NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
23.10.2017 г.
 

Генрих Гиммлер в Минске

Увидев расстрел еврейского гетто, Гиммлер пожалел палачей, и женщин и детей стали отправлять в «душегубки»

Эмануил ИОФФЕ, профессор БГПУ им.М.Танка, доктор исторических наук

Уже с первых месяцев Великой Отечественной войны территорию Беларуси стали посещать многие руководители третьего рейха. Адольф Гитлер 3–4 августа 1941 года находился в Борисове, а 26 августа 1941 года — в Брестской крепости. Вскоре настала очередь рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера…

Самой одиозной фигурой на политическом Олимпе нацистской Германии, человеком, создавшим зловещую империю СС — преступную организацию, безжалостно истреблявшую целые народы, был Генрих Гиммлер. Именно он являлся руководителем карательного аппарата Германии, единственным рейхсфюрером СС. Кроме того, Гиммлер был рейхслейтером, министром внутренних дел, главнокомандующим армией резерва и начальником вооружений сухопутных войск, командующим группой армий «Висла». После Гитлера Гиммлер был самой зловещей фигурой третьего рейха.

Мало кому известно, что Гиммлер прилетал в Минск. Это произошло 14–15 августа 1941 года. Здесь рейхсфюрер СС посетил Артура Небе, командовавшего айнзатцгруппой «В».

Айнзатцгруппами назывались в фашистской Германии в 1938–1945 годах мобильные военно-террористические формирования. Они создавались из членов СС, СА, СД, ГФП, гестапо, уголовной и охранной полиции. В задачи айнзатцгрупп входило массовое уничтожение «комиссаров» (политработников), коммунистов, комсомольцев, евреев, советских активистов, военнопленных в зоне боевых действий армий и на оккупированных территориях. Айнзатцгруппа «В», первым командиром которой был Артур Небе (до ноября 1941 года), действовала в Беларуси и в Смоленской области в зоне дислокации группы армий «Центр». Незадолго до визита Гиммлера Небе сообщил рейхсфюреру СС о 37 810 казненных.

Группенфюрер СС Артур Небе лично встретил Гиммлера и сопровождавшего его начальника личного штаба рейхсфюрера СС обергруппенфюрера СС Карла Вольфа в минском аэропорту и отвез в свою штаб-квартиру, где их уже ждали офицеры айнзатцгруппы.

Месяцем ранее, 16 июля 1941 года, на совещании с Герингом, Кейтелем, Розенбергом и другими своими соратниками Гитлер заявил: «Партизанская война... имеет некоторое преимущество для нас. Она позволяет нам истреблять всех тех, кто нам противится». И этим «преимуществом» Гиммлер и другие соратники фюрера воспользовались в полной мере.

О чем точно говорилось на встрече Гиммлера и Небе, к сожалению, неизвестно, но, по словам Вольфа, визит проводился в рамках выполнения указания Гитлера об усилении борьбы с партизанами. И еще. По циркуляру Г.Гиммлера от 3 августа 1940 года на А.Небе было возложено руководство поимкой бежавших военнопленных. Фотограф запечатлел рейхсфюрера СС, посетившего лагерь военнопленных на улице Широкой в Минске.

Еще раньше, узнав, что в Минск собирается приехать рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, гауляйтер Белоруссии Вильгельм Кубе решил порадовать высокого гостя захватывающим зрелищем и одновременно продемонстрировать уже отлаженную, четко работающую систему уничтожения целых рас. Вместе с бригаденфюрером СС Артуром Небе он разработал подробный сценарий расстрела 100 евреев из Минского гетто. Поэт и драматург гауляйтер Кубе и ветеран СС, автор солидного учебника по криминалистике Небе, что называется, «вложили душу» в разработку данного сценария.

К удовлетворению Кубе, главарь профессиональных убийц, эмблемой которых была мертвая голова, охотно принял предложение да еще и пригласил с собой высшего руководителя СС и полиции в Центральной России обергруппенфюрера СС Эриха Юлиуса Эбергарда фон дер Бах-Зелевски, штаб-квартира которого тогда находилась в белорусском городе Могилеве. К тому же сам рейхсфюрер СС хотел лично разобраться в методах массовых расправ, вызвавших некоторые жалобы армии. Так что личное присутствие на очередной казни узников Минского гетто в ходе инспекционной поездки было Гиммлеру кстати.

В свою очередь Карл Вольф утверждал, что все получилось случайно: почти сразу после речи Гиммлера перед высшими офицерами айнзатцгруппы «В» им сообщили о предстоящей казни «сотни еврейских шпионов и саботажников», и рейхсфюрер СС решил присутствовать на ней. «Хорошо, что я смогу хоть раз увидеть все сам», — сказал он. По утверждению Вольфа, до этого дня Гиммлеру никогда не приходилось наблюдать, как убивают человека.

Гиммлер упивался картиной казни ставших ненужными, непригодными к работе узников гетто, любовался слаженными, отработанными действиями эсэсовцев. Следует отметить, что в то время при массовых казнях палачи еще обычно не принимали особых мер предосторожности. Часто случалось, что тяжело раненного узника закапывали вместе с убитыми без лишних формальностей. Именно так происходило и во время этой казни. Все шло четко, строго по сценарию. И никто, разумеется, не ожидал, что Гиммлер «оплошает»: ему стало плохо от вида льющейся крови и от того, что две еврейки были только ранены, а не убиты сразу. Когда рейхсфюрер СС, по приказу которого производились массовые убийства, увидел, как падают несчастные, включая и женщин, как они продолжают шевелиться и звать на помощь, Гиммлер утратил вдруг свою вошедшую в поговорку бесстрастность и впал в полуобморочное состояние.

Он кричал на эсэсовцев, обвинял их в плохой стрельбе и, трясясь в истерике, чуть было совсем не потерял сознание, но его ловко подхватил на руки начальник его личного штаба Карл Вольф. Он же помог шефу добраться до «хорьха» с номером «SS‑1», который в сопровождении охраны сразу же устремился к вокзалу, где Гиммлера ожидал личный бронепоезд.

Вернувшись в Берлин, Гиммлер под впечатлением «минского спектакля» приказал, чтобы в дальнейшем женщины и дети не подвергались «моральным пыткам» расстрелов. А так как палачи из зондеркоманд, занятые расстрелами, как правило, люди женатые, то они не должны были брать на мушку женщин и детей. Типично нацистский «интеллигентский» подход — думать не о том, чтобы прекратить казни безвинных женщин и детей, а о том, как сделать их менее болезненными для палачей, что в конечном счете лишь способствовало росту количества казней.

Вскоре для уничтожения людей стали применять «газовые» машины («душегубки»-автофургоны), в которые вмещалось 60–70 человек и где людей умерщвляли выхлопными газами. В январе 1942 года в Минск прибыли две «душегубки», которые использовались ежедневно по 4–5 раз.

Именно Генрих Гиммлер отдал приказ об уничтожении Пинского гетто. На Нюрнбергском процессе цитировался его приказ от 27 октября 1942 года о ликвидации гетто в Пинске. В нем говорилось:

«Главному начальнику СС и полиции Украины обергруппенфюреру СС и генералу полиции Прюцману

Главный штаб вермахта доложил мне, что линия Брест—Гомель все еще подвергается нападениям банд, что вызывает осложнения в снабжении фронтовых частей.

На основании имеющихся у меня донесений можно считать, что центральной базой бандитского движения в болотах Припяти является Пинское гетто.

В связи с этим приказываю вам, невзирая на соображения экономического характера, немедленно ликвидировать Пинское гетто...» (Н. д-ты, NO 2027).

21 июня 1943 года рейхсфюрер СС подписал совершенно секретный приказ о ликвидации всех гетто в рейхскомиссариате «Остланд». В нем сказано:

«1. Главному начальнику СС и полиции Остланда

2. Начальнику главного хозяйственно-административного управления СС

1) Приказываю, чтобы все евреи, еще остававшиеся в гетто, расположенных на территории Остланда, были собраны в концентрационные лагеря.

2) С 1 августа 1943 года запрещаю евреям работать за пределами концентрационных лагерей…

4) Жители гетто, в которых нет необходимости, подлежат эвакуации на Восток…

6) Дата реорганизации концентрационных лагерей — 1 августа 1943 года.

Гиммлер» (Н. д-ты, NO 0-2403).

Какова же судьба Генриха Гиммлера? 20 мая 1945 года, воспользовавшись поддельными документами на имя Генриха Хитцингера, Гиммлер попытался скрыться из Флессбурга, смешавшись с беженцами. Утром 23 мая на мосту Бервеверде близ Люнебурга он был задержан частями английской военной полиции и в числе других подозреваемых направлен в лагерь №031. После трех дней допросов он признался, что в действительности является рейхсфюрером СС, и потребовал встречи с фельдмаршалом Б.Монтгомери. Во время одного из допросов, 26 августа 1945 года, Гиммлер покончил жизнь самоубийством, раздавив спрятанную во рту ампулу с цианистым калием. Его тело было кремировано, а пепел развеян в лесу близ Люнебурга.