NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
18.10.2017 г.
 

Состояние германской экономики в начале войны

Состояние германской экономики в начале войны может быть охарактеризовано следующим образом: к мировой войне Германия во всех отношениях была неподготовленной. 1. Снабжение сырьем, как важнейшая предпосылка всякого вооружения, было крайне ограниченным. Запасы сырья имелись лишь в некоторых районах и то в крайне недостаточных количествах. Ввоз сырья был сильно сокращен в результате блокады. “Заводы четырехлетнего плана”, которые должны были значительно ослабить зависимость немецкой промышленности от импорта стратегического сырья, работали не на полную мощность. По плану они должны были расширить свое производство только в 1943 году. Спешные закупки, например, резины, а также черных металлов и легирующих металлов в июле и августе 1939 года не могли ликвидировать нехватку сырья. Германия не располагала ни одним видом сырья в достаточном количестве и не имела возможности добыть его в требуемых размерах. В самом начале войны один ответственный чиновник сказал автору данной статьи, что он имеет точные сведения [364] о том, что война продлится “максимум семь месяцев, после чего запасы меди кончатся”. Говоря так, этот чиновник, очевидно, не учел огромного количества меди, которое находилось в обращении в самой промышленности и, как потом оказалось, могло быть в значительной степени использовано для нужд войны. Положение с запасами меди характерно и для многих других видов сырья. 2. Размеры военного производства были самыми минимальными. В мае 1940 года, например, было произведено немногим больше 40 танков, в то время как в 1944 году, после двух лет бомбардировок, в результате которых многие заводы оказались разрушенными, ежемесячно выпускалось более 2 тыс. танков. В начале войны германская промышленность ежемесячно производила до 1 тыс. различных самолетов, включая гражданские, учебные и транспортные. Летом 1944 года одних лишь истребителей выпускалось ежемесячно 4 тыс. штук. Таких примеров можно привести очень много. Складов военного имущества имелось самое ограниченное количество. Поэтому за первые 14 дней войны с Польшей немецкая бомбардировочная авиация истратила весь запас бомб. Немецкая артиллерия только потому не сумела израсходовать весь запас снарядов, что во время молниеносных кампаний в Польше и Франции артиллерия применялась значительно реже, чем это было предусмотрено военными планами. Доля военной продукции в валовой продукции германской промышленности составляла в 1940 году, то есть в первый год войны, менее 15%, в 1941 году — 19, в 1942 году — 26, в 1943 году — 38 и в 1944 году — 50%. 3. Положение с рабочей силой на всем протяжении войны было неудовлетворительным как в количественном, так и в качественном отношении. Предоставление брони производилось без учета квалифицированных кадров и специалистов. необходимых для научно-исследовательской и другой важной работы в тылу. Мобилизация женщин для работы в промышленности и на транспорте также отличалась большой непродуманностью. 4. Организация. В противоположность тому, насколько хорошо удалось решить организационно и технически проблему питания населения и армии, другие области хозяйства страны оказались в запущенном состоянии, руководство ими осуществлялось формально и совершенно не [365] отвечало требованиям военного времени. Это объясняется отчасти всем ходом разработки и создания военно-экономических планов. Дело в том, что все планирование, в том числе и в области промышленности, находилось преимущественно в руках представителей вооруженных сил. Таким образом, первые хозяйственные планы составляли не хозяйственники, а солдаты. А когда война началась, то по соображениям секретности и ведомственного партикуляризма военные руководители не сочли нужным что-либо изменять в существующем порядке. Следствием этого явилось злополучное разделение промышленности на военные предприятия, подчинявшиеся вооруженным силам, и прочие заводы, которыми ведало министерство экономики. Правда, министр экономики Германии во время войны был возведен в ранг “генерального уполномоченного по экономике” и был посвящен в мобилизационные планы и приготовления. Но последние касались лишь формальной стороны дела и ничего не могли изменить в порочном разделении немецкой экономики на два лагеря. Последствия этого основного зла не были ликвидированы до самого конца войны. Наметив в 1936 году так называемый “четырехлетний план”, руководители Германии думали, что с его помощью им удастся добиться единого решения для всех экономических проблем. Однако осуществлялся этот план слишком неметодично и ограниченно, а затрачиваемые при этом усилия не объединялись и не направлялись общим руководством. Организация военной экономики страдала непоследовательностью и отсутствием единства. Заводское оборудование и методы управления хозяйством были унаследованы еще от довоенной системы. Возникшие еще перед войной экономические трудности и рост дефицита вызывали острую необходимость некоторых мероприятий по упорядочению управления экономикой. Постепенно число этих мероприятий выросло до внушительных размеров, однако привести их к общему знаменателю, то есть координировать их, никому не удалось. Руководители германской экономики не осознали необходимости “тотального” управления экономикой страны и потому, конечно, не могли придать ее развитию целостный характер, несмотря на то, что для организации такого центрального руководства у них еще до войны имелись достаточные организационные предпосылки. [366] С началом подъема экономики и осуществления “четырехлетнего плана”, а также с началом производства вооружения важнейшие области экономики стали особенно нуждаться в дополнительных кредитах, в строгом контингентировании сырья и регулировании выпуска продукции. Все это осуществлялось системой так называемых “государственных управлений” (например, государственное управление по добыче железа, государственное управление по металлам, государственное управление по минеральным маслам и т. д.). Эти “управления” представляли собой центральные служебные инстанции. Являясь частью аппарата министерства экономики, они ведали всеми вопросами, связанными с каким-либо определенным сырьем или группой товаров. Они имели право распределять имеющееся сырье, регулировать его потребление, ограничивать капиталовложения в ту или иную отрасль промышленности или полностью изымать их, изменять по своему усмотрению производственные программы, создавать запасы готовой продукции и направлять товары по определенным каналам. Государственными управлениями руководили специальные имперские уполномоченные, назначавшиеся частично из самих промышленников, частично из чиновников. С годами эти уполномоченные довели руководство своими управлениями и, следовательно, соответствующими отраслями промышленности и хозяйства до совершенства. В качестве мобилизационного органа была создана еще и районная ведомственная организация наподобие земельных, окружных и других управлений продовольственного снабжения. На них возлагалось, с одной стороны, распределение предметов широкого потребления и предметов обихода по указанию государственных управлений (то есть распределение карточек на предметы одежды, мыло, уголь и др.), а также выдача всевозможных удостоверений. С другой стороны, они должны были проводить государственные мероприятия по оказанию поддержки тем предприятиям, которые не были официально объявлены военными. Последние в свою очередь были подотчетны инспекциям вооруженных сил и военно-промышленных управлений, на которые со своей стороны опирались заготовительные инстанции всех трех видов вооруженных сил, а также военно-экономический штаб и штаб вооружений. [367] И все же полного разделения немецкой экономики на два лагеря не произошло и не могло произойти ввиду сильного переплетения интересов и внутренней связи всех промышленных предприятий между собой, что, однако, не могло не привести к бесконечному дублированию и путанице. Нормирование предметов обихода и предметов массового потребления принесло вскоре весьма удовлетворительные результаты. Система нормирования вполне оправдала себя и тогда, когда начались воздушные налеты противника на немецкие города и когда основной задачей органов нормирования стало уже не снабжение населения карточками на промтовары, а обеспечение потерпевших от воздушных налетов предметами первой необходимости. Регулирование выпуска готовой продукции и размеров капиталовложений все больше и больше страдало от наличия громадного количества служебных инстанций, занимавшихся этими вопросами. В данной статье слишком мало места, чтобы описать подробнее их деятельность. Однако во всей работе по управлению экономикой особое место занимали “чрезвычайные уполномоченные”, направлявшиеся центральными органами власти на места для проведения “ударных” мероприятий. Постепенно центральным органам, в особенности органам управления земель и округов, удалось совместными усилиями уменьшить организационную путаницу и неразбериху на местах. Благодаря проделанной колоссальной работе и желанию всех работать целеустремленно многие трудности, созданные вначале неправильной организацией руководства экономикой, были вскоре устранены. И все же полностью наладить четкое и эффективное руководство экономикой, несмотря на все принятые меры, не представлялось возможным. Это объясняется прежде всего тем, что в верхах не было ясного представления об общем росте и развитии экономики, не было общего учета экономического потенциала; отдельные мероприятия оставались несогласованными и, самое главное — не был выработан такой план развития экономики, который соответствовал бы нашим экономическим ресурсам. У нас не было кабинета министров. Часто объем и рост капиталовложений и производства зависел больше от личной инициативы ответственных за [368] это служебных инстанций и уполномоченных, чем от срочности и необходимости тех или иных заказов. Промышленники, однако, обладали удивительной способностью ориентироваться в этом лабиринте служебных инстанций, которые зачастую буквально противоречили друг другу. Но нередко даже самые настойчивые из директоров промышленных предприятий не могли пробиться сквозь эту организационную трясину. Сотрудничество компетентных специалистов по экономике и производству вооружений было сначала недостаточным, и поэтому проблемы, связанные с серийным производством какого-либо вида продукции, часто оставались неразрешенными до конца. Всевозможные заказы военным заводам делались главным образом не с точки зрения рационального использования материалов и денежных средств, а большей частью исходя из практики недостаточно компетентных в вопросах экономики заготовительных инстанций, которые часто руководствовались ошибочными соображениями. После того как руководство германской экономикой было возложено на Шпеера, недостатки и пороки в аппарате управления, вызванные двойственностью подчинения и организационным хаосом, удалось частично устранить. Отсутствие у руководителей Германии общей картины развития экономики привело в первые годы войны к неправильной оценке экономических возможностей и, следовательно, к решающим ошибкам в военном планировании.