего широкого распространения. Кроме этого хотелось бы отметить некоторый положительный аспект привлечения д-ра Зюсса к руковдству фрайбургским отделением продукта народного образования - идеологическо-политизированные темы уходят сразу же на второй план. Этот шаг официально оправдывался тем, что на первое место выходила медицинская тематика занятий (борьба с раком, проблема туберкулеза и т.д.), приуроченная к 400-летию смерти известного немецкого ученого,мистика,  - Парацельса.   Кроме того стоит сказать, что вместе с ректором университета еще 48 преподавателей решили включиться в работу заведений народного образования.

    После 1933 года образование взрослых религиозными объединениями и организациями  систематически  ограничивалось со стороны партии и государства. Так например, в мае 1933 года  Католическая высшая народная школа рейн-вестфальского промышленного раойна была преобразована в образцовое заведение женской организации НСДАП[xxxviii].  

   Берлинская католическая вышая народная школа, созданная в 1923 году Карлом Зоненшайном, продолжила свою деятельность вплоть до падения 1940 года, но уже под жестким котролем со стороны партии и государства.[xxxix]  В 1933 году руководство восторженно приветсвовало слом либерально-марксистского строя и возвращение к глубинным традицяим германского народа, выражая мнение, что народное образование становится задачей политического характера. При этом отмечалось, что католики немецкой столицы имеют в этом отношении особую обязанность- они должны содействовать религиозному возрождению Германии, но не в виде расплывчатой немецкой религии природы, а “в благодатной связи христианского-католического духа и германской расы...как это происходило в средневековье”. Уже тогда руковдство школы отмечало, что на протяжении 30 триместров, данное учебное заведение показало себя ведущим звеном в католическом народном образовании, став важнейшим институтом в  Берлине. В 1936 году руковдство данной школы ощутило на себе унификацию общественной и культурной жизни, образвания в том числе. Но это не смущает его и оно продолжает преследовать  прежние цели ,почеркивая, что “унификация , проводимая НСДАП, ставит их с еще большей силой”. В 1939 году,  на который приходится завершение унификации народного образования в Германии перестает существовать как высшая народная школа - 1 апреля  1939 года она получает название “Института религиозного образования взрослых”. В рамках данного института предполагалось обощение и проведение в жизнь опыта всех католических народных высших школ, но как подчеркивалось выше с 1940 года конфессиональное образование по сути прекращает свою деятельность.

    В отношении конфессионального образвания интересен тот факт, что на короткий период ( 1933-1935 гг) после прихода к власти нацистов получает широкое распространение еврейскео народное образование. Так только в зимнем семестре 1933/1934 гг. Еврейский учебный дом в Берлине  и Свободная еврейская народная школа предлагали серию докладов и лекций для 50 учебных  групп[xl].   

После прихода к власти нацяистов стало придаваться большее значение дистанционному образованию. Дистанционное обучение обычно применялось в Третьем Райхе на профессиональных курсах в частности , на технических курсах и  при  подоготвке  на новую профессию. Кроме того дистанционное обучение нередко проходили моряки, желавшие приобрести дополнительную профессию или навыки. C 1940 года заочное обучение начинает тесно связываться с деятельностью вермахта, в частности через “Учреждение профессионального роста”, отвечавшего за обучение сголдат посредством почты. Дистанционное обучение было разделено на “Общеобразовательные основные курсы”,”Общеобразовательные конструктивнык курсы”, “Специальны е конструктивные курсы”, а так же на специальную общественно-политически ориентированную часть. В томе же 1940 годы перед дистанционным обучением руковдстволм партии и государства  была поставлена новая задача, связанная с проблемами , которые начала испытывать немецкая экономика. Наиболее важной с этой точки зрения была проблема увелечения инжнерного корпуса, что было обусловлено условиями начинающейся войны. При этом руковдство Германии помнило, что дистанционное обучение не могло заменить полноценного технического образования, а потому до обучавшихся доводились те знания , которые были необходимы для базисного обучения по профессиии инженер, а затем закончившие дистанциоонные курсы  получали льготы  на поступления в специализированные учебные заведения, в которых они могли получить плоноценное образование. В связи с этой практикой Немецкий Рабочий Фронт даже создал проект “Путь к школе инженера”. Другой не менее популярой в дистанционном обучении стала профессия “современных торговых агентов”, которые изучали бухгалтерию и экономические дисциплины. Так же как и обучавшиеся профессии инженера  участники этих курсов так же могли продолжить свое обучение на льготных основах в Институте экономики, в Высших ремесленных школах. 

    Стоит отметить, что дистанционное обучение было той сферой, которую нацистская унификация коснулась в последную очередь. Рубежом для дистанционного обучения можно счить именно 1940 год. Это связано не только с увеличением числа проходивших обучение на дистанционных курсах,  но с тем пристальным вниманием в отличие от прежнего преоида, которое уделяло ему нацистское руководство. 7 ноября 1940 года имперский министр науки, воспитания и народного образования по согласованию с министерством народного хозяйства, министрества пропаганды и агитации, соответсвующими струкутрами вермахта (!) издает указ, который регламентирует деятельность данных курсов. Регламентация не была слишком строгой - как и до этого курсы в преобладающем большинстве остались частными, но  их деятельность должна была подвергнуться линцензированию. При создании новых курсов   их организаторы попадали под контроль имперского общества частных школ ( примечательно, что название “школа” в наименовании курсов было недопустимо, например Кельнская школа дистанционого обучения, должна была сменить слово школа на “курсы” или  “заведение”). Местное руководство соответстувующих партийных  структур должно было следить за недопустимостью дезориентации со стороны организаторов курсов в публикуемой рекламе, а так же проверять учебные программы на их приверженность идеям национал-социализма . Последние пункты были скорее престраховкой, нежли показателем реальных фактов того, что через дистанционные курсы проходили программы не соответствующие национал-социалистическому мировоззрению.  Интерсен тот факт,что руковдство государства не допускала дистанционного обучение в области искусства и музыки, предоставляя эту область исключительно заведениям очного обучения.

   В 1942 году имперсоке министерство науки, воспитания и народного образования выпускает дополнения к указу 7.11.1940, где ставит уже более жесткие рамки для деятельности курсов дистанционного обучения. От них юыло отделено издание и распростарнение самоучителей и учебников по какой либо тематике. Устанавливался образец названия курсов, где должно присутствовать имя их рукводителя и специфика, например “Технические курсы дистанционного обучения г-на Мейера”. Руководители курсво должны были уведомлять соотвествующие стуктуры не только о размещенной ими рекламе, но и предоставлять образцы типовых договоров, которые заключались с обучающимися. При этом министерсвтво оставляло за собой права проверки методических пособий и всей деятельности курсов.

К сожалению, за отсутсвтие каких либо статистических данных в отношении воспользовавшихся услугами дистанционнго обучения нельзя восстановить их численность и динамику роста. В отношении дистанционного образования стоит так же добавить, что отдельные университеты, например Берлинский, достаточно тесно сотрудничали с учреждениями дистанционного обучения. Так , например, многие студенты  оказывались на службе полвевой почты, где они занимались разработкой специальных научных тем и сюжетов, которые могли быть вставлены в курс заочного обучения.  

   В отношении дистанционного обучения можно утверждать, что не смотря на проведенную в 1940-1942 гг. унификацию их деятельности, они оставались лишь под косвенным контролем партийных и государственных структур.



[i] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.109

 

[ii] Frank Kars. Volkshochschule Freibrg im nationalsozialistische Staat|| Der  Alemane,5.9.1933

 

[iii] Bayerische Staatszeitung vom 18.11.1933. Munchen

 

[iv] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.110

 

[v] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.111-112

 

[vi] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.113

 

[vii] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.114

 

[viii] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.115-116.

 

[ix] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.117

 

[x] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.118-120

 

[xi] Volkstum und Volksbildung, 1933, H.4, S.144.

 

[xii] Nachrichtendienst Deutscher Gemeindetag,Nr.238, 1933

[xiii] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.130

 

[xiv] Reichstagesblatt, Teil11, 1934,S.375

 

[xv] Reichstagesblatt, Teil11, 1934,S.375

 

[xvi] Ширер У. Взлет  и  падение третьего рейха. т.1.с.287.

[xvii] Volkische Beobachter, Berlin, 07.08. 1934.

[xviii] Kolnische Volkszeitung,7.9.1934

 

[xix] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.139

[xx] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.148-150

[xxi] Fritz Leutloff. Weg und Ziel des Amtes “Deutsches Volksbildungwerk”//Arbeitertum,Jg. 1936/1937, Folge 9,S.5.

[xxii] Hans Krapfenbauer. Die sozialpolitische Bedeutung der NSG “Kraft durch Freude”.Nurberg.1937.S.57-58

 

[xxiii] 5 Jahre “Kraft durch Freude”.Berlin 1938. S. 21-23.

[xxiv] Volksbildung in Deutschland in 1933-1945. S. 206-207/

[xxv] Nachrichtendienst Deutscher Gemeindetag.Nr.433 vom 21.03.1935

[xxvi] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.172-173

[xxvii] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.269-270

 

[xxviii] Volksbildung in Deutschland 1933-1945. S.271

 

[xxix] Volksbildung  in Deutschland 1933-1945.S.235-239.

[xxx] Werner Kindt: Wer besucht  unsere Volksbildungsstatten// Die Kulturverwaltung 1940, S.22

[xxxi] Lehrplan April-Juni 1936,S.15,Humboldt-Hochschule, Berlin

[xxxii] Gerhard Rossmann: Dre Kampf der KPD um die Einheit aller Hitlergegner. Berlin 1963, S.22

[xxxiii] Lehrplan September-Dezember 1943, Ubersicht uber das 65. Studienjahr, Humboldt-Hochschule, Berlin

[xxxiv] WPD (Wirtschaftspolitischer  Pressdienst) 17.06.1941

[xxxv] Freiburger Zeitung .13.10.1937

[xxxvi] WPD 20.10.1941

[xxxvii] Volksbildung in Deutschland 1933-1945.S. 32-33.

[xxxviii] Volkstum und Volksbildung,1933/4/S.148

 

[xxxix] Volksbildung in Deutschland 1933-1945.S.34

[xl][xl] Volksbildung in Deutschland 1933-1945.S.34

Также читайте: