NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
23.10.2017 г.
 

"Hermes" - первый немецкий эсминец на Средиземном море

Когда в мае 1941 года немецкие войска успешно наступали на Балканах в Саламине (Salamis) в доке был захвачен греческий эсминец «Basileos Georgios I». Он был построен в Англии в Гуле в 1937-1938 годах. Имел водоизмещение 1625 тонн и под двумя турбинами мог развивать скорость до 35 узлов, имея мощность на валах 34 тысячи л.с. Он был вооружен четырьмя орудиями 120-мм калибра и двумя немецкими 4-трубными торпедными аппаратами калибра 533 мм. Помимо этого он получил также несколько зенитных 20-мм автоматов, которые были установлены на нем позже, частично уже во время наступления вермахта. 20 апреля 1941 года, находясь в' доке, эсминец был потоплен немецкими самолетами, но быстро отремонтирован, укомплектован экипажем и 21 марта 1942 года введен в строй немецкого флота под обозначением «ZG-3». Летом он получил к тому же еще и другое имя - «Hermes». Первым командиром эсминца «Hermes» стал капитан 1-го ранга Йоханссон (Kapitan zur See Rolf Johannesson), назначенный на корабль в марте 1942 года и ранее командовавший эсминцем «Erich Steinbrinck». Это был первый достаточно крупный немецкий корабль в Средиземном море, и про него говорили, что за ним всегда следовала счастливая звезда. Отправленный в июне в восточную часть Средиземного моря, «Hermes» много раз сопровождал войсковые и грузовые транспорты из Греции в Турцию и до Крита, а от Крита в Тобрук. Он замечательно показал себя и в борьбе с вражескими подводными лодками, добившись в этом таких успехов, которые не смог показать никакой другой немецкий эсминец. Во время сопровождения конвоя в Турцию «Hermes» осенью 1942 года обнаружил у Дарданелл британскую, бывшую греческую, подводную лодку «Triton». Благодаря его точным указаниям немецкий сторожевой корабль «UJ-2102», получивший приказ атаковать цель, смог потопить субмарину глубинными бомбами. Несомненно, что решающую роль в этом успехе нужно приписать эсминцу «Hermes». Одно из наиболее важных заданий эсминец «Hermes» выполнил в начале своей службы - 2-3 июля 1942 года корабль вместе с минным заградителем «Bulgaria» участвовал в минно-заградительной операции в Эгейском море. Когда случилась беда с немецкой подводной лодкой «U-83» капитан-лейтенанта Крауса (Kapitan-leutnant Kraus), внезапно застигнутой 7 августа в районе Хайфы британскими бомбардировщиками и сильно поврежденной, командир эсминца «Hermes» утром 8 августа получил радиограмму следующего содержания: «Hermes» попутно выполнить. Прибыть рандеву завтра рано утром». Эсминец с честью выполнил задачу. Он нашел субмарину и на буксире привел ее 18 августа в Саламин. В течение третьего военного года эсминец «Hermes» прекрасно себя проявил. Четвертый военный год ожидал его с неменьшими удачами. Под командованием Йоханссона эсминец прошел сотни миль в качестве эскортного корабля конвоируя транспорты между Салониками, Пиреем и Киренаикой. Трудное испытание ему пришлось выдержать 22-24 сентября 1942 года, когда он сопровождал от бухты Suda на Крите к Тобруку в Северной Африке танкер «Rondine» с бензином для танков и самолетов Роммеля. На танкере механизмы были в неисправности. Дважды они выходили из строя, и танкер терял ход. Все же «Hermes» вместе с итальянским миноносцем «Orso» смогли успешно закончить переход, несмотря на непрекращающиеся атаки бомбардировщиков, сбросивших множество бомб и на пикировании обстреливавших танкер и оба корабля сопровождения. Плотным заградительным огнем с кораблей были сбиты и повреждены, несколько самолетов. Ценный груз был доставлен в Тобрук. А уже 9-11 октября «Hermes» участвовал в минно-заградительной операции на подходах к южному побережью Крита. Боевая задача также была успешно выполнена. В первые дни ноября «Hermes» вышел флагманским кораблем эскортного соединения в составе "Итальянских эсминцев «Freccia» и «Folgore» и миноносцев «Ardito», «Uragano», «Lupo». Они сопровождали из Пирея в Бенгази транспорты «Col di Lana», «Mualdi» и танкер «Portofino». На переходе конвой был несколько раз атакован бомбардировщиками, но вполне благополучно прибыл к месту назначения. В это время немецкая армия вела тяжелые бои как на восточном фронте против русских, так и в Северной Африке у Эль-Аламейна. К концу января 1943 года 8-я армия генерала Montgomery оказалась уже в Триполи. Напряженность боев не могла сказаться на действиях флота. В феврале механизмам эсминца потребовался ремонт, и когда фронт в Африке переместился в Тунис эсминец на короткое время для ремонта перешел в Саламин. 2 апреля 1943 года на эсминце сменился командир. Йоханссона сменил капитан 2-го ранга Курт Речель (Fregatten-kapitan Kurt Rechel), имевший большой опыт плавания на миноносцах и эсминцах и до этого командовавший эсминцем «Z-29». Первой задачей нового командира было подготовить корабль для эскортных плаваний с транспортами в Тунис. Необходимо было перевести корабль в зону операций. После прохода Коринфского канала, маршрут эсминца пролегал через Ионическое море вокруг южной оконечности Италии в Тирренское море до Салерно, куда он прибыл 4 апреля. 16 апреля, уже в Салерно, эсминец был атакован самолетами. На следующий день атака повторилась. В это время командир получил приказ срочно загрузить на эсминец мины. Речель, в ответ на запрос штаба о требуемом времени погрузки, сообщил, что ему необходимо 10 часов. Вместе с минами прибыл и боевой приказ: «В течение ночи, к утру 19 апреля загрузиться минами. Поставить оперативное минное заграждение по середине Сицилийского пролива и один ряд мин отдельно». Около 15.30 дня 19 апреля эсминец «Hermes» вышел на первую минную постановку в западном Средиземноморье. Вскоре прозвучала боевая тревога, но встреченные суда оказались итальянскими торпедными катерами. Следующая тревога также оказалась ложной - были обнаружены собственные транспортные самолеты - плывущие в небе шестимоторные великаны. На закате солнца эсминец был уже далеко в открытом море, а около полуночи он приблизился к берегам Сицилии. К этому времени усилились волна и ветер - корабль кренился на 15-20 градусов на борт. Это было опасно для сильно перегруженного минами корабля - в любой момент могли не выдержать крепления мин, и тогда они грозили сорваться со своих штатных мест на минных рельсах и скатиться к борту. Был поднять вопрос о том, чтобы сбросить мины за борт и освободить корабль от перегрузки, однако командир эсминца Речель посчитал, что крен является предельным для остойчивости, но все-таки не критическим. Операцию решили продолжать. Через полчаса корабельная станция радиоперехвата сообщила командиру, что «Hermes» обнаружен вражескими надводными кораблями. В 01.16 поступило аналогичное сообщение от морского командования из Италии. Вскоре командиру дополнительно сообщили, что самолеты-разведчики 2-го воздушного флота (II Fliegerkorps) обнаружили три вражеских эсминца, которые шли непосредственно на курс встречи с эсминцем, если бы он продолжал сохранять предусмотренное направление. И на этот раз капитан Речель решил не изменять курс и выполнить задание. А вскоре радисты получила сообщение, что дозорная немецкая подводная лодка обнаружила вражеские эсминцы, отходящие к Мальте. Это было на руку немецким морякам, и около 03.35 в предусмотренном приказом месте эсминец начал минную постановку. В 04.15 была сброшена последняя мина. После этого корабль лег на обратный курс. Незадолго до восхода солнца на расстоянии менее мили от борта пролетел один британский «Vickers-Wellington», но было очевидно, что эсминца он не обнаружил. Около 10.00 Капитан Речель приказал поднять ход до полного - было нелишне узнать, на что способен «Hermes», Валы вращались со скоростью 300 оборотов минуту, что соответствовало 30-узловому ходу. Примерно в 14.15 корабль прибыл в Салерно, успешно завершив свое первое задание в западной части Средиземного моря. 21 апреля эсминец «Hermes» около 7 часов утра вышел в Pozzuoli, где предполагалось принять в цистерны полный запас топлива. Но в 08.38 с левого борта был обнаружен перископ подводной лодки. Командир приказал сыграть сигнал боевой тревоги и затем резко повернуть в сторону перископа. В течение минуты команда эсминца в бинокли могла наблюдать бурун уходящего под воду перископа субмарины. В 08.39 положение лодки и пеленг на нее были точно определены и зафиксированы, что позволило начать атаку. Эсминец лег на курс по определенному пеленгу и в 08.43 произвел сброс первой серии глубинных бомб - пять групп по три бомбы в каждой с установкой глубин между 35 и 50 метрами. На скорости 17 узлов, которая позволяла шумопеленгатору работать устойчиво и без помех, эсминец свернул с боевого курса, и вышел на новый галс для повторения атаки. В 08.50 было произведено второе определение места лодки, и уже через 5 минут эсминец вновь оказался над лодкой. Серия бомб была такой же, но глубина срабатывания взрывателей была установлена между 50 и 75 метров. После этого, сбросив за борт дымовой буй, эсминец опять уменьшил скорость до 17 узлов и удалился на 30 hm (30 гектометров = 3000 метров) от места бомбежки. Здесь командир приказал развернуться и далее двигаться зигзагом. Как позже сообщили плененные члены экипажа субмарины, эсминец разошелся контркурсом с лодкой на расстоянии около 400 метров. При этом подлодка на тихом ходе попыталась резко изменить курс на 25 градусов и оторваться от преследования, рассчитывая, что эсминец не сможет так резко повернуть и поневоле удалится от лодки, потеряв контакт. При увеличении скорости эсминца лодка могла бы также увеличить скорость и увеличить разрыв. Однако капитан 2-го ранга Речель приказал двигаться рывками, уменьшая ход до 17 узлов при включении поисковой аппаратуры. Субмарина была обнаружена поисковым локатором (S-Gerat) на расстоянии 15 hm (1500 метров), глубина на подготовленных бомбах была установлена на 90-120 метров. Когда на лодке поняли, что они вновь обнаружены, и контакт не потерян, экипаж попытался оторваться от преследования увеличив скорость до 12 узлов и вновь изменив курс. В это время эсминец вновь пошел в атаку, и с него были сброшены с интервалом 10 секунд три группы по три бомбы в каждой. Одновременно с кормы эсминца были сброшены две пары больших глубинных бомб. Атака не принесли видимых результатов, однако контакт с лодкой не был потерян - она шла прямым курсом и скорость ее определялась акустиками в 3 узла. Эсминец уже готовился к новой атаке, когда вдруг с кормы, с левого борта на расстоянии 30 hm (3000 метров) команда корабля увидела всплывающую лодку - показалась высоко поднятая носовая часть субмарины. Завернув руль в крайнее положение, «Hermes» резко развернулся в сторону лодки. Капитан Речель приказал открыть огонь из орудий и зенитных автоматов. Около 09.35 эсминец привел лодку прямо по курсу, и теперь она была повернута к нему бортом. Орудия эсминца прекратили огонь, но зенитные 37-мм автоматы продолжали стрелять. Лодка уже получила большую пробоину в корпусе в районе орудия, прислуга которого стала прыгать за борт. Примерно в 09.40 на палубе появился экипаж субмарины. Однако она, как об этом сообщил в рапорте Капитан 2-го ранга Речель, продолжала сохранять прежнюю скорость, идя по циркуляции. Это свидетельствовало о том, что, по крайней мере, машинная команда оставалась еще внутри. Капитан Речель приказал: «Противокорабельная артиллерия: подводную лодку потопить!» («Seezielartillerie: U-Boot versenken!»). Огонь открыли 120-мм орудия и сразу же было отмечено прямое попадание. Лодка стала быстро погружаться, и в 09.47 скрылась под водой кормой вперед. «Hermes» пошел к месту потопления - предполагалось подобрать экипаж и некоторые обломки, которые свидетельствовали бы о гибели корабля противника. С борта корабля веревочными концами и со спущенного на воду моторного яла были подобраны 20 английских моряков с потопленной субмарины - ею оказалась британская «Splendid». Вскоре подошел посланный с о. Капри (Capri) итальянский тральщик (R-Boot) «AS-226». Он подобрал еще 10 человек, из которых четверо были тяжело ранены. Всего, вместе с подобранными позже, на борту эсминца оказались 40 британских матросов и 5 офицеров. Около полудня эсминец «Hermes» ошвартовался у южного мола в Pozzuoli. Часом позже на борт поднялись старший морской начальник базы в Неаполе (Marina Napoli) Адмирал Пини (Admiral Pini), который поздравил капитана 2-го ранга Речеля и команду эсминца. После коротко обращения к экипажу адмирал вручил Речелю итальянскую награду - серебряную медаль «За смелость». После получения топлива эсминец вернулся в Салерно. 23 апреля в адрес командира эсминца прибыла радиограмма-поздравление от командующего объединенными силами на юге (OB-Sud) фельдмаршала Кессельринга (Feldmarschal Kesselring): «За потопление подводной лодки «Splendid» выражаю командиру эсминца и экипажу мою особую личную благодарность». В ту же ночь, за 5 минут до полуночи был получен оперативный сигнал «Munition». Он означал, что корабль назначается для минно-заградительной операции и должен находиться в готовности к ее выполнению. Ранним утром 24 апреля на эсминец были приняты мины, однако в последний момент командир был вызван на мостик, и ему передали приказ об отмене задачи постановки мин и приказ о срочном выходе в море для доставки войскового подкрепления в Тунис. По этому факту можно судить, насколько ограничены были здесь наши силы - флотилия из пяти эсминцев, действовавшая в этой части моря, действительно творила чудеса и помогла избежать нам многих потерь. Так или иначе, мины были возвращены на берег. Эсминец «Hermes» стал готовиться к приему на борт солдат. Однако ожидавшийся приказ из штаба морского командования в Неаполе {Marina Napoli) задерживался. Он поступил только на следующий день - 25 апреля в 14.10. Он гласил: «Эсминцу «Hermes» перейти в Салерно, где взять на борт 350 морских пехотинцев для отправки в Тунис. Затем 20-узловым ходом следовать до рандеву с эсминцами дивизии «Pigafetta» и «Pancaldo», которые выйдут из Gaeta. Совершить с ними марш до Trapani. Оттуда 22-узловым ходом следовать к о. Pantelleria и далее в направлении мысов Кар Bass Mustafa и Кар Bon. Прибыть в порт Тунис 26 апреля к 12.00. После выгрузки подразделений вернуться назад к Zambretta, оттуда следовать в Pozzuoli для заправки топливом. О прибытии сообщить. Маяки горят.» К 17 часам «Hermes» был готов к походу в Тунис. В 17.10 он вышел из гавани. В заданной точке состоялась встреча с итальянскими эсминцами «Antonio Pigafetta» и «Leone Pancaldo», и немецкий корабль присоединился в их строй третьим кораблем (концевым в колонне). Было известно о наличии в воздухе морских разведчиков противника, но пока что отряд не был обнаружен. Только в 01.20, через три минуты после восхода луны, на траверзе левого борта были замечены непонятные отблески и чуть позже услышаны шумы моторов. До 04.40 несколько раз были слышны звуки пролетающих самолетов. В это время отряд, в соответствии с приказом, шел со скоростью 24 узла. Через несколько минут после восхода солнца, без предупреждения из штаба, внезапно появились четыре катера-охотника за подводными лодками, которые вступили в эскорт эсминцев. В 07.15, когда корабли неожиданно оказались в плотной полосе тумана, передний мателот пропал из видимости, и командир эсминца «Hermes» был вынужден ориентироваться по кильватерной струе, надеясь, что строй кораблей сохранится, и столкновения с впередиидущими эсминцами не произойдет. Приходилось также опасаться плавающих мин, поэтому эсминец несколько сбавил скорость. Видимость постепенно улучшалась, и все вздохнули с облегчением, когда в 11.38 в виду корабля показался берег Африки. Через 20 минут «Hermes» увеличил скорость до 28 узлов, нагоняя потерянное в тумане время. Около 13.45 все три эсминца вышли на рейд La Goulette в Тунисском заливе и стали там на якорь. Сразу же началась высадка солдат. И одновременно к борту эсминца подошли парусник и два моторных лихтера, которые доставили на борт эсминца раненных для эвакуации их в Италию. В 15.42 все три эсминца снялись с якоря для обратного марша. На борту немецкого корабля находились 173 солдата, включая около сотни легкораненых. Уже в 17.07 отряд был обнаружен воздушным разведчиком. В 17.52, когда эсминцы вышли из полосы плотного тумана на чистую воду, они были атакованы 10 самолетами «Hawker» и «Hurricane». Атака была организована весьма умело. Один самолет появился в видимости кораблей с правого борта, а остальные атаковали с левого борта, со стороны солнца, подлетая на высоте не более 600 метров. Корабли немедленно открыли зенитный огонь из всех зениток, а итальянские эсминцы даже из орудий главного калибра. Истребителям-бомбардировщикам (Jabos) пришлось свернуть с курса, и все сброшенные бомбы легли неточно. Только одна из них разорвалась в 50 метрах в кильватерной струе эсминца «Hermes». Через пять минут самолеты прекратили атаку и улетели. Марш кораблей продолжился. Уже перед входом в гавань Trapani корабли вошли в плотную полосу тумана, видимость уменьшилась до 50 метров, и корабли были вынуждены отстаиваться на якоре. Утром 27 апреля, после того, как туман расселся, эсминцы проследовали дальше и рано утром 28 апреля эсминец «Hermes» вошел в гавань в Pozzuoli и ошвартовался у пристани. Переправив на берег всех раненых, эсминец дозаправился топливом и перешел в Salerno. Вечером этого же дня командир эсминец Речель сообщил командованию, что из-за необходимости ремонта котла до 30 апреля корабль не сможет сохранить боевую готовность. Но в первой половине дня 29 апреля на эсминец доставили сообщение: «Из-за сложной обстановки необходимо совершить еще один поход. Ремонт котла можно будет произвести после возвращения. Немецкое морское командование в Италии». Узнав подробности, капитан 2-го ранга Речель приказал быстро произвести временный ремонт котла, с тем чтобы корабль смог выйти в море и доставить в Тунис еще одно войсковое подразделение из состава полка генерала Геринга (regiments General Goring). О том, как проходил этот поход можно узнать из позднего рапорта капитана 2-го ранга Речеля в штаб флотилии эсминцев: «29 апреля во второй половине дня взяли на борт в Salerno 213 солдат и офицеров. В 18.45 согласно приказу прибыли в Pozzuolli. Там корабль соединился с итальянским эсминцем «Leone Pancaldo» и под флагом его командира вышли в Тунис. Марш проходил без происшествий и по графику до 10.12 следующего дня, когда корабли были атакованы 37 истребителями-бомбардировщиками (Jabos) противника. После бомбежки на пикировании, они затем произвели короткую штурмовку - обстрел из пулеметов. Несколько человек были ранены, в их числе - старший помощник (LI). Грот-мачта перебита на половине высоты, позднее верхнюю половину опустили вниз. 11.25. Второе нападение 18 двухмоторных бомбардировщиков, сопровождавшихся примерно 15 истребителями. Атака произведена с высоты около 2000 метров. 11.36. Повторная атака соединения 12 бомбардировщиками, Во время этой атаки «Pancaldo» получил пробоину в борту из-за прямого попадания бомбы. В 2-3 милях от мыса Кар Bon эсминец сильно сбавил скорость. Когда наш корабль обходил его, можно было видеть, что в воде плавают много солдат. 12.10. Третье нападение 18 истребителей-бомбардировщиков (Jagdbombern). Обстреляны, никаких повреждений. 12.24. Четвертое нападение 30 истребителей-бомбардировщиков (Jagdbombern). Несколько разрывов бомб вблизи от бортов эсминца. Доложено о нарушениях в работе машины правого борта. Выведено из строя рулевое управление. 12.50. Пятое и, как оказалось, последнее нападение 16 истребителей-бомбардировщиков (Jagdbombern). Снова несколько разрывов бомб недалеко от бортов. Нарушения в работе обеих машин. Так как я каждое мгновение ожидаю нового нападения, а механизмы довольно сильно повреждены, приказываю направить корабль к виднеющемуся на востоке побережью. 13.15. Обе машины из-за отказа масляных насосов, и вызванного этим перегрева подшипников валов, вышли из строя. Корабль теряет ход. Предварительно приказываю подобрать с воды людей на спасательные плоты. Набирается около 60 человек. Около 15 часов. Подходит госпитальное судно «Aquileia». Шлюпки с него подбирают людей со спасательных плотов, а также забирают семь раненных матросов с эсминца. 15.55. Три парусно-моторных судна рядом с «Hermes». С двух из них приняты буксирные концы. Медленно приближаемся к берегу. Около 16.20 подходит буксир «Carthago» и корабль охраны гавани «Hermes». «Carthago» передает нам на носовую часть буксир, и примерно в 17.55 корпус эсминца касается грунта совсем рядом с берегом. Мы закрепляемся на месте якорями и начинаем переправлять на берег оставшихся солдат, примерно 150 человек с вооружением и снабжением. Моторно-парусные суда доставят их" в La Goulette.» Так описывает капитан 2-го ранга Речель последний поход эсминца. Он рассчитывал позже отбуксировать эсминец в La Goulette, но метеорологическая обстановка - ветер около 8 баллов - не позволяла сделать это в течение 1 мая. Следовало ожидать налета бомбардировщиков на якорную стоянку, что и произошло - 15 истребителей-бомбардировщиков (Jagdbombern) атаковали корабль 1 мая, еще три атаки имели место в течение 2 мая - с 11 часов дня до вечерних сумерек. Примерно в 20.30 к эсминцу подошел буксир «Carthago», и «Hermes» наконец снялся с якоря. «Carthago», с его 600 силами, буксировал эсминец со скоростью не более 3 узлов. Поэтому только около 01.30 эсминец смог стать на якорь на восточной части рейда La Goulette. Никто из находящихся на борту эсминца не рассчитывал уже вернуться в Европу на своем тяжело поврежденном корабле. Итальянский «Leone Pancaldo» не пережил этого похода. «Hermes» в тяжелых боях сбил не менее восьми истребителей-бомбардировщиков, а также одного бомбардировщика «Manchester». Следует отметить, что зенитная артиллерия эсминца хорошо показала себя во всех, даже самых трудных обстоятельствах. Впоследствии один из начальников противовоздушной обороны Туниса сообщил, что в, атаках на «Hermes», «Leone Pancaldo» и шедший после них в Тунис «Lampo» участвовали приблизительно 800 (!) самолетов противника. «Leone Pancaldo» и «Lampo» были потоплены в результате бомбовых попаданий. «Hermes» сумел увернуться от всех бомб, сброшенных на него, но, тем не менее, из-за близких разрывов, получил настолько серьезные повреждения, что в конце концов лишился управления и хода. 7 мая капитан 2-го ранга Речель получил приказ затопить «Hermes». Примерно в 08.10 он сообщил об этом экипажу. В 08.32 прозвучал первый взрыв в носовой части, затем была взорвана средняя часть, а потом корма. Первоначально эсминец стал медленно погружаться на ровном киле, но примерно в 09.10 он лег на правый борт, а в 09.25 перевернулся и лег бортом на дно. Своим корпусом корабль, примерно на метр выступавший из воды, перегородил вход в порт по всей ширине. После этого Речель сообщил немецкому морскому командованию в Италии и в Главный морской штаб (ОКМ): «Согласно приказу затопил эсминец «Hermes»!» Капитан 2-го ранга Речель заканчивает свои воспоминания: «Так окончилась карьера эсминца «Hermes». Все мои мысли остаются с моим верным экипажем, главным образом, с теми сто двадцатью из него, которые должны были остаться в Тунисе». Для немецкого флота эсминец «Hermes» интересен еще и тем, что оба офицера, командовавшие им во время войны, стали кавалерами Рыцарского креста (Ritterkreuz). Капитан 1 -го ранга Йоханссон был награжден им 7 декабря 1942 года, когда он уже командовал эсминцем «Hermes». Правда, он был удостоен этой награды, как указывалось в наградном листе, за заслуги в период командования эсминцем «Erich Steinbrinck» - с июня 1938-го по январь 1942 года. Капитан 2-го ранга Курт Речель (Fregatten-kapitan Kurt Rechel) был представлен к награждению крестом 8 мая 1943 года - на следующий день после гибели эсминца «Hermes».