NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
24.10.2017 г.
 

После войны на Западе

Война на Западе резко изменила военно-экономическую обстановку в Германии. Во-первых, значительно улучшилось положение с сырьем. Норвегия, Голландия, Бельгия и главным образом Франция накопили в своих портах за первые семь месяцев войны огромные запасы стратегического сырья: металлов, горючего, резины, сырья для текстильной промышленности и т. д., которые теперь оказались в руках немцев в качестве военных трофеев. Промышленность этих стран также была хорошо снабжена сырьем и могла выполнять крупные немецкие заказы, не нуждаясь в новом сырье. База производства железа и стали была значительно расширена тем, что угольные шахты, рудники и сталелитейные заводы Голландии, Бельгии, Франции и Польши достались [369] нам почти невредимыми. Германии, таким образом, была предоставлена исключительная возможность развить свою экономику за счет крупнейших промышленных предприятий захваченных стран. Положение с рабочей силой в сельском хозяйстве значительно улучшилось благодаря тому, что сюда было направлено около 1 млн. польских военнопленных, а нехватка рабочих рук в промышленности была компенсирована использованием на немецких заводах французских военнопленных. Количество военнопленных было так велико, что использовать их всех в Германии в то время оказалось невозможным и ненужным, поэтому сотни тысяч голландских и бельгийских военнопленных были отпущены к себе на родину. Позднее часть их с большим трудом была опять завербована для работы в Германии. В отдельных отраслях военной промышленности сильно увеличилась тяга к передаче заказов предприятиям оккупированных районов, как это было, например, с производством автомашин во Франции. Но в общем начиная с лета 1940 года Германия даже наполовину не исчерпала своих экономических возможностей. Решающего увеличения выпуска военной продукции, к сожалению, не наступило. Незначительный расход боеприпасов в войне на Западе привел к тому, что некоторые отрасли промышленности стали сокращать объем своей продукции. Расширению производства мешала также и неуверенность промышленников в необходимости выпускать новые типы танков, самолетов и орудий. Небольшие потери материальной части в только что закончившейся молниеносной войне привели к недооценке техники в современных кровопролитных и насыщенных техникой сражениях. Надежда наших руководителей на быстрое завершение любой войны тормозила деятельность многочисленных служебных инстанций. Даже ответственные лица не обладали достаточной фантазией, чтобы представить себе масштабы будущей воздушной войны и принять соответствующие меры для организации активной обороны территории Германии с воздуха. Производство такого средства противовоздушной обороны, как истребители, оставалось поразительно низким, и количество выпущенных истребителей не превышало 10-20% годовой продукции последующих лет. Оглядываясь назад, можно без преувеличения сказать, что экономически [370] война была проиграна Германией еще в 1940-1941 годах. Ни мощь вооруженных сил, ни производительность военной промышленности не были доведены до наивысшего возможного уровня, и потерянное тогда время уже не могло быть наверстано. В войну с Советским Союзом мы вступили в июне 1941 года, имея всего лишь 2,5 тыс. танков. Эта цифра соответствовала месячной продукции 1944 года. В 1942 году судьба самых решающих сражений на Востоке зависела от наличия или нехватки всего лишь каких-нибудь пяти-шести сотен танков, то есть такого количества, которое в 1943 — 1944 годах выпускалось в течение одной недели. То, что развитие военной экономики Германии пошло на убыль именно в течение этих двух лет, в немалой степени объясняется ее организационной раздробленностью и неправильным руководством. Одни военные органы управления, безусловно, не могли решить столь трудную и ответственную экономическую задачу. Это стало понятным уже вскоре после начала войны. Поэтому для большего напряжения усилий в этой области главный строитель немецких автострад доктор Тодт был назначен министром вооружений и боеприпасов. Он пытался разрешить эту задачу, руководя действиями управлений вооружений армии, авиации и флота, а также действиями заготовительных инстанций только с помощью своего сравнительно небольшого штаба. При этом он недооценил того момента, что его деятельность должны были неизбежно тормозить неповоротливость и бюрократизм ведомственного аппарата, охватывавшего не одну тысячу людей. Поэтому, несмотря на все усилия, он не мог добиться самого главного — быстроты. Правда, в некоторых ведущих отраслях военной промышленности были достигнуты большие успехи, но в конце 1941 года сам Тодт вынужден был признать, что его попытка расширить военное производство под руководством представителей вооруженных сил оказалась напрасной. Тогда у него родилась идея возложить ответственность за производство вооружений на самих промышленников. Однако в январе 1942 года он погиб при воздушной катастрофе, а обязанности министра вооружений и военного производства принял в феврале 1942 года, то есть в тот момент, когда немецкая армия переживала кризис в России, не кто иной, как Альберт Шпеер. [371]