NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
24.10.2017 г.
 

Развитие военной экономики в 1942 — 1943 годах

Кризис немецкой армии в России зимой 1941 года создал чрезвычайно угрожающее положение и в отношении проблемы вооружений. Немецкая армия потеряла в России очень много военной техники. Нужно было заново вооружить целые дивизии и даже армии. Кроме того, требовалось сформировать и вооружить новые части и соединения. Вступление в войну США дало повод ожидать, что они увеличат производство вооружений, а это могло принести определенную пользу и России. Для того чтобы решить все эти задачи, нужно было значительно увеличить выпуск всех военных материалов. Шпеер был убежден, что осуществить это прежними методами ему не удастся, и поэтому переложил ответственность за производство всех важных предметов вооружения, а позднее и всей военной продукции на самих промышленников. Он потребовал для себя самых широких полномочий и получил их. Они касались всей военной экономики. Поэтому Шпеер если не формально, то фактически вступил на место Геринга. Ответственность за вооружение армии немедленно легла непосредственно на Шпеера. Несколько позднее, по желанию Деница, на него была возложена ответственность и за вооружение военно-морского флота. Однако полное право распоряжаться самолетостроением, что было отнюдь не в пользу немецкой авиации, Шпеер получил от Геринга лишь через некоторое время. Несмотря на это, Шпеер благодаря своим хорошим отношениям с фельдмаршалом Мильхом сумел оказать влияние и на эту отрасль промышленности.

Секрет успеха Шпеера состоял в том, что от него исходила какая-то огромная живительная сила, с помощью которой он увлекал за собой буквально всех. Кроме того, на него не повлияли и существовавшие до него недостатки и те противоречия, которыми была полна до него вся военная экономика Германии. Обладая способностью быстро и правильно оценивать обстановку, быстро принимать соответствующие решения и проводить их в жизнь, он весьма разумно использовал свои полномочия, никогда не руководствуясь предвзятыми мнениями. В течение нескольких месяцев им было создано много так называемых “комитетов” и “центров”, где сотни специалистов-хозяйственников [372] занимались планированием и практическим руководством военной экономикой. В этой системе каждая отрасль военной промышленности имела свой “главный комитет”, руководившийся специалистами в данной отрасли. Руководителями “главных комитетов” иногда назначались самые лучшие и активные промышленники. Комитеты имели право свободного подбора сотрудников, которые в большинстве своем приходили сюда из промышленности. Каждый “главный комитет” разделялся на подкомитеты, которые несли ответственность за определенный вид вооружения. Так, например, в главном комитете пехотного оружия один особый подкомитет руководил производством пулеметов, другой — производством полевых гаубиц и т. д. Наряду с этим для руководства поставками военных материалов создавались так называемые “центры”. Именно в вопросах поставок и оказывалось всегда больше всего непредвиденных трудностей, без устранения которых невозможно было составить ясные производственные программы и рациональнее использовать производственные мощности. До появления “центров” военные заготовительные инстанции направляли свои заказы, скажем на танки, какой-либо ведущей танкостроительной фирме, а та в свою очередь “выбирала” для производства различных частей танков отдельные “подходящие” предприятия. Это приводило к неуравновешенной загрузке предприятий. Теперь же “центры” стабилизировали работу промышленности. Если, например, кому-то требовались зубчатые колеса, то все заказы шли в “центр зубчатых колес”, который заботился о том, чтобы загрузка предприятий производилась равномерно и целесообразно. Для каждого комитета и центра составлялись определенные производственные программы, которые они должны были выполнять точно к установленному свыше сроку. В этих организациях день и ночь трудились тысячи специалистов-хозяйственников (это была почетная работа), которые в очень трудных условиях добивались исключительных результатов. Лейтмотивом всей работы была типизация выпускаемой продукции, экономия материалов и рабочей силы, устранение или предотвращение кризисов сырья и рационализация производства. “Комитеты” и “центры” Шпеера немало сделали и для того, чтобы максимально, насколько это позволяли условия воздушной войны, концентрировать и [373] специализировать производство. Между отдельными заводами был налажен широкий обмен опытом, позволявший быстро передавать достижения лучших заводов другим предприятиям.

Кроме того, важной задачей “комитетов” было путем соответствующей организации производственного процесса сократить необходимое количество специалистов на предприятиях и сделать возможным использование в промышленности неквалифицированных рабочих. Нет сомнения, что в ходе выполнения этой задачи удалось добиться существенных технических успехов. В то же время руководители “комитетов” и “центров” нередко в своей деятельности вмешивались в дела неподотчетных им организаций и служебных инстанций, что давало повод для возникновения многих трений. Но решающим оставалось то, что к работе в “комитетах” и “центрах” привлекались тысячи хозяйственников, не привыкших к бюрократии и имевших большой практический опыт. Действуя быстро, решительно и целеустремленно, эти хозяйственники буквально всколыхнули всю немецкую экономику и создали предпосылки для колоссального увеличения объема выпускаемой военной продукции. От руководителей предприятий, технического персонала и рабочих потребовалось не только исключительное напряжение сил и выдержка, но и большая изобретательность, чтобы под градом бомб и в условиях постоянных перемещений заказов выполнять поставленные им задачи по расширению производства. И ни саботаж, ни “итальянские забастовки” иностранных рабочих ни разу не сорвали выпуск военной продукции.

Наряду с расширением производства предметов вооружения Шпеер интенсивно увеличивал добычу угля, выплавку железа и производство других видов основной продукции. Для руководства угольной промышленностью было создано специальное имперское угольное объединение, а для руководства железоделательной промышленностью — имперское объединение по производству железа. Оба этих объединения возглавили наиболее опытные специалисты-хозяйственники. Распределением остальных сырьевых ресурсов и производством основных материалов, а также регулированием гражданского производства ведали созданные еще раньше хозяйственные группы. Их полномочия были теперь [374] расширены, и они вполне успешно справлялись со своими задачами.

Выпуск предметов широкого потребления был ограничен. Эти предметы шли в первую очередь на удовлетворение нужд пострадавших от воздушных налетов. Таким образом удавалось высвободить некоторую часть производственных мощностей для производства военных материалов. Нехватка рабочей силы компенсировалась привлечением к работе на предприятиях женщин, перемещением заказов в оккупированные районы и вербовкой иностранных рабочих. Гражданские заводы и фабрики переводились на военные рельсы настолько успешно, что, например, текстильные фабрики вскоре стали лучшими предприятиями по изготовлению электротехнического оборудования и даже боеприпасов. Как правило, немецкие заводы и фабрики не ограничивались только выполнением и перевыполнением производственных задач, они внедряли широкий режим экономии, и в особенности металлов и компонентов для очистки и повышения качества стали, что значительно сократило потребление сырья. Большое применение нашли себе и эрзац-материалы, особенно в тех случаях, когда нехватка сырья была совершенно непреодолимой. Благодаря производству и внедрению газогенераторов сильно снизился расход жидкого и твердого топлива. Регулярно проводились широкие кампании по сбору железного лома и металлов. Для того чтобы доставить промышленности необходимые ей резину и в особенности металлы для производства особых сортов стали, весьма успешно применялись прерыватели блокады{102}. Предприятия, имевшие особо важное значение, строились под землей для более надежной защиты их от бомбардировок с воздуха. В общем и целом нарисовать более или менее полную картину всех событий этих лет почти невозможно. Это была поистине гигантская и вместе с тем трагическая попытка в лихорадочной спешке и в условиях постоянного ухудшения обстановки на фронте наверстать упущения первых лет войны. И хотя руководители германской экономики поняли, что [375] аппарат управления не в состоянии справиться с существующими в этой области беспорядками, они не смогли провести радикальной реформы управления хозяйством, потому что для этого у них не было ни сил, ни времени. Правда, определенного успеха удалось добиться за счет создания так называемого центрального планового управления, деятельность которого была направлена на то, чтобы получить не имевшуюся ранее общую картину положения в экономике, определить наибольшие трудности, дать правильные указания для их устранения или, если это оказывалось невозможным, сделать выводы из создавшегося положения.

Центральное плановое управление было создано слишком поздно (в ноябре 1943 года), однако оно сумело подготовить необходимые материалы, на основе которых “совет четырех” под председательством самого Шпеера принял соответствующие решения. Деятельность этого управления была особенно затруднена тем, что непрерывно ухудшающаяся обстановка на фронте увеличивала потребность в вооружениях, причем в своих просьбах и требованиях каждая служебная инстанция стремилась заручиться “приказом фюрера”, чтобы произвести наибольший эффект. В течение 1942 и 1943 годов центральное плановое управление разработало под руководством Шпеера нечто вроде общего плана, которым благодаря тщательному контингентированию железа как “ведущего сырья” был установлен приблизительный объем валовой продукции отдельных отраслей промышленности. В соответствии с установленными нормами распределения железа были определены и нормы расхода всех остальных видов сырья, рабочей силы, топлива, транспортных средств и т. д. В результате удалось постепенно ликвидировать ошибки руководства, связанные с постоянными изменениями, вносимыми в программу выпуска той или иной продукции, и неправильным контингентированием сырья. Между сопредельными отраслями промышленности, как например между танкостроением и производством бензина, между производством боеприпасов и взрывчатых веществ, были установлены более тесные и правильные отношения. Однако и центральное плановое управление не могло остаться в стороне от общей тенденции, вызванной сложившимися обстоятельствами, составлять завышенные производственные программы, которые [376] промышленным предприятиям были иногда не под силу.

Последствия новой системы управления и планирования отразились на производстве вооружений, естественно, не сразу, но характерным признаком того, что эта система была правильной, явилось непрерывное увеличение выпуска продукции вплоть до середины 1944 года. Выше уже указывалось на увеличение доли военной продукции в валовой продукции всей германской промышленности. Наряду со значительным увеличением добычи и производства сырья и основных материалов (угля, железа, жидкого топлива, синтетического каучука, химического волокна и т. д.) эта эпоха характеризовалась сильным ростом производства вооружений. Эти достижения лучше всего видны из следующих показателей{103}.

 

Наименование продукции 1942 1943 1944
Танки, шт 9300 12700 27000
Орудия, шт 11800 17800 40000
Самолеты, шт 14500 25000 38000
Подводные лодки, т 191 000 202 000 233000
Боеприпасы* 1 270 000 1 650 000 3350000
*В расчетных тоннах генштаба

Приведенные выше данные за 1944 год не дают полного представления о степени. роста производства вооружений, так как начиная с сентября 1944 года оно резко сократилось, отчего общие цифры на 1944 год выглядят сильно заниженными. Средние цифры месячного производства в первой половине года значительно выше тех, которые можно вывести из общих цифр таблицы.

Несмотря на сокращение производства предметов широкого потребления, население не страдало от недостатка этих предметов. Здесь, так же как и в военной промышленности, были достигнуты значительные успехи в деле производства важнейших предметов потребления и обихода, необходимых [377] для удовлетворения потребностей как внутри страны (особенно выросших в связи с налетами авиации противника), так и в вооруженных силах. В 1942 году, например, три миллиона солдат на Восточном фронте были обеспечены зимним обмундированием на 4-5 месяцев. Некоторое представление о снабжении населения предметами широкого потребления дают следующие цифры товарооборота розничной торговли Германии начиная с 1939 года (в млрд. марок):

 

1939 г. — 37,8

1940 г. — 35,7

1941 г. — 35,4

1942 г. — 33,7

1943 г. — 33,0

 

В количественном отношении сокращение производства предметов первой необходимости для гражданского населения является еще более сильным, если учесть, что розничные цены в среднем повысились на 10%. И все же в тех условиях это было существенным достижением, если, например, доля торговли предметами домашнего обихода составляла 65% всего товарооборота, а текстильными товарами и одеждой — 78% по сравнению с 1939 годом. Совершенно исключительное значение приобрела .задача удовлетворения предметами первой необходимости пострадавших от налетов авиации противника, если учесть, что к середине 1943 года общее количество пострадавших увеличивалось ежемесячно на 250 — 300 тыс. человек. Это были пострадавшие, которые потеряли буквально все, кроме того, что случайно оказалось одетым на них самих. (Понесшие частичный ущерб учтены наравне с потерявшими все). Следствием воздушных налетов на крупные города, и в особенности на жилые кварталы, было также и уничтожение большого количества складов розничной и оптовой торговли, а также складов промышленных предприятий. Все это поглощало немалое количество текущей продукции. Наряду с производством вооружений и продукции мирного характера Германия поддерживала еще и значительное производство на экспорт в нейтральные, дружественные и оккупированные страны. Статистика важнейших статей экспорта приводится в нижеследующей таблице (в млн. марок): [378]

 

Год Общая стоимость вывезенных товаров Общая стоимость вывезенных товаров (по ценам 1938 г.) Общая стоимость вывезенных товаров (%) к 1938 г. (по ценам 1938 г.)
1938 5619 5619 100,0
1939 5222 5856 104,2
1940 4868 3756 67,0
1941 6841 4391 78,1
1942 7560 4451 79,2
1943 8600 4597 81,8