NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
24.10.2017 г.
 

Покрытие военных издержек

Военное финансирование может осуществляться как за счет имеющихся, так и вновь производимых ценностей. И те и другие составляют основу для денежного покрытия военных расходов. Это положение нарушается только инфляцией. Для покрытия финансовых издержек во время войны имеется три основных источника. 1. Народный доход. После того как удовлетворены текущие потребности государства, а также произведены расходы, связанные с новыми капиталовложениями, содержанием населения и потреблением гражданского сектора, народный доход может быть целиком использован для покрытия военных нужд. Как показал опыт, расходы на новые капиталовложения и на содержание населения составляли 10%, а на текущие потребности государства — 15% общей суммы народного дохода. Народный доход в 1938 году составил в старых границах империи 80 млрд. марок (включая Австрию и Судетскую область — 88 млрд. марок). На финансирование гражданского сектора и удовлетворение военных нужд в распоряжении имелось 66 млрд. марок. Прожиточный минимум одного человека по тогдашним ценам равнялся приблизительно 300 — 400 маркам, что при 80-миллионном населении Германии составляло 25 — 30 млрд. марок. Таким образом, на военные нужды оставалось максимум 40 млрд. марок. В первый год войны, когда размеры народного дохода еще не успели существенно измениться, военные расходы Германии не превышали 38 млрд. марок. К последнему году войны они поднялись до 1000 млрд. марок. 2. Народное достояние. Большое значение для покрытия военных нужд имеет мобилизуемая часть народного достояния. В нее входят запасы товаров ла складах, золото, ценные бумаги и т. п. Немобилизуемые (недвижимые) ценности, то есть жилые дома и заводские помещения, могут быть косвенно использованы для финансирования войны благодаря тому, что в военное время отпадает необходимость их ремонта. Плачевное состояние наших жилых и заводских зданий в конце войны свидетельствует о том, как мало средств тратилось на их ремонт. В первую мировую войну по самой скромной оценке было мобилизовано 10% всего народного [430] достояния тех лет, составлявшего 350 млрд. марок. Мобилизуемая часть народного достояния в начале второй мировой войны была несравненно меньше. Но если предположить, что и во вторую мировую войну мобилизуемая часть составляла 30 — 40 млрд. марок, то эти средства в основном были получены за -счет сокращения издержек на ремонт. 3. Иностранные займы и военные контрибуции. Германия не имела системы “ленд-лиза”, которая обеспечила союзникам подвоз военных материалов из Америки, не создавая необходимости немедленной их оплаты. Не получала Германия и иностранных займов. Зато она широко использовала финансовые источники оккупированных областей. Из общих военных расходов Германии, составивших 683 млрд. марок, 87 млрд. были покрыты за счет платежей других государств. Эта сумма слагается из различных элементов. К их числу относятся следующие: а) Германские кассовые кредитные билеты. Они являлись узаконенным средством платежей в оккупированных областях и служили для предварительного финансирования оккупационных расходов. Как только немецкие войска вступали в чужую страну, им сразу же требовалось какоелибо платежное средство. Германская марка в этих областях хождения не имела. Франков, гульденов и другой иностранной валюты у солдат не было. Вместо этого у них были так называемые германские кассовые кредитные билеты, которыми они и расплачивались. Получившие такие билеты обменивали их затем в своих эмиссионных банках. Выплата по этим билетам производилась в счет контрибуции, уплачиваемой оккупированной страной. С введением новой системы оккупационных расходов, согласно которой оккупированная страна должна была нести расходы, связанные с содержанием немецких войск в своей валюте, предполагалось, что кассовые кредитные билеты исчезнут совершенно. Если бы это было так. то эти “подвижные войска государственного банка” выполнили бы свою задачу. Но замена “оккупационных денег” платежными средствами оккупированной страны на практике происходила не так быстро и свободно, как это предусматривалось теорией. Кассовые кредитные билеты текли в оккупированную страну в виде переводов полевой почты и карманных денег, привезенных войсками с Востока в оккупированные [431] районы Запада. Иногда это делалось незаконным путем, и поэтому при месячных подсчетах к оплате предъявлялись значительные суммы сверх оккупационных издержек. В связи с этим военное командование, например в Бельгии, видя такое наводнение своей страны кредитными билетами, вынуждено было снять их с курса. Что касается России, то там они вообще не выкупались, поскольку на нее не было наложено никакой контрибуции. Войскам, находившимся в России, было выдано кредитных билетов на общую сумму 2,5 млрд. марок, из которых по приблизительным подсчетам 300 — 400 млн. марок “утекло” на Запад во время передислоцирования войск. В общей сложности не было выкуплено кредитных билетов на сумму в 3 млрд. марок.{117} б) Оккупационные издержки, которые составили в общей сложности 66 млрд. марок. Главная часть их падает на Францию, израсходовавшую на содержание оккупационных войск 31,6 млрд. марок. С России, где расходы, связанные с оккупацией, составили 5,4 млрд. марок, контрибуция не взималась. Там обходились невыкупленными кредитными билетами, а частично снабжением армии из продовольственных ресурсов страны и прибылью, получаемой восточными торговыми обществами, созданными специально для закупки товаров на оккупированной русской территории (900 млн. марок). В постоянной борьбе за увеличение размеров контрибуции, взыскиваемой с той или иной страны, и за выделение сумм на расходы, не связанные с оккупацией, заинтересованные немецкие финансовые органы отнюдь не были едиными. В оккупированных районах Запада контрибуции, особенно в первое время, шли отчасти на финансирование военных заказов, размещенных в промышленности данной страны, а в основном — на закупку различного стратегического сырья и материалов, то есть на расходы, не связанные с оккупацией. Закупки, как правило, производились на “черном рынке”. В германских верхах долгое время дебатировался вопрос о том, следует ли способствовать развитию черного рынка или нужно бороться с ним. В 1941 году главный штаб вооруженных сил приказал производить [432] все выплаты на содержание войск, не находящихся в пределах оккупированной территории, не за счет оккупационных издержек, а по клирингу с возвратом в случае необходимости. В 1943 году в ответ на настойчивые ходатайства местных оккупационных властей и различных берлинских ведомств черные рынки были закрыты, по крайней мере официально. На характер и способы взимания военных контрибуций оккупационные власти не оказывали почти никакого влияния. Оккупированные страны должны были разрешать те же самые проблемы, какие возникали у них при расходах на свое вооружение и свои собственные военные нужды, с той лишь разницей, что теперь они делали это не для собственной пользы, а для противника. Население относилось к этому либо пассивно, либо враждебно: оно мешало оккупационным властям проводить различные мероприятия, даже если в отношении финансовой политики они были вполне целесообразными. Таким образом, контрибуции широко покрывались не за счет налогов, а более легким, но зато и более опасным путем, а именно эмиссией банковских билетов. Вследствие увеличившейся потребности оккупационных войск в валюте роковым образом увеличивалась и взимаемая контрибуция. Ограничить рост инфляции удалось лишь в немногих оккупированных областях. в) Клиринговые расчеты. Между Германией и оккупированными областями была создана система клиринговых расчетов; которая с некоторыми странами существовала у нас еще задолго до войны. Смысл этих расчетов состоит в том, что должники делают определенные взносы в валюте своей страны в свою расчетную палату; эта палата расплачивается с кредиторами собственной страны, а расчетные палаты обеих заинтересованных стран рассчитываются между собой. По системе клиринга производились расчеты за все вывозимые из других стран товары, по ней же шла оплата переводов, отправляемых на родину иностранными рабочими, находившимися в Германии, и покрывались военные расходы оккупационных властей, не связанные с содержанием войск, причем подобные взносы могли по этой системе переводиться на текущие счета оккупационных властей той или иной страны. Согласно этой системе, немецкие [433] импортеры должны были делать соответствующие вклады в свою расчетную палату. В связи с ростом вывоза товаров из оккупированных стран и инфляционным раздуванием цен за границей (например, в Румынии цены поднялись в общем на 465% по сравнению с довоенными) клиринговый долг Германии увеличился в общей сложности до 25,2 млрд. марок. Поскольку расчетная палата больше принимала, чем выплачивала, а вся разница поступала в имперскую казну, то и клиринг являлся косвенным источником финансирования войны. г) Матрикулярные взносы{118} и взносы союзных с Германией государств. Во время войны Чехословакия была обязана ежегодно делать та к называемый матрикулярный взнос в общую имперскую казну. Сумма этих взносов составила 3,6 млрд. марок. Польша выплатила 0,6 млрд. марок в счет “взноса на военные издержки”. После падения правительства Бадольо Муссолини заявил о своей готовности уплатить Германии “военный взнос” в сумме 12.6 млрд. (ежемесячно — 0,7 млрд.) марок. Клиринговый долг союзников Германии составлял в общей сложности 2,8 млрд. марок. Финансовые вклады оккупированных областей составили: в виде оккупационных издержек — 66 млрд. марок. невыкупленных кредитных кассовых билетов — 3 млрд. марок, клирингового долга — 25,2 млрд. марок, вывезенных золотых запасов — 0,7 млрд. марок (Бельгия, Голландия, Югославия) и в виде прочих платежей — 5,1 млрд. марок (сюда входят взносы Чехословакии и Польши, а также прибыль восточных обществ), что в общем равнялась 100 млрд. марок, из которых 74 млрд. были использованы непосредственно на финансирование войны.