NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
22.09.2017 г.
 

О Резиденции Гиммлера на Житомирщине

В отличие от ставки Гитлера в Винницкой области в Украине о резиденции Генриха Гиммлера на Житомирщине военные историки упоминают редко Но именно здесь рейхсфюрер пытался осуществить свою мечту о заселении «настоящими немцами» восточных оккупированных территорий. «Десять лет тому назад никто и мечтать не мог о том, чтобы высшие чины встретились в таком месте — недалеко от русского города Житомира», — заявил Гиммлер на совещании командования СС и полиции, состоявшемся в конце лета 1942 года в его украинской ставке Хегевальд. Далее Гиммлер зачитал печально известный план «Ост» по колонизации восточных оккупированных земель. В Житомирской области он начал приводить этот план в действие, создавая «маленькую Германию» на украинской земле. В годы Второй мировой войны лидеры воюющих стран строили хорошо защищенные секретные командные пункты для обеспечения собственной безопасности. Особенно больших успехов в подобном строительстве достигла Германия. Чтобы защитить высших чинов вермахта от возможных покушений, было построено шестнадцать подземных ставок. Три из них были расположены на территории Украины. Две — Вервольф («Волк­оборотень») и Штрайнбрук («Каменоломня»), предназначенные соответственно для Адольфа Гитлера и рейхсмаршала Германа Геринга, — в Винницкой области. Третья — Хегевальд («Заповедный лес») — располагалась на месте современного поселка Гуйва, недалеко от трассы Житомир — Винница. Хозяевами Хегевальда должны были стать рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, рейхсминистр доктор Ганс Ламмерс и министр иностранных дел Иоахим Риббентроп. «Заповедный лес» для Гиммлера строили с 10 октября 1941го по 1 июля 1942 года советские военнопленные под надзором эсэсовцев. Учитывая особую секретность объекта, можно предположить, что по окончании работ всех строителей расстреляли. Документов, которые могли бы свидетельствовать об их судьбе, до сих пор не обнаружено. «Железный Генрих», видимо, не верил в дружелюбие местного населения, поэтому всех жителей деревень, расположенных вблизи строительства, выселили, а резиденцию оградили от внешнего мира тремя тысячами метров колючей проволоки. Общую территорию ставки — 1,2 тыс. квадратных метров — тщательно замаскировали сверху насаждениями из деревьев, ореховых кустов и дерна. В двухэтажном строении, которое до войны было Домом культуры, по приказу Гиммлера расположился штаб военного руководства. На случай бомбардировок в ставке обустроили два наземных бункера легкого типа. Толщина стен в комнатах достигала 3 метров, перекрытие — 4 метров. Над объектом была растянута маскировочная сетка и сооружена фальшивая крыша. На фотографии с воздуха все это смотрелось как обыкновенный дом. Таким способом нем­цы хотели обезопасить ставку от возможного уничтожения советской авиацией или артиллерией. Арматура и трубы водоснабжения в бункере были с антикоррозийным покрытием из сплава, состав которого специалисты не могут разгадать до сих пор. Словом, все было устроено по последнему слову техники, в том числе прямая связь с Берлином. Строители не забыли и о здоровом образе жизни — на лужайке возле бункера обустроили корт для тенниса, к услугам гостей были и прогулки на лошадях. Правда, такое удовольствие несло угрозу быть убитым партизанами или местными крестьянами, о чем Гиммлер неоднократно предупреждал своих посетителей. Тем не менее все же находились желающие повысить уровень адреналина в крови, разъезжая на глазах у местных партизан. К примеру, однажды, не послушавшись предупреждений своего шефа, поплатился жизнью личный пилот Гиммлера. Изъявив желание прокатиться верхом на лошади по околице ставки, он не вернулся обратно в назначенное время. Вскоре его нашли мертвым возле одной из местных деревень. В отместку за убитого летчика всех крестьян этой деревни рейхсфюрер приказал сжечь заживо. Гиммлер бывал в Хегевальде только тогда, когда в свою украинскую ставку Вервольф приезжал Гитлер. Это не помешало «Железному Генриху» провести в своем «Заповедном лесу» несколько исторически важных встреч. Так, в августе 1942 года в ставку к Гиммлеру тайно приезжал шеф политической разведки Германии Вальтер Шелленберг. В ходе встречи они обсудили план устранения Гитлера от власти, согласно которому Германия прекращала войну и заключала сепаратный мир со странами Запада. Шелленберг считал, что именно Гиммлер должен заменить фюрера, и чем быстрее это произойдет — тем лучше для немецкого народа. Однако воплотить этот план в жизнь заговорщикам не удалось. Кроме Шелленберга в Хегевальде побывали Ламмерс, Риббентроп и рейхскомиссар Украины Эрик Кох. В конце лета 1942 года в «Заповедном лесу» состоялось совещание высших чинов полиции и командиров частей СС, на котором присутствовало 100120 человек. Тогда Гиммлер зачитал известный план «Ост», который предусматривал колонизацию оккупированных восточных территорий. «В следующем году, — заверял Гиммлер присутствовавших, — мы окончательно захватим и те территории европейской России, которые еще нами не завоеваны. В ближайшие двадцать лет мы должны заселить немцами Белоруссию, Литву, Эстонию, Латвию и Крым. В остальных областях мы организуем вдоль дорог небольшие города с населением в 1020 тыс. жителей под охраной наших гарнизонов. Вблизи этих городов будут наши автострады, а в радиусе 10 километров — немецкие деревни, — чтобы наши люди жили в немецком окружении. Эти поселенияжемчужины сначала распространятся до Дона и Волги, а потом, я надеюсь, и до Урала и будут всегда поставлять нам здоровое потомство германской крови». Следуя вышеизложенному плану, уже в августе 1942го Гиммлер отдал приказ организовать вокруг своей резиденции первые поселения «истинных немецких крестьян», с которыми ему было бы жить веселее и безопаснее, нежели с украинскими. Предполагалось организовать три таких поселения: Келенфельд — на месте села Калиновка возле Винницы, Форстештадт — севернее Житомира, между Черняховым и Коростенем, а также Хегевальд (в честь ставки Гиммлера) — между Житомиром и Бердичевом. Именно эти места, по убеждению рейхсфюрера, должны были стать зародышем будущей Остготской империи. Жителей деревень, находившихся на территории будущей колонии Хегевальд, планировали переселить в другие области Украины — Киев­скую, Днепропетровскую, Херсонскую, Сталинскую (Донецкую). На их место должны были заселиться так называемые «фольксдойче» (немецкое население, проживающее на территории СССР). Выселение украинских крестьян немцы проводили без предупреждения. Как правило, на рассвете деревню окружал немецкий полицейский отряд, иногда в сопровождении бронетранспортеров и танков. Немецкий комендант и его охранники заходили в дома и приказывали жильцам немедленно выселиться. Изгнанникам разрешалось на три дома иметь одну повозку, запряженную в большинстве случаев коровой — лошадей брать с собой не позволяли. На эту тележку не всегда умещались даже малые дети и старики. Забирать с собой свое хозяйство — скот, птицу, а также запасы пищи — запрещалось. К 12 часам дня, когда деревня уже была очищена от украинского населения, приезжали машины с немецкими колонистами. По приказу коменданта они разъезжались по деревне занимать «свои» дома, на воротах которых были заблаговременно обозначены мелом фамилии новых жильцов. Каждый немецкий поселенец становился полноправным хозяином всего имущества, оставленного украинцами. В его владение поступали дом с пристройками, огород, сад, скот, продукты питания и т. д. Свидетели рассказывают, что «фольксдойче» иногда въезжали в дома, в которых на печке стоял еще горячий обед. В новосозданную колонию Хегевальд вошло 29 деревень, украинские названия которых гитлеровцы заменили немецкими. Так, село Кодня переименовали на Нойпосен, Розкопана Могила — в Лохстингер, Закусыливка — в Альтпостен, Млыныще — в Модельштадт, и т. д. Каждый «фольксдойче», поселившийся в «Заповедном лесу» Гиммлера, получал 20 гектаров пахотной земли. Официальной датой открытия колонии стало 1 октября 1942 года. Руководил ею гаупткомиссар. Все указы, издаваемые оккупационными властями для украинского населения, жителей колонии не касались — здесь дейст­вовали только немецкие законы и порядки. Таким образом, Генрих Гиммлер, находясь вдали от Германии, с размахом создавал себе домашнюю атмосферу на украинских землях. До сих пор не известно, почему местные партизаны не сделали ни одной попытки уничтожить гиммлеровский уголок Германии на Житомирщине. Ведь рейхс­фюрер разъезжал по окрестностям один, без всякой охраны, правда, в бронированном «мерседесе». Мало того, местные руководители партизанского движения Сергей Маликов и Григорий Шелушков в своих отчетах ни разу даже не упомянули о ставке. Существует лишь одна местная легенда, согласно которой весной 1942 года гитлеровцы якобы задержали и расстреляли четырех людей с радиостанцией, которые, вероятно, собирались уничтожить Хегевальд. Тем не менее никаких документов, свидетельст­вующих о попытке нападения местных партизан на ставку, до сих пор не обнаружено. По окончании войны о существовании Хегевальда мир узнал благодаря мемуарам Шелленберга. В 1956м в Лондоне вышла его книга «Лабиринт», в которой он вспоминает о своей встрече с Гиммлером в его ставке под Житомиром. Но советское руководство о месте нахождения украинской резиденции Гиммлера знало еще в годы войны. В декабре 1942го разведчики из отряда Дмитрия Медведева взяли в плен имперского советника связи подполковника фон Райста. Среди ценных секретных бумаг, захваченных у нацистов, была топографическая карта связи. Именно в этом документе красной линией обозначались подземные коммуникационные кабели не только резиденций Гитлера и Геринга, но и Хегевальда. Бесценные данные о местах пребывания главных лиц Третьего рейха разведчики немедленно отправляли в Москву. Однако во время войны Кремль этой информацией почемуто не воспользовался. Да и после войны советские власти так и не предали огласке правду о Хегевальде.