NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
28.03.2017 г.
 

Самолеты: Юнкерс: Ju.322

Когда в июле 1940 г люфтваффе и британские королевские ВВС сошлись в первых боях битвы за Англию Гитлер уже сменил приоритеты. Операция Морской лев по высадке на Британские острова отошла на второй план, а приоритет был отдан плану Барбаросса     вторжению в Советский Союз. Верховное командование Германии считало, что Британию можно вогнать в гроб одними воздушными налетами, и операция Морской лев, как полагал Гитлер, должна была быть чисто воздушно-десантной операцией. Предполагалось, что воздушный десант не встретит серьезного противодействия английской авиации, а легко вооруженные десантники, высаживаемые на парашютах и посадочным способом, будут поддержаны пикировщиками, которые будут выполнять роль своеобразной артиллерии, компенсируя недостаток тяжелого вооружения десантных сил, пока его не переправят через Ла-Манш.

Химеричность такого плана стала очевидна в результате неудачи в битве за Англию, но смена приоритетов на Западе была скорее инициативой Верховного командования, нежели результатом неудачи люфтваффе в боях с британской авиацией. Так что операция Морской лев была отложена     именно отложена, а не отклонена. Вторжение на Британские острова теперь предполагалось только после разрешения проблем на Востоке, а планирование Морского льва было продолжено.

Оценка проблем десантной операции на Британские острова привела к заключению, что первая волна десантных сил должна была обязательно поддерживаться тяжелой техникой. Это привело к разработке концепции тяжелого десантного планера, способного транспортировать самоходное орудие с экипажем, боезапасом и топливом, 88 мм зенитную пушку с тягачом, танк Т-IV или не менее 100 человек десантников. Технический департамент министерства авиации немедленно приступил к разработке требований к такому планеру. Спецификации были направлены Юнкерсу и Мессершмитту, от которых потребовали предоставить эскизные проекты и предварительные расчеты. Причем к 1 ноября 1940 г     через 14 дней после получения задания! Более того, производство предполагалось начать одновременно с разработкой чертежей. Планировалось на каждой из фирм подготовиться к выпуску 100 планеров, а заготовку материалов следовало начать немедленно.

Весь проект получил обозначение операция Варшава. При этом проект Юнкерса обозначался Варшау-Ост, а Мессершмитта     Варшау-Зюд. РЛМ дало планерам обозначение Ju.322 и Ме.263 еще до начала работ над ними, и сумело заразить производителей срочной настоятельностью задания, так что все их силы были сосредоточены на создании "гроссраумластензеглеров"; работа порой шла круглосуточно. Конструкторы Юнкерса в Мерсебурге приступили к этому проекту в середине октября 1940 г. Работы шли под руководством Технического директора, главного конструктора Юнкерса Генриха Хертеля, начальника проектного отдела Гроплера и отвечающего за проект Поля Галла.

Проект Ju.322, первоначально названный своими создателями Голиафом, был представлен Техническому департаменту 31 октября. Во многом он напоминал транспортный G-38 фирмы, созданный еще 10 лет назад. Это было большое летающее крыло с очень толстым профилем, почти без фюзеляжа и с оперением на хвостовой балке. Меньше чем через неделю (6 ноября) на завод в Мерсебурге пришла телеграмма от министерства авиации: Производство начать немедленно. Количество удвоить. Провести испытания в кратчайшие сроки! К этому времени Ju.322 был переименован в Мамонта, а конкурирующий Ме.263 (через месяц он получил обозначение Ме.321) был окрещен Гигантом. Но если работы у Мессершмитта шли сравнительно гладко, то Варшау-Ост с самого начала преследовали трудности.

Задание, направленное Мессершмитту, предусматривало использование конструкции из сварных стальных труб с тканевым покрытием, а Юнкерсу было указано использовать только дерево. Юнкерс имела опыт работы исключительно с цельнометаллическими конструкциями и никогда не занималась деревянными. Более того, несмотря на высокий приоритет работ, не было никакой возможности получить для изготовления 200 Ju.322 необходимого количества качественной древесины. Пришлось использовать всю древесину, которую можно было достать. Отсутствие опыта работы с деревянными конструкциями тут же сказалось на взаимоотношениях между проектным и опытным отделами. Расчет конструкторов на прочность был отклонен опытным отделом, так как статические испытания переднего главного лонжерона показали, что он выдерживает только половину расчетной нагрузки. Лишь потом выяснилось, что образец для испытания был выполнен из гнилой древесины с использованием негодного клея. Второй лонжерон сломался при 60% нагрузке. Проблема оказалась трудноразрешимой. Получить качественную древесину не удавалось, а 30 Ju.322 уже были частично готовы.

Ju.322 Мамонт представлял собой летающее крыло с оперением на хвостовой балке. Крыло имело размах 62 м и многолонжеронную конструкцию. В объемном центроплане размещался грузовой отсек. Снимаемая обшивка передней кромки обеспечивала прямую загрузку почти с уровня земли. Кабина пилота была сдвинута влево, а центропланная секция имела на концах передней кромки две стрелковые установки под один 7,9 мм пулемет МG-15 или 13 мм МG-131. Под каждой стрелковой установкой были установлены вспомогательные колеса шасси, исключающие зарывание планера при посадке. Стальные полудуги предохраняли законцовки крыла. Посадка осуществлялась на две лыжи, установленные по краям центроплана. Оперение было неожиданно небольшим для летательного аппарата таких размеров. Это дало основание Эрнсту Удету, прибывшему в Мерсебург до начала испытаний, заявить, что планер будет неустойчив, если сможет (!) подняться в воздух.

Спроектировать под Мамонта взлетную тележку оказалось сложным делом, особенно учитывая конфигурацию планера. Было подготовлено и испытано несколько тележек с 8, 16 и 32 колесами. Чтобы выдержать вес загруженного планера, тележка представляла собой мощную конструкцию из стальных труб весом 8000 кг. Планировалось, что Мамонт должен был покоиться на тележке на четырех подрессоренных лыжах, так чтобы в процессе взлета подниматься прямо с тележки. Торможение тележки осуществлялось с помощью парашюта. Однако испытания на уменьшенной модели показали, что буксировщик может сдернуть планер с тележки еще до скорости взлета. В результате тележку пришлось переделать под сброс уже в полете. Тележка успешно сбрасывалась на испытаниях с высоты 1,5-5 м, но ее подскок от взлетной полосы представлял собой потенциальную опасность для планера, и тележку пришлось вновь переделывать под большую высоту сброса.

Новые проблемы выявились во время испытаний на загрузку Ju.322-V1. Для упрощения процедуры загрузки была спроектирована специальная рампа, чтобы поднимать груз в отсек планера, стоящего на взлетной тележке. Угол подъема на рампе был довольно крутой, и при попытке загрузить танк Т-IV последний успешно забрался по рампе, но резко перевалив через уступ, образованный наклоненной рампой и полом кабины, проломил деревянное днище и вывалился из планера. Этот инцидент заставил усилить пол кабины, что увеличило вес конструкции и сократило полезную нагрузку на 4000 кг. В конце-концов полезная нагрузка снизилась с 20 т по заданию до 12.

В течение марта 1941 г готовились летные испытания. Для этого было выделено подразделение XI воздушного корпуса. Часть его, направившаяся на Юнкерс, получила название спецкоманды Мерсебург, а на Мессершмитт     спецкоманды Лейпхейм. Для доставки планера на взлетную полосу пришлось прорубить специальную просеку в лесу длиной 5 км, но оставались проблемы с воздушным буксировщиком. Первоначально планировалось использовать "тройку-шлепп"     три Вf.110C, но для первого полета это посчитали рискованным. Остановились на Ju.90-V7, который мог по расчетам поднять планер с грузом в 4 т.

Окончательно первый полет был подготовлен в апреле. К этому времени Ju.322-V1 был восстановлен, Ju.322-V2 был закончен, еще 98 планеров находились на разных стадиях сборки. Ju.332-V1 крепился к Ju.90-V7 с помощью 120 м троса толщиной 16 мм. Буксировщик взлетал на полном газе, но даже при этом воздушный поезд смог оторваться от земли только в конце взлетной полосы. Взлетная тележка была сброшена, но, разрушившись от удара об землю, ударила обломками по планеру.

Как и предвидел Удет, Мамонт сразу после отрыва от земли оказался неустойчивым по всем осям и болтался, как маятник. Пилот Ju.90-V7 пытался продолжить нормальный полет, но планер, поднявшийся выше буксировщика, задрал хвост последнего. Когда казалось, что катастрофа неминуема, и буксировщик уже пикировал с моторами на полном газу, пилот Мамонта отцепил буксир. Буксировщик вышел из пикирования в нескольких метрах от земли. Планер же сразу после отцепки буксира прекратил мотаться и перешел в нормальный полет, совершив посадку в 200 м от прожекторной батареи. Место посадки было тут же оцеплено, а проходящая мимо железная дорога была отгорожена занавесом. Через две недели Мамонта отбуксировали обратно двумя танками.

Конструкторы Варшау-Ост тут же увеличили оперение планера и стали готовить новые доработки, но после нескольких полетов стало очевидно, что характеристики слишком плохи. В мае Технический департамент приказал Юнкерсу прекратить все работы по планеру. Уже через несколько недель все готовые и находящиеся на сборке планеры были порезаны на чурки для газогенераторных машин. По программе Варшау-Ост списали 45 млн. марок.