NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
25.11.2017 г.
 

Генрих Гиммлер: Предательство, трусость и смерть рейсхфюрера Гиммлера

 

Предательство, трусость и смерть рейхсфюрера Гиммлера

СОБЫТИЯ второй половины 1944 г. не оставили для фашистской верхушки Германии надежды на перелом в войне. Попытка покушения на Гитлера, предпринятая немецкими офицерами 20 июля 1944 г., не была инспирирована какой-либо иностранной разведкой и тем очевидней свидетельствовала о разочаровании военных кругов Германии в политике фюрера, приведшей страну к военному краху и экономической разрухе.

После неудавшейся попытки покушения и последовавших вслед за ней репрессий основным занятием ближайшего окружения Гитлера стала демонстрация личной преданности и готовности "умереть за фюрера". Отдельные высшие офицеры действительно воспринимали неизбежное поражение Германии как личный позор и трагедию. Другие, в основном партийные выдвиженцы, годами учившие немецкий народ быть верными заветам фюрера, начали судорожно искать на фоне общей гибели возможности для спасения собственной жизни. Среди тех, кто не стремился пожертвовать собой ради идеи национал-социализма, оказался один из ближайших соратников Гитлера Генрих Гиммлер.

ЖИЗНИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ЗАЛОГ

В конце войны Гиммлер надежно и заслуженно занимал в сознании мировой общественности соседнее с Гитлером место в галерее военных преступников Третьего рейха, повинных в уничтожении миллионов людей. Под его непосредственным руководством, с его ведома и по его приказу возводились концлагеря, уничтожались военнопленные и сжигались в печах тысячи евреев, проводились массовые карательные акции на территории оккупированных Германией стран. Сам Гиммлер являлся для своих подчиненных примером и символом безжалостного отношения к "расово-неполноценным" и "врагам рейха". Если Йозеф Геббельс являлся ярым пропагандистом человеконенавистнической идеологии фашизма, Генрих Гиммлер активно работал над ее претворением в жизнь и не мог не понимать, как ничтожны его шансы добиться прощения за совершенные преступления. Поэтому решился повести за спиной Гитлера опасную игру с целью спасение своей жизни.

Выигрышным моментом Гиммлер посчитал подчиненность ему всех концлагерей на территории Германии. Жизни заключенных должны были стать залогом в переговорах об условиях его личного спасения после поражения Германии. Посредником в этих переговорах вызвался стать начальник VI управления РСХА - зарубежной разведывательной службы СД бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг.

В конце октября 1944 г. Шелленберг устроил Гиммлеру свидание в Вене с бывшим председателем федерального совета Швейцарии Мюзи и его сыном, во время которого Гиммлер закинул пробный камень о возможности своей реабилитации в общественном мнении европейских стран и США. Свою активную деятельность в качестве руководителя СС он объяснял стремлением бороться против коммунистического движения в Германии и в остальном мире. Создание концлагерей Гиммлер называл вынужденной и временной мерой, в то же время он выразил готовность доступными ему средствами облегчить участь тех категорий заключенных, к которым проявят интерес уполномоченные представители западных стран. Мюзи, пользуясь случаем, поинтересовался, каким образом ввиду наступления на Германию союзных войск может быть решен вопрос с находящимися в заключении евреями, не придется ли им расплатиться своими жизнями за поражение Германии в войне? Гиммлер, для которого обсуждение "еврейского вопроса" было самым опасным поворотом беседы, решил подстраховаться на случай, если информация о его нелегальной встрече с иностранцами дойдет до Гитлера, и в резкой форме заявил Мюзи, что за каждого освобожденного еврея Германия должна будет получить соответствующую денежную компенсацию.

Боясь с одной стороны оттолкнуть Мюзи, а с другой - ответить перед Гитлером за попытку сепаратных переговоров, Гиммлер поручил Шелленбергу оказать помощь швейцарцам в освобождении и переводе через границу нескольких еврейских семей, что вскоре и было сделано. Параллельно Гиммлер счел необходимым проинформировать Гитлера о возможности контактов со швейцарцами и перспективе их использования в интересах сближения с представителями западных держав.

Вторая встреча Гиммлера с Мюзи состоялась 12 января 1945 г. На этой встрече, устроенной при посредничестве Шелленберга в Вильдбад-Шварцвальде, Гиммлер принял условия Мюзи, согласно которым каждые две недели в Швейцарию должен был направляться эшелон примерно с 1200 евреями. Гиммлер, в свою очередь, помимо требования о денежной компенсации, оговорил необходимость коренного поворота во всемирной пропаганде против Германии, имея в виду и отражение своей личной роли в освобождении заключенных. Для усиления пропагандистского эффекта Гиммлер принял решение деньги за освобожденных евреев передать Международному Красному Кресту. Первый эшелон был отправлен в начале февраля. В конце февраля Мюзи привез для ознакомления несколько статей, написанных в соответствии с рекомендациями Гиммлера.

В феврале в Берлин приехал с визитом председатель шведского Красного Креста граф Бернадотт, который предложил перевести датских и норвежских заключенных в Швецию и интернировать их там на время войны. Гитлер, с которым пытались согласовать предстоящие переговоры с Бернадоттом, высказался в том духе, что "подобной чепухой в этой войне нельзя принести никакой пользы". Но Гиммлер не мог пренебречь возможностью встречи с официальным представителем Красного Креста Швеции, свободно контактировавшим с командующим войсками союзников генералом Эйзенхауэром. Соблюдая все мыслимые предосторожности, Гиммлер при помощи Шелленберга встретился с графом и обещал ему, если не выйдет переправить норвежцев и датчан в Швецию, собрать всех их в одном лагере на севере Германии. Гиммлер рассчитывал, что в качестве ответной услуги Бернадотт поможет ему установить связь с Эйзенхауэром.

ПЛАНЫ КАПИТУЛЯЦИИ ЗА СПИНОЙ ФЮРЕРА

К этому времени рейхсфюрер решился предать Гитлера, предложив Эйзенхауэру капитуляцию Германии от своего имени. При успехе этой акции Гиммлер признавался главой государства, с которым вступали в переговоры представители западных стран и США, Гитлер же становился военным преступником, которого следовало арестовать или уничтожить. Этот план рейхсфюрер подробно обсудил с Шелленбергом и дал последнему широчайшие полномочия на проведение соответствующих переговоров с графом.

Но, проведя ночь после разговора с Шелленбергом в раздумьях, Гиммлер все-таки испугался, что его предложение о капитуляции получит громкую огласку и станет известно Гитлеру, срочно позвонил Телленбергу и отменил все ранее данные директивы. Шелленберг должен был теперь, не ссылаясь на рейхсфюрера и не делая конкретных предложений, в беседах с Бернадоттом побудить того по собственной инициативе полететь к Эйзенхауэру и предложить Гиммлера в качестве руководителя Германии, с которым можно договориться.

Попыткам Гиммлера стяжать себе славу "освободителя заключенных концлагерей" также помешали оставшиеся за пределами его игры лица из ближайшего окружения Гитлера, которые дали прочитать тому расшифрованный перехват радиограммы одного из посольств. В ней сообщалось, что Гиммлер через своего уполномоченного Шелленберга ведет переговоры с господином Мюзи о предоставлении "права убежища" в Швейцарии 250 "нацистским фюрерам". Несмотря на то что планы Гиммлера и Шелленберга были сильно преувеличены - и того и другого интересовало прежде всего собственное спасение, - Гитлер пришел в ярость и под страхом смерти запретил отправку евреев через границу с помощью какого-либо немца.

Гиммлер настолько был напуган реакцией Гитлера, что боялся попадаться ему на глаза. И все же страх перед возмездием за совершенные преступления взял верх. Гиммлер после серьезных колебаний поручил начальнику главного управления имперской безопасности Кальтенбруннеру спросить у Гитлера разрешение на его (Гиммлера) встречу с председателем Международного Красного Креста профессором Бурхардтом. Гитлер категорически запретил это. Тогда Гиммлер дал поручение о встрече с Бурхардтом Кальтенбруннеру. Тот, в свою очередь, проинформировал о предстоящем свидании с председателем Красного Креста министра иностранных дел Риббентропа. Таким образом, по замыслу Гиммлера и Кальтенбруннера, в случае, если о встрече с Бурхардтом стало бы известно из прессы, они могли свалить всю ответственность за нее на Риббентропа.

Встреча состоялась, но так как Кальтенбруннер фактически отстранил от нее Шелленберга, последний использовал все доступные ему средства для того, чтобы достигнутые с Бурхардтом договоренности потерпели неудачу на этапе их реализации. Шелленберга ни в коем случае не устраивало, чтобы его роль посредника между Западом и готовыми к компромиссу кругами Германии досталась кому-то другому.

После поражения эсэсовских войск генерала Штейнера в Померании и генерала Дитриха в Австрии отношения между Гитлером и Гиммлером заметно испортились. По приказу Гитлера весь личный состав эсэсовских дивизий, находившийся под командованием указанных генералов, должен был снять нарукавные нашивки "Адольф Гитлер" и "Гитлерюгенд". Гиммлер обязан был лично доставить этот приказ в дивизии. После такого унижения перед рейхсфюрером уже не стоял вопрос предавать или не предавать Гитлера.

ПОСЛЕДНИЕ ПОПЫТКИ СПАСТИСЬ

19 апреля 1945 г. состоялась встреча Гиммлера с министром финансов Шверин фон Крозиком и министром труда Зельдте, не входившими в ближайшее окружение Гитлера. Поскольку в подчинении у Гиммлера находились войска СС и полицейские формирования, министры предложили ему взять власть в свои руки и принудить Гитлера в день его рождения прочесть обращение к немецкому народу, в котором заявить о создании в Германии второй партии и передаче руководства страной группе заговорщиков с Гиммлером во главе. В случае, если Гитлер отказался бы добровольно передать свои полномочия Гиммлеру, его следовало устранить любым способом. Гиммлер согласился с доводами и предложениями министров, но 20 апреля, в день рождения Гитлера, ничего не произошло. Когда речь зашла о решительных действиях, Гиммлер снова струсил. Рейхсминистра не прельщало рисковать собой ради судьбы Германии, важнее для него была собственная судьба.

Как показали последующие события, желание Гиммлера выторговать для себя условия спасения, не предпринимая серьезных шагов по захвату власти в Германии, сделали его фигуру неинтересной для правящих кругов западных стран и США, которые раньше не прочь были за спиной СССР повести переговоры с обладателями реальной силы, оппозиционной Гитлеру.

Шелленберг через свои возможности устроил Гиммлеру еще несколько встреч с представителем еврейской общины Швеции Мазуром и председателем шведского Красного Креста Бернадоттом. Шведам удалось добиться от Гиммлера обещания не эвакуировать в глубь страны несколько концлагерей. Но Гиммлеру услышать от них что-нибудь конкретное о своей дальнейшей судьбе не удалось.

23 апреля 1945 г. Гиммлер встретился с графом Бернадоттом в Любеке. Гиммлер пространно изложил графу военное и политическое положение Германии, сказал, что смерть Гитлера вопрос двух или трех дней, после чего заявил: "Мы, немцы, должны объявить себя побежденными перед западными державами. Это то, что я прошу вас передать через шведское правительство генералу Эйзенхауэру для того, чтобы избежать дальнейшей бессмысленной борьбы и кровопролития. Перед русскими нам, немцам, и прежде всего мне, невозможно капитулировать. Там мы будем сражаться, пока фронт западных держав не сменит сражающийся немецкий фронт." В конце встречи Гиммлер написал от руки заявление о капитуляции Германии перед западными странами, которое передал Бернадотту.

Провожая Бернадотта в Мекленбурге 24 апреля, Шелленберг по просьбе своего шефа попросил графа выступить в роли посредника и организовать встречу Гиммлера с Эйзенхауэром. Бернадотт на это ответил: "Рейхсфюрер не отдает себе отчета в своем настоящем положении. Я больше не могу помочь ему, я мог бы это сделать, если бы он полностью принял на себя руководство Германией после моего первого посещения. По моему мнению, у него больше нет никаких шансов".

Поздним вечером 27 апреля 1945 г. Гитлеру доложили о сделанном Гиммлером западным союзникам СССР предложении о капитуляции Германии. Эта информация была получена из передачи радио Стокгольма. 28 апреля американские информационные агентства сообщили подробности о предательстве Гиммлера. 29 апреля Мартин Борман подготовил письмо генералу Венку с просьбой срочно выйти на связь со ставкой Гитлера (приводится в переводе автора):

"СЕКРЕТАРЬ ФЮРЕРА Главная ставка фюрера РЕЙХСЛЯЙТЕР МАРТИН БОРМАНН 29.4.45.

Бо/Кр Дорогой Генерал Венк!

Если прилагаемые сообщения соответствуют действительности, рейхсфюрер СС Гиммлер сделал англо-американцам предложение, которое безоговорочно передает наш народ плутократии!

Какой-либо поворот может быть проведен только самим Фюрером. Только им!

Предварительным условием является незамедлительное установление с нами связи Армией Венка, чтобы тем самым дать Фюреру внутри- и внешнеполитическую свободу действий.

Хайль Гитлер!

Ваш (Кребс, начальник Генштаба) Ваш (М.Борман)".

К письму на имя генерала Венка прилагались полученные по радио сообщения следующего содержания на немецком языке:

"28.4.1945.

Сан-Франциско (Рейтер)

От Пола Скотта Ранкине, специального корреспондента в Сан-Франциско.

Гиммлер направил послание Великобритании и Соединенным Штатам, что Гитлер находится при смерти и проживет не более 48 часов после объявления о безоговорочной капитуляции.

Это было сообщено мне сегодня официальными участниками конференции в Сан-Франциско, которые подтвердили, что Гиммлер просил о заключении мира, и добавили, что это предложение было сделано по каналам в Стокгольме.

Официальные круги заявили, что Молотов, Стеттиниус и Иден были немедленно проинформированы.

Ответ союзников на предложение Гиммлера истолковывается здесь таким образом, что союзники примут его во внимание в том случае, если оно будет распространяться и на Россию, и речь идет о безоговорочной капитуляции.

Также здесь было разъяснено, что Гиммлер своими словами, что Гитлер умрет, имеет в виду, что тот является в настоящее время очень больным человеком и известие о капитуляции будет для него таким шоком, что вызовет как следствие его смерть.

Можно предположить, что сообщение о смерти Гитлера при сегодняшнем моральном состоянии в Германии привело бы к массовой капитуляции и прекращению боевых действий в Европе.

Здесь распространяется сообщение о том, что Гиммлеру дан срок до вторника, для того чтобы безоговорочно сдаться Англии, США и России".

"Нью-Йорк (Рейтер)

Корреспондент национальной радиовещательной корпорации Морген Бити заявил в своем радиовыступлении из Вашингтона, что Великобритания и США дали Германии срок до ночи вторника ответить на их послание, что предложение Германии о безоговорочной капитуляции может быть принято при условии, что оно распространяется и на Россию".

Несмотря на решимость ближайшего окружения Гитлера стянуть к ставке преданные войска и дать при необходимости вооруженный отпор частям, подчиненным Гиммлеру, столкновения между ними не произошло. 30 апреля Адольф Гитлер совершил давно задуманное самоубийство, приняв цианистый калий. В оставленном завещании он назначил своим преемником гроссадмирала Деница, рейхсканцлером - Йозефа Геббельса, министром по партийным делам - Мартина Бормана. Сразу после смерти Гитлера Геббельс направил советскому командованию ноту с условиями перемирия. Парламентером был назначен генерал Кребс.

С этого времени ни одно из союзных государств не рассматривало Генриха Гиммлера в качестве кандидатуры для ведения переговоров о капитуляции Германии. Известность главного фашистского палача не позволяла ему надеяться на избежание ответственности за совершенные преступления. Сомнительная слава предателя лишила его авторитета в глазах большинства немцев.

Когда распространилось известие о самоубийстве Гитлера, Гиммлер с облегчением направился в ставку гроссадмирала Деница и некоторое время находился там, изучая возможность своего участия в качестве представителя Германии в переговорном процессе со странами-победительницами. Но Дениц всячески игнорировал его претензии на вхождение в состав нового правительства, стараясь поскорей избавиться от присутствия в своем окружении рейхсфюрера СС с дурной славой кровавого убийцы. Таким образом, Гиммлеру пришлось спасаться в одиночку, и скоро он исчез в неизвестном направлении.

РАСПЛАТА

21 мая 1945 г. два бывших военнопленных - рядовые Иван Сидоров и Василий Губарев, находившиеся до отправки на родину в сборно-пересылочном пункте, заступили в совместный патруль с шестью военнослужащими английской армии в местечке Мейнштадт. Наши солдаты увидели, как на дорогу вышли три немца с намерением пересечь ее и уйти в лес. На крики "хальт" они не реагировали. Только когда Губарев выстрелил в воздух, и оба солдата взяли немцев на мушку, те остановились. У одного из немцев был завязан глаз, он держал в руке костыль и показывал знаками, что болен и ранен в левую ногу. Подоспевшие англичане во главе с капралом, проверив у немцев документы, начали говорить, что задержанные больны и надо их отпустить. Советские солдаты, испытавшие на себе, что такое фашистские концлагеря, настояли на необходимости доставить немцев на гауптвахту, где сдали задержанных британскому дежурному офицеру.

Трех немцев доставили в лагерь 30-го корпуса и поместили в камеру. На утро тот, у которого была повязка на глазу, заявил, что он Генрих Гиммлер и добровольно сдается представителям английской армии. Повязка, костыль и жалобы на болезнь после ранения были не более чем уловкой. Для дополнительной маскировки Гиммлер сбрил себе усы. Вызванный караулом офицер не поверил, что перед ним главный эсэсовец, но все же позвонил дежурному по отделу военной разведки Второй британской армии и сообщил о странном задержанном.

Прибывший разведчик на основании имевшейся у него разыскной карточки с личными данными Гиммлера (дата рождения, личные партийный, эсэсовский номера и т.п.) убедился, что перед ним не самозванец, и вызвал офицеров контрразведки для дальнейшего допроса задержанного. На всякий случай Гиммлера заставили раздеться и провели его личный досмотр, проверив, не спрятано ли что-нибудь в одежде.

Когда личность Гиммлера была установлена, он посчитал, что теперь будет удостоен особого обхождения. В то время, как в лагерь добирались контрразведчики, Гиммлер начал подробно рассказывать о своей роли во внешней и внутренней политике Германии, оправдывать как вынужденную меру создание концлагерей, говорить о своих планах заключения мира с западными союзниками, о своей популярности среди немецкого народа и на тому подобные темы, которые, в общем-то, не вызывали интереса у присутствовавших английских офицеров.

Приехавшие контрразведчики приказали Гиммлеру раздеться и надеть другой костюм. Во время дискуссии, продолжавшейся около десяти минут, Гиммлер требовал к себе обращения как к старшему офицеру, говоря, что он уже раздевался и был обыскан. На это британский полковник заявил, что либо тот сам переоденется, либо его переоденут силой, и дал две минуты на исполнение приказания. Гиммлер был страшно подавлен и заявил, что теперь он не скажет ни слова из того, о чем хотел рассказать.

После доставки Гиммлера в отдел контрразведки его обследование было приказано провести капитану медицинской службы Уэллсу, рапорт которого приводится ниже:

"Рапорт капитана С. Дж. Уэллса

23 мая около 23.00 в штабе контрразведки Второй армии в Люнебурге в связи с приказом полковника Мерфи я проводил телесное обследование лица, которым, как сообщил мне полковник Мерфи, являлся Генрих Гиммлер.

Мне было приказано полковником Мерфи провести это обследование с целью убедиться, что на теле или в отверстиях тела Гиммлера ничего не спрятано.

После завершения обследования туловища и конечностей я приступил к обследованию его рта и зубов. Оттягивая его щеки в стороны, я на мгновение увидел маленький предмет с синим кончиком, находившийся в полости между левой щекой и нижней челюстью. Я немедленно попытался удалить этот предмет из его рта своим пальцем, но было невозможно помешать ему тотчас же поместить этот предмет между зубов и раскусить его.

Немедленно распространился сильный запах цианистого калия. Гиммлер тотчас был схвачен и положен на пол лицом вниз, его челюсти разжали и рот промыли водой. Затем ему около пятнадцати минут делали искусственное дыхание, но все попытки вернуть его к жизни были бесполезны.

С. Дж. Уэллс, капитан медслужбы, начальник санслужбы Второй армии"

25 и 26 мая 1945 г. известие о смерти Генриха Гиммлера было широко опубликовано в мировой печати. Во всех публикациях его награждали эпитетами "мясник", "палач тысяч безвинных людей", "один из самых опасных военных преступников".