NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
23.08.2017 г.
 

Задачи и проекты архитектуры

Этот же подход к задачам искусства был учтен архитекторами в десятках проектов реконструкций больших или особо чтимых городов Германии. Проект нового Берлина, например, разработанный в 1936—1938-е годы Шпеером согласно плану Гитлера, отражал сущность идеальной архитектуры фашизма и должен был стать явью к 1950 году. В центре главной, почти 40-километровой оси столицы фюрер предполагал разместить на прямом отрезке несколько колоссальных общественных строений: здания северного и южного вокзалов, ратуши, солдатского дворца, оперы, канцелярии Рейха, триумфальной арки и т. д. Смысловым центром оказывался Народный Дом — главное здание Рейха, перекрытое куполом 300-метрового диаметра и о залом вместимостью в 150—180 тысяч человек. Сюда из Нюрнберга переносились ежегодные встречи фюрера с народом; перед Домом должны были происходить также первомайские демонстрации. Их ритуал и зрелищная программа были разработаны при участии Геббельса. Купол Народного Дома при его размерах, естественно, символизировал крышу над «центром мира» в недалеком будущем. «В осуществлении этой безусловно важнейшей строительной задачи империи я вижу условие окончательного утверждения нашей победы»,— заявил Гитлер о плане Шпеера в 1940 году.

Еще одним примером тотальной идеологической акции средствами архитектуры можно считать план «Большого кольца, распространявшегося на территорию от Норвегии до Африки и от Атлантического океана до Советского Союза. По окружности этого кольца предполагалось возвести множество высотных построек типа мавзолеев и храмов. Ими как бы оформлялась власть «германской силы и порядка» над этой территорией. На архитектурных выставках в Мюнхене в 1938 — 1939 годах было показано множество таких проектов. Ведущим специалистом здесь был В.Крайс.
Архитектура вообще мыслилась важнейшим из искусств, поскольку ее назначением было структурировать общественную жизнь Рейха согласно четким ступеням иерархии. Авторитет и сила НСДАП утверждались в облике новых административных зданий, в строительстве общественных сооружений, приобщавших массы к нацистской идеологии. Каждый крупный город в империи Гитлера помимо обычных муниципальных заведений должен был располагать еще и дворцом для народных собраний, специальным полем для демонстраций и военных парадов, комплексом зданий для военной и партийном администрации, а также рядом типовых «домов для народа» функционального или мемориального назначения.
Размеры этих построек впечатляют и сегодня. Территория открытого архитектурного комплекса для празднования Партийного Дня в Нюрнберге составила 30 кв. км: трибуны стадиона высотой в 83 м вмещали 4-5 тысяч зрителей. Колонный зал главной трибуны Поля цеппелинов имел длину в 378 м: высота Дворца конгрессов равнялась 57 м. Гигантскими были и здания административный стационаров (достаточно вспомнить 146-метровый коридор новой имперской Канцелярии в Берлине). Огромные средства вкладывались в новое строительство демонстративно, как свидетельство неограниченных возможностей Рейха в деле монументальной пропаганды.
В 1939 году Гитлер говорил: «Со времен средневековых храмов мы впервые снова ставим перед художниками величественные и смелые задачи. Никаких «родных местечек», никаких камерных строений, но именно величественнейшее из того, что мы имели со времен Египта и Вавилона. Мы создаем священные сооружения как знаковые символы новой высокой культуры. Я должен начать с них. Ими я запечатлею неиссякаемую духовную печать моего народа и моего времени». Позже главный архитектор (Шпеер) вспоминал: «Гитлер не только классицизм, но и все, чего он касался, обращал в порчу, как перевертыш Мидаса, только превращал он вещи не в золото, а в трупы».
Стилевым ориентиром фашистской архитектуры фюрер объявил Древнюю Грецию (дорический орденский стиль), но его архитекторы довели ее в архитектуре до «казарменного варианта». Претензия архитектора Шпеера доказать, что «из соединения различных исторических элементов может возникнуть свободный от подражания собственный стиль», оказалась несостоятельной. Собственная архитектура фашизма оставалась в стилевом отношении безликой, тяжеловесной и скучной, хотя в функциональном решении отдельного здания обычно наличествовал здравый смысл.