NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
11.12.2017 г.
 

Герберт Ильфельд

Эрих Хартман (Erich Hartmann). Всего побед - 352 (Все Восточный фронт, в том числе 7 истребителей ВВС США Р-51"Мустанг" над Румынией). Первый бой: Восточный фронт, октябрь 1942 год. Всего вылетов: 1425. Награжден Рыцарским Крестом с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами. Наиболее удачливый из немецких экспертов по количеству сбитых самолетов противника, Хартман, одержавший 352 воздушные победы, пережил войну, не получив ни единой царапины, несмотря на то, что его истребитель сбивали неоднократно. Это был незаурядный человек, в быту мягкий и добрый, а в воздухе умелый и опытный боец, прошедший почти всю войну в младшем командном составе. Освобожденный от болезненных проблем и забот старших офицеров, он мог сосредоточить все свое внимание на ежедневных воздушных схватках, на совершенствовании своего мастерства и на поиске оптимальных методов выживания в этих нелегких условиях. Боевая карьера Хартмана документально отражена достаточно подробно - о нем написаны книги и многочисленные статьи, - и это позволяет нам четко обрисовать не только его тактику и способы ведения боя, но и то, как и под влиянием чего они формировались. Родился 19 апреля 1922 в Вейсзахе. Детство провел в Китае, где его отец работал врачом. В юности он смог приобрести очень полезные навыки, пригодившиеся ему в дальнейшем. Вообще Эриху постоянно везло с наставниками. Мать Эриха, Элизабет Хартман, была убежденной сторонницей авиации, летала сама и была инструктором местного планерного клуба, именно она привила своему юному сыну любовь к воздушным полетам. В 14 лет Эрих уже имел лицензию планериста, став довольно опытным пилотом. По утверждению брата Альфреда, он вообще был прекрасным спортсменом и практически везде добивался хороших результатов. А среди сверстников это был прирожденный лидер, способный повести всех за собой. В 1940 году, когда вся Германия находилась под впечатлением успехов военных летчиков, Эрих принял твердое решение поступить на службу в люфтваффе Основной курс летной подготовки он завершил в ок тябре 1941 года. А в начале 1942 он уже учился летат на Мессершмитте Bf 109, одним из его инструкторов был эксперт и бывший чемпион Германии по высшему пилотажу Эрих Хогаген (55 побед). Немецкий ас всячески поощрял у Хартмана желание подробнее изучить маневренные характеристики этого типа истребителя и обучил своего курсанта многим приемам и премудростям его пилотирования. В октябре 1942 года Эрих получил назначение в 9-ю эскадрилью 52-й истребительной эскадры - и вновь ему повезло с командирами. Командующий JG 52, Дитрих Грабак (125 побед) и командир авиагруппы фон Бонин (77) - опытные ветераны истребительной авиации - снисходительно относились к соблюдению воинской дисциплины на фронте, что было как раз на руку мягкому по натуре Хартману. Будь у него более жесткий и суровый командир, такой, например, как Карл Боррис (43 победы) из II/JG 26, его карьера на фронте могла бы сложиться совсем иначе. С первыми ведущими летчиками у Хартмана также не было особых проблем. Эдмунд Россман (93 победы) был прекрасным наставником начинающих пилотов. Из-за последствий тяжелого ранения в руку Россман на своем "Мессершмитте" не мог участвовать в карусели маневренного боя, состоящего из гонок на крутых виражах, поэтому он выработал свой собственный метод атаки "на расстоянии". Он заключался в том, чтобы издалека оценить ситуацию и атаковать лишь в том случае, если противника наверняка можно было застать врасплох или он уже не имел времени на выполнение уклоняющего маневра. Обычно Россман открывал огонь с дальней дистанции. Это требовало от летчика большой меткости, и, к счастью для Хартмана, он этим редким качеством обладал. Сам он скромно оценивал свои снайперские способности, однако даже опытные асы, видевшие его в бою, утверждали, что в этом качестве у Эриха мало соперников. Асов истребительной авиации зачастую описывают как людей бесстрашных. Но на самом деле все это далеко от истины. Знаменитый Эрнст Удет, например, буквально окоченел от страха при первой встрече с вражеским самолетом и едва был способен продолжать полет. Но потом он все же стал одним из лучших асов Первой мировой войны, одержав 62 победы! Так было и с Эрихом Хартманом. Во время первого же боевого вылета с Россманом он потерял своего ведущего и ударился в панику. Вдобавок самолет Хартмана был атакован русским истребителем, и Эриху едва удалось от него оторваться. В конце концов, у "Мессершмитта" закончилось горючее, и Хартман посадил его на "брюхо" на порядочном расстоянии от собственного аэродрома. Эта первая неудача научила его контролировать свой страх. Трое других ведущих помогли ему сформировать в себе качества истребителя и выработать тактику будущего многообещающего эксперта. Как упоминалось выше, немецким летчикам было трудно сбить в воздухе русский штурмовик Ил-2. Альфред Гриславский (133 победы) научил Хартмана целиться в маслорадиатор советской машины. Но для этого требовались не только снайперские способности, необходимо было еще стрелять с предельно близкой дистанции. Первым сбитым самолетом Хартмана, 9 ноября 1942 года, стал именно Ил-2, однако он дорого заплатил за эту победу. Обломки взорвавшегося в небе советского штурмовика повредили "Мессершмитт", и Эрих вновь был вынужден сажать его на "живот". После этого случая Хартман понял, что после стрельбы нужно отваливать в сторону как можно скорее. Тогда бы он смог удержаться в воздухе и, возможно, сохранить невредимым свой самолет. Ведущие Хартмана, Ганс Даммерс (113 побед) и Йозеф Цвернеман (126), подобно Гриславскому, учили новичка сближаться с вражеским самолетом, прежде чем открывать огонь. Свою вторую победу, летая ведомым с вышеупомянутыми асами, Эрих одержал только 27 февраля J943 года. А вскоре после этого у него появились два новых наставника. Ими стали Понтер Ралль, сменивший фон Бонина на посту командира группы, и Вальтер Кру-пинский (197 побед, из них 177 - на Востоке). Прозванный "Графом Пунски", благодаря амурным похождениям и своей склонности наслаждаться всеми прелестями жизни, Крупинский был личностью, которая выделялась бы в любой военно-воздушной части. Громкая слава этого летчика, как правило, всегда опережала его появление в том или ином подразделении. В воздухе этот энергичный летчик напоминал хулигана-скандалиста из бара; он очертя голову бросался в немыслимые по сложности ситуации и каким-то чудом умудрялся выбраться из них живым. По просьбе Россмана, Хартман стал ведомым у Вальтера Крупинского и вместе они образовали смертельно опасную для противника пару, ставшую наилучшей в истории истребительной авиации. Именно Крупинский прозвал Эриха "Буби" (малыш), и это прозвище прочно приклеилось к Хартману и сопровождало его до конца войны. Крупинский всегда советовал Эриху подойти к врагу поближе, прежде чем нажимать на гашетку. К концу апреля 1943 года на счету у Хартмана стало уже 8 побед и его назначили ведущим пары (ротенфюрером). Теперь, кроме развития собственного подхода к ведению боя, он мог реализовать на практике тактические приемы, объединявшие в себе идею тщательно спланированных атак Россмана с методами сражений других пилотов. Через много лет после окончания войны Хартман вспоминал: "... меня никогда не заботили проблемы воздушного боя. Я просто никогда не ввязывался в поединок с русскими. Моей тактикой была внезапность. Забраться повыше и, по возможности, зайти со стороны солнца... Девяносто процентов моих атак были внезапными, с целью застать противника врасплох. Если я добивался успеха, то быстро уходил, делал небольшую паузу и вновь оценивал обстановку. Обнаружение противника зависело от наземных боевых действий и от возможностей визуального осмотра. С земли нам сообщали по радио координаты врага, которые мы наносили на свои карты. Поэтому мы могли вести поиск в нужном направлении и выбирать для своих атак наилучшую высоту. Я предпочитал эффективную атаку снизу, мак как на фоне белого облачного неба можно было обнаружить самолеты противника издалека. Когда пилот видит своего врага первым, то это уже половина победы. Принятие решения было вторым этапом моей тактики. Когда противник перед тобой, необходимо решить, атаковать ли его сразу или же подождать более благоприятного момента. А можно было сменить позицию или вовсе отказаться от атаки. Главное - держать себя под контролем. Не нужно тотчас, забыв обо всем, бросаться в бой. Подожди, осмотрись, используй все выгоды своего положения. Например, если тебе приходится атаковать противника против солнца, а ты не набрал достаточной высоты, и, кроме того, вражеский самолет летит среди рваных облаков, держи его в поле зрения, а тем временем измени свою позицию относительно солнца, поднимись повыше над облаками или, если надо, спикируй, чтобы в ущерб высоте достичь преимущества в скорости. Затем атакуй. Хорошо, если тебе попадется малоопытный или зазевавшийся пилот. Обычно это нетрудно определить. Сбив его - а это нужно сделать обязательно, - ты тем самым ослабишь моральный дух противника. Самое важное - уничтожить вражеский самолет. Маневрируй быстро и агрессивно, открывай огонь с близкой дистанции, чтобы стрельбой в упор обеспечить попадание наверняка и сберечь лишние боеприпасы. Я всегда советовал своим подчиненным: "Нажимайте на гашетку только тогда, когда ваш прицел заполнен вражеским самолетом!" Отстрелявшись, немедленно уходи в сторону и выходи из боя. Попал или нет, думай теперь только о том, как унести ноги. Не забывай о том, что творится у тебя за спиной, осмотрись, а если все в порядке и позиция у тебя удобная, попробуй повторить это снова". Хартман встречался с противником в воздухе более 800 раз и, естественно, нередко и сам становился мишенью для вражеских истребителей. Лишь в середине 1943 года Эрих проложил дорогу к успеху. На рассвете 7 июля на счету у него была всего 21 победа, а к сумеркам 20 сентября этих побед уже значилось 100! Появились легенды. Повсеместно принято, что Хартман постоянно летал на истребителе Bfl09G с изображением красного сердца, нарисованного на фюзеляже под кабиной. Рядом с "сердечком" была надпись "Уш" (имя его возлюбленной, Урсулы Петч). Однако, по крайней мере, одна из его машин несла на себе надпись "Дикер Макс" внутри сердечка. Часто истребитель Хартмана изображают с рисунком черного тюльпана на капоте двигателя. Но на самом деле на таком самолете Эрих летал всего пять или шесть раз, во время боевых действий на Украине. Успех в этих полетах ему не сопутствовал, поэтому он пересел на другой истребитель. Он получил прозвище "Черный Дьявол" ("Черным дьяволом", вероятно, из-за рисунка тюльпана, Хартмана прозвали сами немцы, так как подобные романтические прозвища были не в ходу у советских пилотов. К тому же, как указывает автор, черноносый истребитель у Эриха был недолго - размалеванные самолеты всегда становились мишенью для авиации противника), и это прозвище использовалось в различных вариантах вместе с позывным "Карайя один", которое, конечно же, было хорошо известно противнику. В последующие несколько месяцев жертвами Хартмана становились один русский самолет за другим, и 1 июля 1944 года он достиг рубежа в 250 побед, став пятым и последним из летчиков, кому удалось это сделать. Эрих постоянно менял тактику, и новый опыт помогал ему там, где другие, более беспечные эксперты терпели неудачу. В марте 1945 года на счету у Хартмана было уже 336 побед и он получил назначение в JG 7, оснащенную реактивными истребителями Me 262. Но так как бетонированный аэродром находился под постоянным прицелом у вражеской авиации, полеты производились не слишком часто, и вскоре, Эрих вернулся в родную 52-ю истребительную эскадру, закончив войну в Румынии. Именно там он впервые встретился в бою с американскими "Мустангами". Его послужной список пополнили семь из них, но и сам он однажды, блокированный восьмеркой истребителей США, был вынужден покинуть самолет с парашютом, хотя и не был сбит. Всего на счету у Хартмана числились 352 воздушные победы, 260 из них - над истребителями. Летал он исключительно на Bf 109G и отзывался о нем так: "Это был очень маневренный самолет и к тому же простой в управлении. Набирал скорость он очень быстро, особенно если перед этим немного спикировать. В ходе высшего пилотажа на 109-м можно было спокойно входить в штопор, а затем легко выходить из него. Единственной проблемой был взлет. Самолет имел очень мощный мотор и узкую колею шасси. Если слишком рано отрываться от земли, то машину могло развернуть на девяносто градусов. Из-за таких неудачных взлетов мы потеряли немало хороших летчиков". В мае 1945 года Эрих Хартман вместе с остатками своей группы сдался в плен американскому танковому подразделению, которое, в свою очередь, передало его советскому командованию. Отсидев 10 лет в русских тюрьмах и лагерях, Хартман вновь вернулся на Родину, в объятия своей ненаглядной жены Урсулы, любовь и нежность к которой согревали его душу во время тяжелых испытаний и помогли ему преодолеть многие преграды. Рекорд Эриха Хартмана уже никогда не будет побит. Немного найдется в истории авиационных частей, потерявших из своего состава 352 самолета, и к тому же - от пушек и пулеметов одного-единственного пилота-истребителя! Непревзойденный ас с 352 официальными воздушными победами. Всего за время войны Хартман совершил 1404 боевых вылета, провел 825 воздушных боев. Сам был сбит 12 раз, при этом лишь один раз пользовался парашютом, а 11 раз совершал вынужденные посадки. Один раз попал в руки советских солдат, но смог бежать. 25 августа 1944 г. награжден Рыцарским Крестом с Дубовыми Листьями, Мечами и Бриллиантами. После войны находился в плену в СССР и вернулся в Германию лишь 14 октября 1955 г. Затем служил в Бундеслюфтваффе ФРГ и 30 октября 1970 г. вышел в отставку в звании оберста. Умер 19 сентября 1993 г.