NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
27.07.2017 г.
 

Заполярные базы Кригсмарине

27 ИЮЛЯ 1943 г. в районе мыса Спорый Наволок (остров Новая Земля) советское экспедиционное судно "Академик Шокальский", обойдя с севера полосы мелкобитого льда, шло курсом на залив Благополучия. Поход был обычным и не предвещал неожиданностей. Однако вдруг со стороны недалекого берега показалась германская субмарина (как потом выяснилось, U-255), идущая в надводном положении, и сразу же открыла артиллерийский огонь. "Шокальский" попытался укрыться во льдах, но несколько попаданий в надстройку вызвали пожар, заклинило руль, несколько человек погибли. U-255 догнала судно и добила его с дистанции в 2-3 кабельтова. Экипаж спустил шлюпку и перебрался на льдины. Но и здесь подвергся обстрелу из пулемета. При этом были убиты еще 3 моряка. Оставшиеся в живых (19 человек из 27) провели почти 2 часа в ледяной воде, а немецкая лодка, протаранив шлюпку, ушла. Радист "Шокальского" успел передать сигнал о нападении, но без указания координат места трагедии, так как вахтенного штурмана сразили насмерть первые же разрывы снарядов. Спасшиеся моряки с помощью подручных средств кое-как восстановили шлюпку, откачали воду, погрузили на нее то немногое, что уцелело, в том числе остатки продовольствия, и направились в сторону едва различимой Новой Земли. До нее было около 10 миль. Здесь предстояло пройти еще более 100 км по пустынному и пересеченному побережью до ближайшей полярной станции в заливе Благополучия. Часть шокальцев двигалась на шлюпке, а другие - пешком по берегу. Но к концу дня 29 июля из-за недалекого мыса вновь появилась вражеская подводная лодка. Экипаж шлюпки и пешая группа немедленно укрылись среди скал. Немцы на сей раз не стали обстреливать советских моряков, а только взяли на буксир брошенную шлюпку и увели вместе с продовольствием. Шесть суток уцелевшие шокальцы, голодные и не имеющие возможности обсушиться, шли по безлюдному берегу. В это время мотобот "Полярник", направленный с Новоземельской военно-морской базы, хотя и не имел точных координат гибели судна, настойчиво проводил поиск спасшихся. Лишь в начале августа их удалось обнаружить. Но к этому времени они потеряли еще трех своих товарищей. А еще через 20 дней все та же U-255 обстреляла полярную станцию на мысе Желания, где сгорели метеорологическая станция, жилой дом летчиков, здание радиостанции. Месяц спустя, в сентябре, подводная лодка U-251 обстреляла уже полярную станцию на острове Уединения, уничтожив при этом дом зимовщиков и продовольственный склад. Позже удалось установить, что немецкие субмарины у мыса Спорый Наволок (залив Ледяная гавань) появились не случайно. В период Второй мировой войны, учитывая значение данных о погоде для кригсмарине и люфтваффе, и после потери в 1939-1940 гг. нескольких метеорологических судов немцы создали специальные опорные пункты в Арктике - на Шпицбергене, Земле Франца-Иосифа и в Гренландии. О них и поныне известно немногое. Но о таких же объектах в арктических районах, прилегающих к побережью Советского Союза, данных практически нет вовсе. 1942-Й - ГОД РАЗОЧАРОВАНИЙ Между тем внутренние морские сообщения на Северном морском театре всегда имели огромное военное и экономическое значение для СССР. С первых месяцев Великой Отечественной войны и западный, и восточный маршруты из США и Великобритании в СССР превратились в самые короткие пути для доставки грузов в Советский Союз. Они составляли 1,5-2 тыс. морских миль и были не сравнимы с 15 тыс. миль южного маршрута (через Персидский залив). Это прекрасно понимало и командование кригсмарине. Вот почему у него возник план проведения операции "Страна чудес" - рейда в Карское море в августе 1942 г. тяжелых крейсеров "Адмирал Шеер" и "Лютцов". Им предписывалось атаковать и уничтожать конвои на советских внутренних морских коммуникациях, между островом Новая Земля и проливом Вилькицкого, разрушать сооружения полярных портов и станций. Кроме того, они должны были обстрелять Амдерму, где по предположению немецкого командования разгружались союзные транспорты из-за непрекращающихся авиационных бомбардировок Мурманска. В обеспечение крейсерам придавались три подводные лодки для ведения ледовой разведки к северу и северо-востоку от Новой Земли и четыре субмарины для прикрытия со стороны Баренцева моря, а также для проведения отвлекающих действий у новоземельских проливов и в южной части Карского моря. Однако "Лютцов" вышел из строя, наскочив на камни у острова Гримсей, и "Шеер" отправился в поход в одиночку. Почему операция проводилась в августе? Дело в том, что 16 июля 1942 г. германский военно-морской атташе в Японии сообщил о прибытии к берегам Камчатки до 20 транспортов из США. Через 10 дней они, сформированные в большой конвой, вышли из Петропавловска-Камчатского, по данным радиоразведки, 1 августа в сопровождении четырех ледоколов вошли в Берингов пролив, направившись отсюда в Архангельск и Мурманск. В это же время с Тихоокеанского флота для усиления Северного флота по тому же Северному морскому пути переводились лидер "Баку", эсминцы "Разумный" и "Разъяренный" (экспедиция особого назначения ЭОН-18). Вместе с тем 8 августа из Архангельска вышли 10 транспортов и направились в сквозное плавание через порты Певек и Игарка в США. Эти суда и корабли, сопровождаемые почти всеми ледоколами Главного управления Северного морского пути (ГУ СМП), были заманчивой добычей для кригсмарине. Получив метеосводку от U-601 и используя частые полосы тумана, немецкий рейдер, поднявшись в северном направлении до кромки льда и незаметно обогнув мыс Желания (на острове Новая Земля), 19 августа вышел в Карское море. За две недели до предполагаемого выхода немецкие подводные лодки, предназначенные для отвлечения внимания Северного флота от маршрута прорыва крейсера, начали демонстрационные боевые действия в южной части Карского моря и у южного острова архипелага Новая Земля. 27 июля U-601 в надводном положении вошла в Малые Кормакулы (севернее губы Белушья) и артиллерийским огнем уничтожила здесь два гидросамолета полярной авиации, три дома и два склада зимовщиков. 1 августа она же потопила транспорт "Крестьянин", шедший в губу Белушья из Нарьян-Мара без охранения. 17 августа на подходе к проливу Югорский Шар подводная лодка U-209 атаковала караван из трех невооруженных буксиров и двух барж с рабочими Нарьянмарского порта. Были потоплены буксир "Комилес" и обе баржи, погибли 305 человек. 19 августа две немецкие подводные лодки попытались демонстративно, в надводном положении войти в губу Белушья. А U-209 в надводном положении появилась у входа в пролив Костин Шар (в районе острова Междушарский, совсем недалеко от Белушьей) и вступила в артиллерийскую перестрелку с советскими тральщиками Т-58 и Т-39. После выхода из губы Белушья СКР-18, не погружаясь, на ходу 16-18 узлов, подлодка ушла в сторону моря. 21 августа U-456 у западного прохода пролива Маточкин Шар атаковала СКР-18 и Т-57 при переходе советских кораблей из пролива в губу Белушья. Следует отметить, что и Белушья, и Междушарский немцы избрали не случайно. Эти районы были освоены кригсмарине и люфтваффе с первых месяцев войны. Еще в июле 1941 г. здесь приземлился первый немецкий самолет Hе-111, который пилотировал Рудольф Шютце. Позже на Междушарском были оборудованы взлетная полоса и радиостанция для немецких самолетов, а 13 октября 1942 г. в средней части западного побережья острова установили автоматическую метеорологическую станцию "Крот". В Белушьей до начала создания здесь основного опорного пункта Новоземельской военно-морской базы предположительно находился один из пунктов отстоя немецких подводных лодок. Несмотря на то что фактор внезапности сработал и "Адмирал Шеер" незаметно проник в Карское море, во время рейда крейсеру не удалось достичь ожидаемых результатов. 20 августа, когда караван из Архангельска подходил к проливу Вилькицкого, немецкий летчик поднятого рейдером бортового "Арадо-196А", обнаружил 9 транспортов и ледокол "Красин". Однако попытка перехватить караван у банки Ермака сорвалась из-за неожиданно низко севшего на поверхность воды плотного тумана. Когда же он рассеялся и самолет вновь поднялся для ведения разведки, отыскать транспорты и ледокол уже не удалось. После тщетного поиска "Адмирал Шеер" пошел к проливу Вилькицкого, чтобы непосредственно в узкости перехватить оба каравана и ЭОН-18. Однако 23 августа у острова Русский он попал в обширную полосу плотного льда и из-за изменения направления ветра оказался практически затертым ледяными полями. Кроме того, гидросамолет разбился при очередной посадке на воду, и крейсер остался без средств дальней и ледовой разведки. С трудом освободившись из ледового плена, "Шеер" направился в район юго-западнее архипелага Норденшельда, где встретил и потопил ледокольный пароход "Сибиряков", направленный для доставки персонала и оборудования полярной станции на острове Северная Земля. Однако радист парохода успел сообщить о нападении неопознанного рейдера. Поэтому практически все транспорты и суда, находившиеся поблизости, успели рассредоточиться и укрыться во льдах и в бухтах. Лишь транспорт "Куйбышев" был потоплен немецкой подводной лодкой. Первый этап "Страны чудес" практически полностью провалился. И хотя мощная радиостанция крейсера продолжала пеленговать внутренний радиообмен транспортов западного и восточного караванов, для "Шеера" они оказались уже не досягаемы. 26 августа немецкий крейсер повернул в направлении устья Енисея и приступил ко второму этапу операции. Но и он не дал существенных результатов. Намечавшийся удар по порту Диксон и попытка высадить здесь небольшой десант провалились. Правда, при отходе рейдер обстрелял радиостанцию и нефтехранилище на Новом Диксоне, а также угольные склады на острове Конус. Большая часть всего топлива бункеровочной базы западного полярного сектора была уничтожена. Но, не ожидая вскрытия ледяного поля в устье реки Енисей, ГУ СМП направило за углем в порт Дудинка ледорез "Литке" и ледокольный пароход "Таймыр" с лихтерами на буксире. Преодолев тяжелый лед, они за три дня пробились в порт и доставили на Диксон запас топлива для ближайшего каравана судов. ГИТЛЕРОВСКИЕ "ИССЛЕДОВАТЕЛИ" Вероятно, именно неудача операции "Страна чудес" и послужила неким дополнительным толчком в создании секретных опорных пунктов для ведения метеорологической и ледовой разведки в арктических районах Советского Союза. А ведь еще в 1936 г. один из видных немецких военно-морских теоретиков Эберт, используя материалы своих исследований и данные аэрофотосъемки, полученные пятью годами ранее немецкими специалистами научной экспедиции на дирижабле LZ-127, выделил "Европейское полярное море" в стратегически важный для Германии театр военных действий. Именно благодаря данным экспедиции обширный район по маршруту Архангельск - Земля Франца-Иосифа - Северная Земля - Диксон - северная оконечность Новой Земли - остров Колгуев - Архангельск стал хорошо известен командованию кригсмарине. Исследование прибрежных арктических морей Советского Союза было произведено и во время перехода вспомогательного крейсера "Комет" в августе-сентябре 1940 г. по Северному морскому пути в Тихий океан. Он обеспечивался советскими ледоколами под контролем ГУ СМП. Да и сам "Комет" маскировался под новый советский ледокольный пароход "Семен Дежнев", прибытие которого в Архангельск ожидалось именно летом 1940 г. Не последнюю роль в переходе на Дальний Восток "Комета" и в изучении немецкими военными моряками Северного морского пути сыграло создание секретной базы "Норд", располагавшейся в губе Большая Западная Лица с октября-ноября 1939 г. по 5 сентября 1940 г. Очевидно, с самого начала она должна была превратиться в немецкий опорный пункт: в мирное время - для создания морского транспортного моста между Германией и Японией, а после развязывания войны - для обеспечения наступления горного корпуса "Норвегия" на Мурманск и действий немецких кораблей в Арктике. Адмирал Редер, главком кригсмарине, хорошо понимал стратегическое значение Мурманского порта и арктических коммуникаций для Советского Союза и еще до начала боевых действий заблаговременно любыми способами стремился организовать контроль над районами новоземельских проливов и Северным морским путем. Так, в июне 1939 г. в Карском море проводило гидрографическую экспедицию советское зверобойное судно "Мурманец". На борту судна находились научные сотрудники ленинградского Арктического института. Но... все они говорили по-немецки, жили в отдельном отсеке, куда вход членам экипажа не дозволялся. Несколько отдельных партий этой экспедиции работали на архипелаге Норденшельда и островах Свердруппа, Сидорова, Геркулес и Арктического института. Промер глубин в районах плавания производился эхолотом, специально установленным перед выходом на "Мурманце". Индикаторная часть эхолота была выведена в обособленный отсек, и экипаж зверобойного судна был лишен возможности видеть данные промеров. Подобные немецкие "исследовательские" партии работали на островах Белый и Вилькицкого. Следовательно, и здесь до настоящего времени могут быть остатки сооружений немецких опорных пунктов или следы пребывания метеорологических экспедиций. ТАК ГДЕ ЖЕ ОНИ БЫЛИ? Немцы выделили следующие узловые и одновременно самые уязвимые точки арктического побережья Советского Союза: остров Новая Земля, с его многочисленными проливами и заливами, а также архипелаг Франца-Иосифа, "нависавшие" над всеми морскими коммуникациями Баренцева моря и западного сектора Арктики. Используя данные экспедиции 1931 г. и перехода на Дальний Восток "Комета", предположительно уже весной 1941 г. на острове Земля Александры (по другим данным, еще и в бухте Тихой) архипелага Франца-Иосифа, практически по соседству с советской полярной станцией, была создан тайный метеорологический пункт, а несколько позже (пока точное время не установлено) в проливе Кембриджа (бухта Нагурского) - и база для ремонта подводных лодок, предназначавшихся для действий в Карском море. Здесь субмарины могли заряжать аккумуляторные батареи и получать последнюю разведывательную информацию. Кроме того, анализ циклов использования немецких ПЛ в Карском море, сроков их нахождения в Карском море, данных о районах минных постановок и используемых минах, указывает на то, что именно в бухте Нагурского могла располагаться база подводных лодок, действовавших в Арктике. Вероятно, после того как у западного побережья острова Новая Земля они устанавливали минные заграждения из 16 морских мин типа ТМС, принятых на борт еще в Норвегии, они брали 24 морские мины типа ТМВ на архипелаге Франца-Иосифа и шли в районы постановки, находящиеся уже в Карском море. Как упоминалось выше, приблизительно в конце 1941 г. создается взлетная полоса и радиостанция на острове Междушарский (у входа в губу Белушья), а позже появились взлетные полосы (одновременно, видимо, и опорные пункты) на мысах Константина и Пинегина. Отсюда немецкие самолеты могли контролировать практически все Карское море. Кроме того, здесь было достаточно легко организовать приемные пункты для доставки продовольствия и топлива подводным лодкам, использовавшим залив Ледяная гавань как передовой или маневренный опорный пункт. Возможно, каким-то образом они могли составлять единую систему вместе с тайными немецкими аэродромами у деревень Мегры и Погорельце Мезенского района Архангельской области. Но существование этой системы пока еще не подтверждено. Кроме того, на мысе Пинегина, в 40 м от уреза воды группой, доставленной подлодкой U-703 22 августа 1943 года была оборудована автоматическая метеостанция WFL-25 ("Герхард"). Ранней осенью 1941 г. (по другим данным, 13 октября 1942 г.) на остров Междушарский сел немецкий самолет Не-111, на борту которого находились основоположник создания системы метеорологических мероприятий в северных широтах Руперт Гольцапфель и все тот же Рудольф Шютце. Однако их попытка размещения автоматической метеостанции оказалась неудачной. На острове "Хейнкель" был обнаружен и атакован советской летающей лодкой МБР-2. При аварийном взлете немецкий самолет получил повреждения, как и сама метеостанция "Крот" (что удалось установить позже). В 1942 г. небольшой немецкий десант был высажен на архипелаге Норденшельда. Осенью 1943 г. в безлюдные и отдаленные районы началась массовая заброска специально подготовленных метеорологических экспедиций, которые работали до начала таяния льдов. В конце июля 1943 г. для обеспечения подготовки операции "Страна чудес-2" в Карское море пришли немецкие подводные лодки U-255 и U-711. С 5 по 20 августа 1943 г. экипаж U-255 на северо-восточном берегу острова Новая Земля оборудовал опорный пункт для заправки гидросамолетов-разведчиков (в 60 км от мыса Желания) и провел разведку в направлении пролива Вилькицкого. С июля по октябрь 1943 г. у восточного побережья Новой Земли и в Карском море действовало уже до 10-13 немецких подводных лодок, объединенных в группу "Викинг". Для отстоя и отдыха экипажи ПЛ использовали совершенно безлюдные места - залив Волчий на архипелаге Норденшельда (скорее всего уже с лета 1942 г.), вышеуказанный район мыса Спорый Наволок, бухту Слободская в Енисейском заливе, устье реки Лены, остров Вардроппера в необитаемом районе шхер Минина, острова Мона. На острове Вардроппера предположительно даже была установлена радиостанция для передачи целеуказаний для наведения подлодок на конвои. Подлодки группы "Викинг" летом-осенью 1943 г. потопили транспорт "Диксон" с грузами для Нордвикстроя, шедшего у островов Мона в охранении сторожевого корабля и тральщика; два транспорта (половина конвоя ВА-18) с грузами для Севморпути и Норильского комбината, прибывших из США через Дальний Восток, и тральщика из состава их охранения, в районе островов Русский - Известия ЦИК. СКРОМНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ПРОТИВНИКОВ В 1944 г., используя секретные опорные пункты и базы, в Арктике оперировали 12 подлодок, причем шесть из них были направлены в Карское море и объединены в ударную группу "Грейф". Эти субмарины вооружались бесследными самонаводящимися торпедами. В конце июля лодки группы "Грейф" обогнули мыс Желания и разделились. Одни заняли позиции к востоку от проливов Югорский Шар и Маточкин Шар, другие - в районе острова Диксон и в восточной части Карского моря. U-711 (как и U-354 в 1943 г.) была оборудована специальной аппаратурой радиоразведки, и имела в составе экипажа соответствующих специалистов. Вероятнее всего эта подлодка действовала в районе моря Лаптевых, а опорным пунктом для стоянки, радиоразведки и отдыха экипажа имела базу либо в районе Неелова залива, либо у острова Куба, либо на одном из островов Дунай. Дважды, 10 и 12 августа, одна из лодок группы "Грейф" была обнаружена рыбаками в бухте Полынья (к востоку от Диксона). Возможно, немецкие ПЛ заходили и в бухту Инокентьевская (устье реки Енисей), где в то время жили немецкие колонисты. 12 августа германские субмарины видели в трех значительно удаленных друг от друга точках: у острова Вардроппера, к северо-востоку от острова Вайгач и у острова Белый. У острова Вардроппера немецкая подлодка была обнаружена советским гидросамолетом типа ГСТ, но не стала сразу же погружаться, а начала маневрировать в надводном положении и открыла зенитный огонь. ГСТ вылетел на разведку, и поэтому не имел на борту авиабомб. Он вызвал подкрепление и принялся кружить над субмариной и обстреливать ее из пулеметов. К сожалению, из-за ошибки в определении координат три ГСТ прилетели в район лишь через 5 часов, а два тральщика добрались сюда только через 9-10 часов. Вечером того же дня U-365 добилась существенного успеха, разгромив советский конвой БД-5, шедший из Архангельска на Диксон с оборудованием для арктических станций и продовольствием для зимовщиков. Он включал транспорт "Марина Раскова" (55 человек экипажа, 354 пассажира и 6500 тонн груза) и три тральщика - Т-114, Т-116 и Т-118. В 19.57 в 60 милях к западу от острова Белый раздался глухой подводный взрыв, и транспорт потерял ход. Поскольку признаков нахождения подводной лодки не было выявлено (торпеды не только не оставляли следа и наводились на шум работающих винтов, но и имели неконтактный взрыватель, да и, вероятно, на лодке была установлена система беспузырной торпедной стрельбы), командир конвоя ошибочно предположил, что "Марина Раскова" подорвалась на мине, и направил к транспорту Т-118 и Т-116. А сам на Т-114 организовал противолодочную оборону. Но через 7 минут взорвался Т-118, а затем и Т-114. Лишь после этого с одной из спасательных шлюпок увидели показавшуюся из воды рубку немецкой субмарины. Уцелевшему тральщику удалось принять на борт 186 человек, остальные спасшиеся разместились на трех вельботах, кунгасе и катере. Разыгравшийся шторм разбросал малые плавсредства. Поэтому к 3 сентября, когда были закончены поисковые работы, кроме принятых на борт тральщиком, удалось спасти только 73 человек. Все остальные погибли. 26 августа немецкая подлодка, стоявшая на якоре у острова Каминского и производившая заряд аккумуляторной батареи, обнаружила ГИСУ "Норд", шедший со стороны острова Кравкова. Немцы потопили судно артиллерийским огнем. Однако это были последние удачи немецких подводных лодок, базировавшихся на тайные арктические базы, находящиеся на островах и побережье Карского моря. Силы Северного флота проводили периодические осмотры побережья, а также прочесывали местность в тех местах, где рыбаки и охотники находили следы стоянок немецких субмарин или присутствия самолетов люфтваффе. Однако из-за большой протяженности побережья и нехватки кораблей эти поиски были кратковременными и охватывали лишь отдельные участки. Определенных успехов в борьбе с созданием немецких опорных пунктов и метеорологических станций добились подводники СФ. Так, ПЛ С-101 потопила 28 августа 1942 г. в районе мыса Желания субмарину U-639, возвращавшуюся после постановки мин в Обской губе и рейдерства в Карском море. Можно предположить, что на борту немецкой субмарины кроме основного экипажа реально могла находиться либо смена метеорологов, либо смена обслуживающего персонала одной из тайных баз. А сама лодка шла не в Норвегию, а к Земле Франца-Иосифа. До окончания боевых действий в Заполярье удалось выявить созданный экипажем U-255 опорный пункт для заправки гидросамолетов в 60 км от мыса Желания, посадочную полосу и опорный пункт на острове Междушарский и пункт отстоя немецких подводных лодок в бухте Белушья (остров Новая Земля). В 1942 г. гидрографическое судно "Якутия" обнаружило свежие следы пребывания моряков кригсмарине на островах Белуха и Приемный, а в сентябре того же года - стоящую на якоре немецкую подводную лодку у острова Вардроппера. Кроме того, база (как позже выяснилось, метеорологической партии "Кладоискатель") была раскрыта на Земле Александры (архипелаг Франца-Иосифа) по работе радиостанции и красным ракетам. При осмотре с воздуха здесь были обнаружены склады продовольствия и боеприпасов, закрытые металлической сеткой от белых медведей. Вероятнее всего, эта база была создана летом-осенью 1942 г. Полярники, зимовавшие в 1943-1944 гг. на советской метеостанции Тихая (остров Гукера), неоднократно слышали близкую работу неизвестной радиостанции. Но принадлежность ее установить не удалось. Совершенно по непонятным причинам лишь после войны, в 1951 г., эта секретная база была осмотрена полярной экспедицией. 12 сентября 1951 г. ледокольный пароход "Семен Дежнев" пришел в пролив Кембриджа, разделяющий острова Земля Александры и Земля Георга. На борту судна находилась изыскательская партия. При проведении осмотра побережья острова Земля Александры полярники нашли 4-5 блиндажей, из них 2 - офицерских, примерно на 25-30 человек, метеоплощадку и радиомачту с антенной. Это была база # 24 (военно-морской метеорологической и пеленгаторной службы). А еще один секретный опорный пункт недалеко от Неелова залива (через Быковскую протоку соединяется с дельтой реки Лена), имевший большой запас топлива, был обнаружен только в конце 1980-х гг.