NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
18.11.2017 г.
 

Экс-премьер Эстонии почувствовал поддержку Буша и заявил, что коммунисты не лучше нацистов

Американская The Wall Street Journal публикует в четверг статью Марта Лаара, бывшего премьер-министра Эстонии, основателя Фонда расследования преступлений коммунистического режима, в которой он утверждает, что коммунистический террор относился к той же категории бесчестного поведения, как и преступления "третьего рейха".
На прошлой неделе Россия возмущенно обрушилась на президента Буша за его выступление по поводу Недели порабощенных народов (20-26 июля), учрежденной для привлечения внимания к странам, живущим под игом коммунистических и других деспотических режимов, пишет Лаар. Он напоминает выступление президента США Джорджа Буша на открытии памятника жертвам коммунизма, в котором он сказал, что "в XX веке было нанесено поражение злу советского коммунизма и нацистского фашизма, и с появлением новых демократий свобода распространилась по миру".

Министерство иностранных дел России заявило, что оценка нацистского фашизма и советского коммунизма как "единого зла" - это оскорбление, которое "ранит сердца" ветеранов Второй мировой войны в России и странах союзной коалиции, в том числе в США. "Осуждая злоупотребления властью и неоправданную суровость внутриполитического курса советского режима того времени, мы, тем не менее, не можем равнодушно отнестись к попыткам уравнять коммунизм с нацизмом и согласиться с тем, что они были движимы одними и теми же помыслами и устремлениями", - сказано в заявлении МИДа.

Но Лаар считает, что утверждение Буша соответствует действительности. По его мнению, между гитлеровской Германией и сталинской Россией нет особой разницы. Когда в сентябре 1939 года началась Вторая мировая война, нацистская Германия и Советский Союз были союзниками: собственно, Сталин и Гитлер развязали войну вместе.

Пакт Молотова-Риббентропа от 23 августа представлял собой договор о взаимном ненападении, заключенный Германией и Россией; но тайный протокол, прилагавшийся к договору, также подготовил почву для раскола Европы путем раздела Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии на сферы влияния, указывает он. 1 сентября Германия вторглась в Польшу с севера, юга и запада, а 17 сентября в Польшу с востока вторгся Сталин.

Но это было только начало, отмечает Март Лаар. Второй кампанией войны стала агрессия СССР против Финляндии в ноябре 1939 года; и лишь третья кампания против Дании и Норвегии (в апреле) была чисто германской операцией. Четвертая кампания – вторжение во Францию в мае 1940 года – сопровождалась тем, что Сталин аннексировал Эстонию, Латвию и Литву. В этот период Сталин был самым верным союзником Гитлера. Без советской нефти и зерна Гитлер, вероятно, не продержался бы в первый год войны. Сталин даже велел европейским коммунистам не содействовать борьбе своих правительств с Гитлером.

В оккупированных странах – например, в Польше – нацистское гестапо и советский НКВД работали рука об руку. Германская тайная полиция убивала людей в своей оккупационной зоне по расовому признаку. Советская тайная полиция в своей зоне убивала людей, исходя из социальных или политических признаков. Нацисты из СС передавали советским властям украинских националистов, а НКВД выдавала гестапо беглых немецких коммунистов, говорится в статье. Только после того, как два тоталитарных лидера не смогли договориться между собой о разделе мира, между ними началась война. В июне 1941 года Гитлер вторгся в СССР; в результате была создана антинацистская коалиция, которая помогла Западу выжить и с окончанием войны спасти пол-Европы от тоталитаризма. Но для остальной Европы, остававшейся под властью коммунистического режима, Вторая мировая окончилась лишь в 1991 году, с распадом советской империи.

В своей книге "Непростая победа", которую Лаар в статье называет "замечательной", британский историк Норман Дэвис призывает помнить, что "в войне в Европе играли господствующую роль два злобных монстра, а не один. И тот, и другой монстр пожрали лучших людей на собственной территории перед тем, как броситься в бой не на жизнь, а на смерть, добиваясь верховенства. Третья сила, участвовавшая в битве, – западные державы – на начальном этапе была на грани гибели и смогла восстановить свое влияние далеко не сразу". (Полный текст на сайте InoPressa.ru)

Это утверждение ни в коей мере не оскорбляет миллионы людей, которые сражались с нацистами, считает экс-премьер. Жертвами преступлений Сталина и Гитлера были и жители Советского Союза. Потери СССР во Второй мировой войне были очень высокими – по некоторым оценкам, с которыми согласен и Дэвис, речь идет о 27 миллионах военнослужащих и мирных граждан. Но в эти потери входят не только те, кто погиб в результате вторжения Германии, – это также жертвы репрессий и депортаций, осуществленных коммунистическим режимом, и военнослужащие, уничтоженные советскими властями. На взгляд Дэвиса, численность советских военнослужащих, которые были убиты силами НКВД, превосходит общий объем боевых потерь британской и американской армий.

"Так почему же в некоторых кругах преступления коммунистического режима до сих пор не осуждены?", задается вопросом основатель Фонда расследования преступлений коммунистического режима. По его мнению, и сегодня многие указывают: тогда как преступления нацизма были доказаны и осуждены на Нюренбергском процессе, преступления коммунистического режима все еще не расследованы. Другие воздерживаются от осуждения коммунизма, зная, что Гитлер считал большевизм своим главным противником, и опасаясь таким образом оказаться единомышленниками нацистов.

"Эта позиция нелогична. Если мы наблюдаем, как двое гангстеров дерутся между собой и один убивает другого, первый после этого остается все таким же преступником", - указывает Лаар.

Коммунистический террор относился к той же категории бесчестного поведения, как и преступления "третьего рейха". На деле он длился дольше и уничтожил намного больше людей, чем нацисты. Отсюда не следует, что нацисты лучше коммунистов. И те и другие попирали свободу и достоинство человека и подлежат одинаковому осуждению как зло XX века, заключает Март Лаар.