NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
18.08.2017 г.
 

Полная Биография

Немцы не придумали танк. Но они первыми организовали эффективные танковые войска, придумали теорию их применения и применили их. Самым известным теоретиком и практиком применения танков был Гейнц Вильгельм Гудериан, которого называли  «быстрый Гейнц» и «Гейнц-ураган».

Карьера

Гейнц Гудериан родился 17 июня 1888 года в городке Кульм рядом с рекой Вислой, к югу от Гданьска (Польша). На то время это был приграничный с Германией район Западной Пруссии. Сейчас это городок с названием Шельмно на территории Польши. С 1901 по 1907 молодой Гудериан обучался в нескольких военных школах, а затем и в Берлинской Военной Академии. В то время он был приписан в чине прапорщика к десятому егерскому батальону, которым командовал его отец. После успешного окончания военной школы в Метце (который в то время принадлежал немцам) в 1908 году, Гудериану было присвоено звание второго лейтенанта, и он вернулся в свой десятый егерский. В 1911 году у Гудериана завязался роман с Маргарет Герне, но его отец посчитал, что Гейнц ещё слишком молод для женитьбы и отослал сына со специальными инструкциями в третий телеграфный батальон. После окончания курса в 1903 году, Гудериан женился на Маргарет. Они имели двух сыновей, оба из которых воевали во Второй Мировой Войне в составе германских танковых подразделений. Младший, Гейнц Гюнтер, позже дослужился до звания генерал-майора в Бундесвере.

До Первой Мировой Войны Гудериан был откомандирован в Берлинскую Военную Академию для обучения на штабного офицера, так как он показал выдающиеся способности. В ноябре 1914 года он становится первым лейтенантом, а уже через год - капитаном. В ходе Первой Мировой Войны Гудериан занимал различные должности и участвовал во многих сражениях: неудача при Марне, резня под Верденом, хотя он сам и не командовал боевыми подразделениями. Тем не менее, он был награждён Железными Крестами второго и первого класса. В начале 1918 года Гудериан прошёл специальный тест "Седан", в ходе которого он показал свою способность решать тактические проблемы в необычных ситуациях, что произвело большое впечатление на его инструкторов. Он успешно сдал экзамены на звание офицера Ставки Верховного Командования (он стал самым молодым штабным офицером). После войны он был принят в Рейхсвер, который тогда, из-за ограничений, наложенных Версальским договором, насчитывал всего 100000 человек, и попасть туда могли только самые лучшие. Гудериан начал писать устав для моторизованных подразделений, и был командиром различных моторизованных частей. Это были всего лишь снабженческие части, оснащённые грузовиками и мотоциклами. В 1927 году он был произведён в чин майора.

Гудериан всё время старался найти как можно больше материалов о применении моторизованных частей в военных действиях. Он беседовал со знающими французскими и английскими офицерами, перевёл труды капитана Лиддел-Гарта (ставшего в последствии великолепным историком) и генерал-майора Фуллера. Когда Гудериан установил на некоторые из своих грузовиков деревянные башни, вооружённые орудиями, и успешно маневрировал на таких псевдотанках на учениях, его вышестоящее начальство вначале запретило это делать. В 1929 году Гудериан отправился в Швецию для посещения Шведских танковых батальонов, оснащённых танками STRV m/21 и m/21-29 (шведские версии германского танка LK II). Он также посетил секретный танковый испытательный полигон в Казани, в СССР (в то время, по условиям Версальского договора, Германии было запрещено разрабатывать собственные танки), где познакомился с некоторыми советскими офицерами, которые позже стали его смертельными врагами. В то время Гудериан был командир-инспектором всех моторизованных подразделений Рейхсвера, а также преподавал тактику моторизованных подразделений в Берлине. В феврале 1931 года Гудериану было присвоено звание лейтенант-полковника (подполковника), а два года спустя - полковника. Он закончил составление устава для моторизованных боевых подразделений и оказывал помощь в решении технических проблем на первых построенных танках.

Когда к власти пришёл Адольф Гитлер, он посетил военные манёвры и видел на "поле боя" несколько малых Panzer I Гудериана. Гитлер был восхищён. Официально игнорируя Версальский договор и установив воинскую обязанность, Гитлер приказал приступить к формированию трёх танковых дивизий. Гудериан, который тогда имел прекрасные отношения с Гитлером, был назначен командующим 2-й танковой дивизии и, короткое время спустя, получил звание генерал-майора. Не позже, чем через полтора года Гудериан становиться уже генерал-лейтенантом и получает под своё начало 16-й армейский корпус. Он возглавил аншлюс с Австрией и вторжение в Чехословакию. Десять месяцев спустя Гудериан стал полным генералом танковых войск и получил важнейшую в своей жизни должность, которая изменила ход истории. Он стал командующим мобильными войсками. Это означало, что он становился ответственным за набор, подготовку, тактику и технику во всех моторизованных и бронетанковых частях Вермахта. Теперь он мог полностью реализовать свой потенциал, уникальные и обширные знания, чтобы сделать германские танковые дивизии важнейшим инструментом в предстоящей войне.

Во время вторжения в Польшу, Гудериан командовал 19-ым армейским корпусом и был снова награждён Железными Крестами второй и первой степени, а затем и Рыцарским Крестом. Во время вторжения во Францию, Гудериан сделал реальностью стратегию блицкрига. Совершенно не подчиняясь приказам ставки, он неумолимо продвигал свои танки вперёд и вперёд, пока хватало топлива и сил у экипажей, производя опустошение далеко за ожидаемой линией фронта, блокируя коммуникации, захватывая в плен целые французские штабы, которые наивно полагали, что германские войска всё ещё находятся на западном берегу реки Мез, тем самым, оставляя французские части без командования.  

Поражение французской армии не было обусловлено исключительно превосходством германских танков. Только один тип германских танков, Panzer IV, вооружённый 75мм орудием, мог тягаться с французскими тяжёлыми танками Char B, тогда как остальные Panzer I, II и III были либо устаревшими, либо недостаточно мощными. Было несколько других причин такого успеха германского танкового оружия, например, каждый германский танк был оборудован рацией, что в боевых условиях помогало в координации боевых действий и позволяло быстро и просто направить танковые силы туда, где они в этот момент необходимы больше всего. К тому же все танки участвовали в боевых действиях в составе укомплектованных независимых подразделений и не были приписаны к пехотным частям. И последнее, но не менее важное, это то, что все танковые подразделения находились под командой офицеров, которые были обучены и натренированы самим создателем германских бронетанковых сил – Гейнцом Вильгельмом Гудерианом. После достижения пролива Ла-Манш, была сформирована танковая группа Гудериана, которая глубоко проникла на территорию Франции, прорвав гигантскую линию Мажино. Начиная с этого времени, каждая единица техники, входящая в танковую группу Гудериана, заимела специальный опознавательный знак - большую букву "G".

Перед вторжением в СССР Гудериан получил звание генерал-полковника, ему оставался всего один шаг до звания фельдмаршала. Одновременно он стал командующим 2-й танковой группы, позже переформированной во 2-ю танковую армию. На первых этапах вторжения в СССР Гудериан получает "дубовые листья" к Рыцарскому Кресту. Позже, из-за разногласий со своим вышестоящим начальником, фельдмаршалом фон Клюге, который постоянно пытался воспротивиться продвижению карьеры Гудериана, и из-за увода своих танков с опасной позиции вопреки приказу, он был отстранён от командования. В феврале 1943 года (после Сталинграда) Гудериан снова был призван на должность главного инспектора бронетанковых войск и снова стал ответственным лицом за модернизацию бронетанковых частей. Он быстро установил хорошие отношения с Альбертом Шпеером, министром вооружений и снабжения, и обоюдными усилиями они резко увеличили количество выпускаемых за месяц танков. Также много изменений было внесено в конструкции танков лично Гудерианом, который часто посещал с инспекциями заводы, стрельбища и испытательные полигоны. После неудавшегося покушения на Адольфа Гитлера, в июле 1944 года, Гудериан стал также начальником штаба вооружённых сил - должность, которая в то время была номинальной, так как Гитлер лично принимал решения в управлении вооружёнными силами. В марте 1945 года, после жаркого спора с Гитлером, Гудериан был снят со своей новой должности.

    

Последствия

Гейнц Гудериан был взят в плен американскими войсками в мае 1945 года и стал военнопленным. У создателя германских танковых войск было немало оснований особенно опасаться за свою судьбу. Многие считали его одним из наиболее пронацистских генералов. К тому же Польша требовала выдачи Гудериана как военного преступника: он считался ответственным за действия германских вооруженных сил, подавлявших Варшавское восстание в 1944 года. Однако Гудериану помогла "холодная война": американцы не могли отпустить военного специалиста такого уровня в зону влияния Сталина. Он был отослан в Нюрнберг, но под судом не был. В 1946 году Гудериан был помещён в тюрьму в Аллендорфе, а затем в Нойштадте. Но в 1948 году он был освобождён. В последующие годы он опубликовал свои мемуары и некоторые другие работы, активно выступал за восстановление довоенных европейских границ и военной мощи послевоенной Германии. В последние годы своей жизни он был одним из лидеров крайне правых сил Федеративной Республики Германии. Но его реваншистские позиции осуждала вся демократическая общественность страны. Гудериан умер 14 мая 1954 года в местечке Швангау, Бавария, ровно через 14 лет после его решительной переправы через реку Мез под Седаном.

 

Характер

Когда Гейнц Гудериан был мальчиком и кадетом, учителя отзывались о нём как о "всегда серьёзном" или "очень серьёзном" человеке. Вскоре Гудериан проявил способность говорить кратко и ёмко, а когда желал - то холодно и жёстко. В связи с этим, он был одинаково популярен и отталкивающ. Гудериан не имел друзей до того периода, как начал офицерскую карьеру. Когда его командир дивизии повёл себя на учениях не должным образом, Гудериан составил об этом уничижительный рапорт, который мог бы стать концом его карьеры. Но несколько позже командир дивизии понял свой позор незаметного отступления. Много раз горячий темперамент Гудериана приносил ему неприятности, но каждый раз за него вступалось начальство, которое видело в молодом офицере выдающиеся командные способности, но полную неспособность контролировать свой темперамент.

Позже Гудериан много раз не слушался прямых приказов начальства. Начальство часто пыталось затормозить бесстрашное продвижение танковых флангов Гудериана, выдвинуть вперёд пехоту, которая просто не поспевала за танками. Это было тактической ошибкой вышестоящих командиров, и Гудериан понимал это. Танковая война не знает флангов. Германские офицеры Вермахта не имели слишком уж дружеских отношений друг с другом. Каждый из них искал личной славы, и более преуспевающими на этом поприще были молодые офицеры. И это была ещё одна причина для начальства притормозить их. Существует множество фотографий Гудериана, так как многие офицеры из министерства пропаганды всюду следовали за ним, и сделали много снимков. Каждая фотография изображала улыбающегося Гудериана в окружении своих солдат. У Гудериана была эффектная улыбка, она говорила: "Следуйте за мной и получите славу". Тем не менее, на фотографиях со своим начальством и в штабе Гудериан улыбается редко. Его солдаты и офицеры боготворили командира, так как он всегда был с ними на самом острие, и они знали то, что он знал. Гудериан мог водить, наводить и стрелять из любого танка. Его способности командира происходили не от безрассудства и интуиции, как в случае с Эрвином Роммелем, а от глубоких знаний. Он точно знал, как далеко каждый танк должен идти, и по какой местности, где он должен замедлить продвижение, а где ускорить. Гейнц Гудериан всё это знал точно, так как он был создатель, а германские бронетанковые силы - его творение. Он так до конца и не был оценён Германским Верховным Командованием.

Прощание с мечтой

Юристы мечтают изменить мир с помощью закона, воины - с помощью меча. Гудериан хотел изменить мир с помощью танка. И мир изменился. Но не так, как видел это создатель германских танковых войск. Немецкие генералы показали, что можно, умело используя технику, быстро побеждать. Но "молниеносная война" получилась не всегда. Профессиональные действия военных были подчинены авантюристичным политическим замыслам. Мечта технократов-милитаристов, считавших диктатора орудием воплощения своих планов, не реализовалась.

Также читайте: