NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
18.11.2017 г.
 

Решение о массовом и систематическом истреблении евреев

В течение 1940 года возможности для эмиграции сократились, а создание "еврейских резерваций" сделалось неактуальным. Как результат этого к осени 1940 года антисемитская политика усилилась. В связи с этим напрашивается вопрос: когда же именно было принято решение об "окончательном", безвозвратном решении еврейского вопроса - то есть массовом и систематическом истреблении целого народа. Здесь необходимо пояснить специфику этого нового этапа уничтожения еврейства по сравнению с предыдущими стадиями того же процесса. А именно: в отличии от ситуации, существовавшей до начала второй мировой войны, особенностью "окончательного решения" стало объявление систематического уничтожения всех евреев главной целью: "При практическом исполнении "окончательного решения" мы прочешем всю Европу, с запада до востока", - говорили составители этого плана. Но когда же было принято "окончательное решение"? Ответ на этот вопрос нелегок, т.к. ни один документ, свидетельствующий о точной дате принятия "решения", - не сохранился, а, возможно, и просто не существовал. В каком-то смысле это поразительно: ведь имеется масса документальных материалов и о нацистской деятельности вообще и приведении в исполнение "окончательного решения", в частности. Каким же образом именно этот документ не попал в наше пользование? Существует предположение, что этого документа вообще не существовало. Германский исследователь Мартин Брошат в своей книге "Государство Гитлера", темой которой является исследование правительственно-административного аппарата Третьего Рейха, отмечает, что после начала второй мировой войны указания Гитлера его административной машине во многом изменились. Появляются так называемые "секретные указы фюрера". Указ подобного типа был секретным, т.е. известным лишь немногим, и составлялся он в особой, "обобщенной" форме. Первым несомненным примером такого сорта указов было назначение рейхсфюрера СС и главы германской полиции Генриха Гиммлера на пост "рейхскомиссара по укреплению германской нации". Датирован 7 октября 1939 года. Указ давал Гиммлеру право осуществлять "удаление губительного влияния частей населения, чуждых нации, которые представляют собой опасность для Рейха и германского общества". На основании этого указа Гиммлер создал обширное и организованное государство в государстве, и в случае столкновения его интересов с полномочиями других государственных инстанций, не знавших об этом его назначении, всегда брал над ними верх. Брошат добавляет: "Уже сам секретный указ фюрера, в котором не конкретизировались указания относительно "удаления чуждых групп населения", по своей сущности не являлся указанием для правительственной инстанции, а был указом специально созданному аппарату о борьбе и уничтожении противника. Эта же характеристика относится и к другим секретным указам и инструкциям Гитлера, сделанным после начала войны, относительно уничтожения разных групп людей - таковы "Указ об эвтаназии" (убийстве из милосердия), "Указ о комиссарах" или "Указ об окончательном решении еврейского вопроса". По аналогии с "Указом о создании рейхскомиссариата по укреплению германской нации", можно наблюдать, что до тех пор, пока содержание этих указов было скрыто от обычных правительственных учреждений, их можно было исполнять очень легко, поскольку таким исполнением занимался административный механизм, подчиненный лично фюреру и отлично организованный. Исполнение секретных указов осуществлялось без отчетов и без сотрудничества с другими властями. Согласно многим свидетельствам ясно, что указ о систематическом истреблении евреев относился к разряду именно таких указов. Вот, например, как описал в своих мемуарах Рудольф Фердинанд Гесс, начальник лагеря смерти Аушвиц (Освенцим), высказывание Гитлера по данному вопросу: "Летом 1941 года - не могу теперь припомнить точную дату - я был неожиданно вызван к рейхсфюреру СС (Гиммлеру) в Берлин - напрямую через его адъютанта. Он в присутствии своего адъютанта сказал мне примерно следующее: фюрер дал указание об окончательном решении еврейского вопроса, и мы, СС, обязаны исполнить этот указ... Ты должен хранить это указание в полном секрете даже от тех, кому ты непосредственно подчинен". Особенностью такого указа было то, что он был не только секретным, но и устным. Отсюда именно и возникают разногласия в среде ученых о том, какова была точная дата принятия решения и каким образом оно было принято.