NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
16.12.2017 г.
 

Процесс принятия решения

По-видимому, в имеющихся у нас документах содержатся некоторые намеки на то, как именно это решение принималось Гитлером. Во-первых, оно было принято несомненно самим Гитлером - некоторые документы это явно доказывают. Но главное - осуществить такую широкую акцию, затрагивающую все секторы жизни на всех оккупированных территориях, ущемляющую полномочия многих важнейших лиц в империи - без разрешения на самом высоком уровне было бы невозможно в условиях Третьего Рейха. К тому же подобное решение полностью совпадает с идеологическими воззрениями Гитлера, которых он придерживался всю жизнь, до самой смерти. Вместе с тем следует учесть, что участие Гитлера в планировании и осуществлении антисемитской политики 30-х годов было незначительным, хотя и решающим в принципиальные моменты. Казалось бы, что и в этот раз все могло совершиться без его прямого участия. Подобное мнение нередко слышно в наше время в "не принимающих Катастрофу" неонацистских и прочих антисемитских кругах. В одном из важнейших протоколов из серии документов антисемитской политики нацизма приведены слова Гейдриха: "Вместо эмиграции появились новые возможности решения - после предварительного согласия фюрера об эвакуации евреев на восток". В связи с тем, что нам уже известно об истории антисемитской политики до 1941 года - "согласие" Гитлера на план, разработанный другими, не выглядит нелогичным. В 1938 году СС была двигателем антисемитской политики, особенно ее еврейский отдел. И после вторжения в Польшу именно Гейдрих толкал командующих айнзатцгрупп на практические мысли . Разные отделы СС, имевшие отношение к разным аспектам "еврейской проблемы", не сидели сложа руки, они продолжали обдумывать и планировать свои действия и в 1940 году. Многообразные причины, упомянутые выше, приводили эсэсовцев к выработке практических предложений по усилению антисемитской активной политики. По-видимому, предложения были представлены Гитлеру для принятия решения. Такое решение Гитлера было необходимым: в Третьем Рейхе, особенно на этой более поздней стадии национал-социалистического правления, Гитлер стал единственным источником закона, а его указ - абсолютным решением! А Гитлер, разумеется, не принимал решений вопреки своей воле - особенно, в таком важном вопросе. Существовало ли "письменное распоряжение" Указ об "окончательном решении был секретным" и отдан был, по-видимому, устно. Но чтобы использовать полномочия, с ним связанные, нужно было в определенных случаях предъявлять на местах и письменные предписания. По свидетельству помощника Эйхмана Дитриха Вислицкого, данного им Международному трибуналу в Нюрнберге, существовал-таки указ, хранившийся в сейфе: Вислицкий: После долгого спора относительно изгнания евреев из Словакии я спросил его (Эйхмана), кто дал такой приказ. Он сослался на приказ Гиммлера. Я попросил его показать мне такой приказ, потому что не мог себе представить, что он действительно существует в письменной форме. Брокхарт (прокурор): Где вы находились в это время, в момент встречи с Эйхманом? В.: Эта встреча состоялась в Берлине, на улице Корпирстен, 116, в кабинете Эйхмана. Б.: Продолжайте отвечать на предыдущий вопрос - расскажите о беседе с Эйхманом, о точных ее обстоятельствах и о приказе. В.: Эйхман сказал мне, что может показать мне письменный документ, если это успокоит мою совесть. Он достал из своего стального сейфа узкую папку, полистал ее и показал мне письмо от Гиммлера к главе полиции безопасности и СД. Его содержание было таково: фюрер дал указание об окончательном решении еврейского вопроса. Глава полиции и СД и начальник службы концлагерей были уполномочены привести в исполнение так называемое "окончательное решение". Пока что указание об окончательном решении не относилось к работоспособным евреям мужского и женского пола, которых будут использовать для работы в концлагерях. Это письмо было подписано самим Гиммлером. Ошибки быть не могло, так как я хорошо знал его подпись. Б.: Кому был направлен приказ? В.: Главе полиции безопасности и СД. Б.: Был ли этот приказ обращен к другим инстанциям? В.: Да, к начальнику службы концлагерей. Приказ был направлен в эти две инстанции. Б. Было ли указание относительно секретности документа? В. Это было секретное дело Рейха. Б. Какова была приблизительно дата приказа? В. Он был датирован апрелем 1942 года. Б. Кем подписан? В. Самим Гиммлером. Б. Вы видели этот приказ своими глазами в кабинете Эйхмана? В. Да. Эйхман дал мне папку и я сам просмотрел приказ. Б. Спрашивали ли вы о значении термина "окончательное решение", упомянутого в приказе? В.: Эйхман разъяснил мне этот термин. Он сказал, что окончательное решение означает систематическое биологическое истребление евреев восточных территорий. В последующих спорах на эту тему термин снова использовался. Б.: Сказали ли вы что-нибудь Эйхману в связи с вашими полномочиями относительно этого приказа? В.: Эйхман сказал мне, что был лично ответственным за исполнение приказа в рамках своих полномочий главы отдела в Главном управлении имперской безопасности. Он получил их для исполнения этого приказа от главы полиции безопасности. И лично отвечает за исполнение... Мне было ясно, что смысл этого приказа - смертельный приговор миллионам людей. Я сказал: "Не дай Бог, чтобы наши враги сумели отомстить немецкому народу". На это Эйхман ответил, чтобы я перестал быть сентиментальным, это приказ фюрера, и мы обязаны его исполнить. Как следует отнестись к этому свидетельству? Похоже, оно противоречит нашему предположению о том, что указ об "окончательном решении" был отдан устно? Но более тщательное чтение обнаруживает, что документ, упомянутый Вислицким, являлся документом внутреннего пользования, посланным Гиммлером Гейдриху, а не официальным "Указом об окончательном решении".