NaziReich.net - Исторический интернет- проект о Третьем Рейхе и национал-социализме в Германии в 1933-1945 годах.
Главная Контакты Карта сайта
20.08.2017 г.
 

Наступление английских войск в Ливии зимой 1941/42 г.

Из книги Типпельскирх Курт / Kurt von Tippelskirch История Второй мировой войны Из Главы VI. Борьба перерастает в мировую войну 2. Наступление английских войск в Ливии зимой 1941/42 г. После того как Роммель в мае 1941 г. предпринял безуспешную попытку овладеть Тобруком, снабжаемым англичанами с моря, но зато отразил все ливийские атаки на проход Хальфайя и против Эс-Саллума, оба противника были недостаточно сильными, чтобы захватить в свои руки инициативу. Англичанам необходимы были все имеющиеся силы для захвата Итальянской Восточной Африки и для восстановления положения на Среднем Востоке, а немецкий Африканский корпус получил только такие подкрепления, которых ему хватало для ведения совместной обороны с итальянцами, значительно усилившимися к этому времени. Даже эти силы удалось перебросить через море лишь с большим трудом и со значительными потерями. Теперь начало сказываться что немцы, исправляя в свое время положение в районе Средиземного моря, остановились на полпути из-за подготовки к наступлению на Советский Союз. (Карта 3, стр.150) Мальта как база английских подводных лодок к воздушная база стала растущей угрозой для снабжения войск. Господство на море и в воздухе в Средиземноморском районе полностью перешло к англичанам; в августе было затоплено 35%, а в октябре даже 63% всех грузов, предназначавшихся для немецко-итальянских войск в Северной Африке. Если бы так продолжалось и дальше, то уже сейчас можно было бы рассчитать, когда будет уничтожен итальянский и немецкий торговый флот на Средиземном море. Англичане, напротив, в июле и сентябре провели через Средиземное море сильно защищенные конвои, которые хотя и подверглись интенсивным атакам итальянских самолетов-торпедоносцев, но понесли лишь незначительные потери. Эта борьба против немецко-итальянского \303\ судоходства была как бы прелюдией к наступлению, которое англичане готовили на середину ноября и от исхода которого Черчилль ожидал решающего успеха. Он был уверен, что удастся захватить всю Ливию и этим успехом побудить к участию в войне на стороне англичан находившиеся в Северной Африке французские войска под командованием генерала Вейгана. В Англии уже были подготовлены к переброске в Африку три пехотные и одна танковая дивизии. Черчилль настойчиво требовал от нового главнокомандующего британскими войсками на Ближнем Востоке генерала Окинлека смелых действий и подготовки к наступлению в максимально короткий срок. Он говорил, что именно сейчас, пока германские вооруженные силы скованы в России, нанесение быстрого и сокрушительного удара приобретает решающее значение. В послании, направленном войскам от имени английского короля перед самым наступлением, говорилось о битве, которая может решающим образом изменить весь ход войны и по своему историческому значению может быть приравнена к битве под Ватерлоо. Численность английской 8-й армии была значительно увеличена за счет индийских, новозеландских и южноафриканских формирований. В целом командующий английской армией генерал Каннингхэм, \304\ кроме гарнизона в Тобруке, состоявшего из одной дивизии и одной танковой бригады, имел в своем распоряжении три пехотные дивизии, одну танковую дивизию и две танковые бригады. Против них действовали одна легкая и две танковые дивизии немцев и шесть пехотных и одна танковая дивизии итальянцев. Англичане имели приблизительно 700 танков против 500 (включая в это число и итальянские танки, которые были гораздо хуже немецких). Кроме того, они обладали большим превосходством в воздухе. Итало-немецкими войсками формально командовал итальянский генерал Бастико, получавший приказы непосредственно от итальянского верховного командования в Риме. Ему на равных правах подчинялись немецкий Африканский корпус Роммеля и два итальянских армейских корпуса, из которых один состоял из подвижных соединений и находился под командованием генерала Камбарры. Фактически Роммель имел решающее влияние на фронте, поскольку главнокомандующий со своим штабом находился в Триполи, на расстоянии 1500 км от ведущих боевые действия войск. Еще 4 ноября Роммель во время посещения Рима охарактеризовал положение на хорошо укрепленном восточном участке фронта в районе Эс-Саллума и у прохода Хальфайя как вполне надежное. Но он считал крайне необходимым взятие Тобрука, чтобы высвободить все свои силы для отражения ожидаемого наступления англичан. Наступление на Тобрук планировалось немцами на вторую половину ноября, и подготовка к нему еще не была закончена, когда англичане перешли в наступление. Их план заключался в том, чтобы обойти итало-немецкие войска с юга, окружить их и затем уничтожить ударами с фронта и тыла — из Тобрука. Главный удар из района Ридотта-Маддалена наносили крупные танковые силы и одна пехотная дивизия 30-го армейского корпуса. Две дивизии 13-го армейского корпуса должны были вести фронтальное наступление. Расположение итало-немецких сил было следующим. Одна немецкая и четыре итальянские дивизии блокировали Тобрук, одна итальянская дивизия и слабые немецкие силы располагались в районе Эс-Саллума и у прохода Хальфайя, оба подвижных соединения итальянцев обеспечивали фланг между Бир-Хакеймом и Бир-эль-Гоби, тогда как обе немецкие танковые дивизии находились в боевой готовности в районе юго-восточнее Тобрука. Приготовления к внезапному удару глубоко во фланг итало-немецким войскам англичане опять, как и в прошлом году во время наступления против Грациани, сумели искусно замаскировать. Поэтому об их наступлении, начавшемся из района Ридотта-Маддалена рано утром 18 ноября, стало известно только тогда, когда британские войска уже достигли района Габр-Салех. Была достигнута полная тактическая внезапность. Уже далеко не такими искусными англичане показали себя в умении использовать достигнутую внезапность; как тактики они тоже оказались не на высоте. Английские войска разошлись по идущим в разные стороны \305\ направлениям и нигде не добились решающего успеха. Их левый фланг, продвигавшийся на Бир-эль-Гоби, был отброшен смело действовавшими итальянцами; центр достиг пункта Сиди-Резег, расположенного на господствующих высотах (в последующие дни в этом районе развернулись основные боевые действия); правый фланг англичан уже 19 ноября был атакован 21-й немецкой танковой дивизией и отступил с большими потерями в танках в юго-западном направлении. В течение двух следующих дней немецким войскам, управляемым энергичным Роммелем, удалось нанести английскому армейскому корпусу большие потери. При этом действия немецких войск отличались исключительно высокой маневренностью и гибкостью. Попытку гарнизона Тобрука прорвать кольцо окружения удалось отбить только после очень тяжелых боев. Напротив, английский 13-й армейский корпус обошел с юга итало-немецкие войска в районе проход Хальфайя, Эс-Саллум и грозил их отрезать. В этой обстановке Роммель принял очень смелое решение. Оставив лишь небольшие силы южнее Тобрука перед фронтом сильно потрепанного 30-го английского армейского корпуса, чтобы тот не смог деблокировать Тобрук, Роммель отвел все остальные войска и частично бросил их против английского 13-го армейского корпуса, а частично использовал для глубокого рейда в тыл противника с целью уничтожить его склады в районе Ридотта-Маддалена и Бир-Хабата. Это наступление было для противника настолько неожиданным, что в его тылу возникла паника, и итало-немецкие войска захватили много пленных. Командующий английской армией считал уже свою армию отрезанной и собирался начать отступление, когда в последний момент из Каира на самолете прибыл главнокомандующий генерал Окинлек, который запретил всякий отход и спас положение. Каннингхэм был сменен генералом Ритчи. Поражение англичан оказалось не таким тяжелым, как это предполагал Роммель. 30-й армейский корпус 26 ноября уже снова начал наступление, дошел до Сиди-Резега и установил связь с гарнизоном Тобрука, пытавшимся пробиться к своим войскам. Роммель вынужден был прекратить наступление на восток и северо-восток, чтобы восстановить положение в районе Тобрука. Однако он считал себя достаточно сильным и способным окружить и уничтожить силы англичан, находившиеся в районе Тобрука и юго-восточнее. Действительно, удалось создать довольно слабое кольцо окружения и ударами с трех сторон отрезать новозеландскую дивизию, находившуюся на восточном фланге, и затем уничтожить ее основные силы. Но у англичан оставалось еще достаточно войск, кроме этих окруженных и теперь сильно потрепанных соединений, чтобы после пополнения и перегруппировки занять исходные позиции для нового охвата сил Роммеля. В то время как эта перегруппировка еще проводилась, была сорвана попытка немцев освободить коммуникации немецких и итальянских соединений, окруженных в районе Эс-Саллума и Бардии. Роммель должен был теперь принять меры против угрожающего ему с юга нового охвата, который осуществлял 30-й \306\ армейский корпус. У него уже не хватало сил, чтобы обеспечить фланг своих войск от охвата и одновременно продолжать осаду Тобрука. Поэтому он отвел силы, окружавшие Тобрук с востока, и оттянул свои подвижные соединения на юг с целью предупредить ожидаемый охват английскими войсками ударом по их незащищенному западному флангу. Однако это наступление, в котором потрепанные итальянские подвижные соединения уже не участвовали, успеха не имело. Таким образом, Роммель, чтобы избежать уничтожения своих войск в дальнейших боях, вынужден был 7 декабря прекратить осаду Тобрука и отойти на запад. Между тем итало-немецкая группировка в районе Эс-Саллума и Бардии была полностью окружена и ее пришлось оставить на произвол судьбы. Эта группировка должна была держаться как можно дольше и помешать противнику использовать прибрежное шоссе, частично проходившее в ее районе. Здесь, где нужно было блокировать единственную хорошую дорогу и сковать крупные силы противника, такие “укрепленные пункты” имели известный смысл. Они в такой же степени стесняли действия англичан, в какой до сих пор Тобрук мешал немецкому командованию. Занимавшие их войска снабжались воздушным путем. Все остальные соединения Роммель сначала отвел в район Эль-Газалы, который он удерживал до 16 декабря, успешно отражая все попытки англичан осуществить охват и нанося им большие потери. Но затем стал намечаться новый, более глубокий охват, и Роммель был вынужден принять решение о дальнейшем отходе к Аджедабии. Итальянское верховное командование в Риме было очень недовольно этим решением, но не могло найти никакого другого выхода, чтобы сласти войска Роммеля. Роммель не придал никакого значения некомпетентному вмешательству, в котором принял участие и командующий итальянскими войсками в Восточной Африке, и, прикрывая фланг своих войск от возможных действий противника, особенно из района Эль-Мекили, отступил на Аджедабию. Здесь англичане еще раз попытались окружить итало-немецкие силы: они хотели сковать их фронтальным наступлением и одновременно предпринять охват открытого восточного фланга. Но этот план провалился вследствие очень искусного использования Африканского корпуса, который вынудил противника вести бой перевернутым фронтом и оттеснил его к сильным немецким оборонительным позициям, где на переднем крае было много противотанковых средств. В результате англичане потеряли свыше сотни танков. После того как Роммель этим успехом заставил своих противников отказаться от преследования, он отошел на значительно более выгодную в тактическом отношении позицию у Гаср-эль-Брега на побережье залива Сидра. Оставленные на востоке войска под командованием энергичного итальянского генерала Джорджи храбро держались в Бардии до 2 января, а у прохода Хальфайя — даже до 17января, что немало способствовало благополучному отходу основной группировки. \307\ Потери обеих сторон были довольно значительными. Войска держав оси потеряли 13 тыс. немцев и 20 тыс. итальянцев; английские войска — 17 700 человек. Для того чтобы существенно облегчить положение итало-немецкого торгового флота на Средиземном море и ликвидировать господство англичан в воздухе, германское верховное командование, хотя и с опозданием, все же решило перебросить крупные силы немецкой авиации в Южную Италию. Правда, было очень тяжело снять с Восточного фронта штаб 2-го воздушного флота, которым командовал фельдмаршал Кессельринг, и боевые авиационные части. Кессельринг 8 ноября прибыл в Италию, но прошло несколько недель, пока действия немецкой авиации начали оказывать заметное влияние на общую обстановку. Немецкий флот также способствовал тому, чтобы сделать положение на Средиземном море более сносным. С лета началась переброска подводных лодок в итальянские и греческие порты, так как итальянские подводные лодки, несмотря на свою многочисленность, вследствие конструктивных недостатков не могли эффективно действовать против английских кораблей. Количество немецких подводных лодок в Средиземном море было доведено до двадцати пяти, так что в среднем восемь подводных лодок всегда непосредственно вели боевые действия. Совместными усилиями авиации и флота удалось решающим образом изменить положение на море и в воздухе. Английский флот понес такие большие потери, что в конце декабря в порту Александрия находились в боевой готовности только три крейсера и несколько эскадренных миноносцев. 13 ноября немецкая подводная лодка потопила в западной части Средиземного моря английский авианосец “Арк Ройял”. 25 ноября у берегов Африки был торпедирован и затонул английский линкор “Бэрхэм”, который использовался для поддержки морских десантных операций. Вполне заслуженно могли гордиться своим успехом итальянские моряки, управлявшие одноместными подводными лодками, которые 19 декабря проникли в порт Александрия и настолько сильно повредили два линкора “Куин Элизабет” и “Вэлиант”, что последние вышли из строя на многие месяцы{28}. В конце декабря соединение английских кораблей, состоявшее из трех крейсеров и четырех эскадренных миноносцев, при \308\ попытке перехватить шедшие в Триполи итало-немецкие корабли наскочило на только что поставленное минное заграждение и потеряло один крейсер и один эскадренный миноносец. Остров Мальта подвергался непрерывным атакам с воздуха. За шесть последних дней декабря он выдержал 60 воздушных налетов, а в январе 1942 г. — 263. Наконец удалось освободить Средиземное море от англичан — доказательство того, какие возможности здесь имелись у немецкого командования в прошлом году после победы в Греции. Теперь транспорты из Италии, направлявшиеся в Триполи, могли беспрепятственно пересекать Средиземное море. В удивительно короткое время боеспособность итало-немецких соединений была настолько восстановлена, что Роммель мог решиться на новое наступление. Его целью было упредить англичан и разгромить их, прежде чем они успеют сосредоточить свои силы. Роммель очень правильно оценил положение англичан. Они также значительно пострадали во время прошедших боев. Кроме того, им снова приходилось осуществлять подвоз из далекого Египта. Англичане лишь слабыми силами вышли к укрепленному рубежу близ Гаср-эль-Брега. Основные силы 30-го армейского корпуса, который вел преследование, находились еще в районе Аджедабии. Соединения 13-го армейского корпуса были оставлены для пополнения в районе между Дерной и Эс-Саллумом, после того как они сломили сопротивление окруженных у прохода Хальфайя и в Бардии войск. Англичане хотели в спокойной обстановке, не торопясь, подготовить достаточную материальную базу и затем нанести удар в направлении Триполи. 21 января Роммель внезапным наступлением Африканского корпуса разбил эти иллюзии; немецкие соединения танковыми клиньями смяли силы противника, стоявшие в Аджедабии, пополнили свои запасы из захваченных складов и начали продвижение дальше на северо-восток. Так как итальянцы по приказу из Рима отказались принять участие в наступлении, Роммель не мог предпринять широкого охвата и вынужден был преследовать противника фронтально до порта Бенгази, которого он достиг 29 января. Две сильно потрепанные английские дивизии отошли к Дерне и дальше на восток. Это смелое наступление было остановлено лишь в районе западнее Эль-Газала 7 февраля. В результате полностью провалились планы англичан захватить всю Ливию и решающим образом изменить военную обстановку. В ставке Гитлера с большим облегчением отметили, что критическое положение на северо-афри-канском театре военных действий было ликвидировано очень быстро и удачно, и снова потеряли к этому театру всякий интерес. Итальянцы по-прежнему отказывались сменять своими пехотными дивизиями немецкие подвижные соединения, действующие в первом эшелоне. Они приветствовали продвижение к Бенгази, так как оно улучшало общую обстановку, но считали, что Гаср-эль-Брега должна оставаться базой дальнейших операций. \309\ На первый план они ставили теперь, в принципе весьма справедливо, борьбу за господство на море и в воздухе в средиземноморском районе, чтобы обеспечить надежное снабжение Ливии и избежать в будущем тяжелых потерь торгового флота. Конечно, атаки на Мальту вначале существенно облегчили положение. Но до тех пор пока этот остров находился в английских руках, он оставался угрозой, для устранения которой требовались беспрерывные крупные воздушные налеты и большое количество боеприпасов. Поэтому итальянцы настаивали на том, чтобы организовать снабжение войск через Тунис. Муссолини дошел до того, что заявил Гитлеру в письме от 30 декабря следующее: в случае, если французы не разрешат добровольно использование Туниса, он силой высадит свои дивизии в Тунисе, но не допустит, чтобы они погибли на пути в Триполи. Для Гитлера эта настойчивость была весьма некстати. С тех пор как рухнула надежда на быстрое окончание войны в России, он все с большей озабоченностью посматривал на Запад. Всякое появление итальянцев в Тунисе, если бы даже оно преследовало только цель устранить трудности, связанные со снабжением войск, крайне взволновало бы французов и вряд ли встретило бы их одобрение. О применении силы, по его мнению, в настоящее время не приходилось даже и думать. Оно разрушило бы последнюю надежду на вовлечение Франции в какой-либо форме в оборону Европы, несомненно, побудило бы силы французов в Северной Африке к вооруженному сопротивлению и дало бы западным державам долгожданный повод к тому, чтобы с участием французов создать в Северной Африке новый театр военных действий. Наконец, в отношении использования портов Туниса и Бизерты был достигнут компромисс: удалось добиться тайного согласия французов на то, чтобы хорошо замаскированные военные грузы, кроме оружия и боеприпасов, выгружались в этих портах и доставлялись в Триполи по суше. Это было вынужденное решение, которое лишь частично разрешило проблему снабжения. Тем более острой была необходимость захватить Мальту. По мнению Кессельринга, при условии внезапного нападения захват Мальты был вполне осуществимым. Итальянцы в принципе согласились принять участие в нападении на Мальту, но у них не было ни обученных парашютистов, ни посадочных войск, так же как и необходимого количества транспортных самолетов и планеров. Когда итальянцы в середине апреля заявили, что они закончат приготовления к операции лишь к концу июля, Кессельринг указал им на то обстоятельство, что немцы не могут так долго выделять большое количество самолетов и боеприпасов для подавления Мальты. Стоящая перед ним тройная задача — захватить остров, охранять конвои и оказывать поддержку наземным войскам в Ливии — уже превышает силы его соединений. Под новым нажимом в начале апреля итальянское командование создало, наконец, особый штаб для подготовки операции. \310\ Одновременно началось обучение парашютистов под руководством немецких инструкторов. Между тем с января продолжались крупные воздушные налеты на Мальту. Немецкая и итальянская авиация предпринимала почти беспрерывные атаки. Вскоре порт и доки были настолько разрушены и потоплено так много судов, что Мальта в качестве морской базы стала непригодной. Интенсивное минирование самолетами и торпедными катерами заставило англичан отказаться от острова как опорного пункта флота на Средиземном море. Теперь там оставались только подводные лодки. Но англичане старались удержать остров хотя бы как воздушную базу. Временно приходилось доставлять горючее на подводных лодках, изредка на Мальту прибывали отдельные суда с продовольствием и боеприпасами. Когда острая нужда в боеприпасах зенитной артиллерии и общая нехватка других предметов снабжения потребовали принятия срочных мер, англичане решились в конце марта отправить на Мальту конвои из четырех судов под охраной военных кораблей. Только два судна достигли гавани, но и они были потоплены авиацией, прежде чем их успели разгрузить. Вскоре немецкая авиация стала меньше совершать налетов на остров, англичане же все время стремились восполнить свои потери в самолетах. Так, в начале апреля с авианосцев, прибывших для этой цели в западную часть Средиземного моря, на остров прилетели 47 самолетов типа “Спитфайр”. Общее количество самолетов на Мальте временно выросло до 150, но из них через несколько дней 30 машин снова вышли из строя. В начале июня прибыло еще 60 новых самолетов. Итальянцы не были склонны ускорить наступление, хотя Кессельринг еще в апреле вторично предложил им в течение трех недель очистить остров от противника. Только их флот, который временно располагал довольно большим количеством горючего, несколько активизировал — и не без успеха — свои действия против английских конвоев. Тем временем Роммель готовился к своему следующему большому удару. Из Главы VII. Перелом 9. Потеря Северной Африки Прорыв обороны немецких войск у Эль-Аламейна После того как Роммель в начале сентября 1942 г. тщетно пытался прорвать оборону англичан в районе Эль-Аламейна и выйти к Нилу, немецкие и итальянские войска не получили Достаточных пополнений; больше того, соотношение сил начало постепенно изменяться в пользу англичан. Мальта срывала всякий подвоз в Африку. Теперь итальянское командование сожалело о том, что отказалось от захвата этой английской базы. Немецкая авиация уже не могла вывести ее из строя. Итало-немецкие потери торговых судов и боевых кораблей резко возросли. Хотя предпринятое 10 октября воздушное наступление на Мальту и принесло некоторое облегчение, но через две недели его пришлось прекратить, так как потери в самолетах стали слишком большими. (Карта 3, стр. 150) В начале октября генерал Александер, английский главнокомандующий на Ближнем Востоке, решил в конце месяца бросить в наступление 8-ю армию Монтгомери. Для подготовки этого наступления 9 октября начались постоянные воздушные налеты на итальянские порты Неаполь и Савону, чтобы парализовать снабжение войск в Африке, и на итало-немецкие аэродромы в Сицилии и Северной Африке для планомерного уничтожения военно-воздушных сил. Коммуникации \373\ африканской армии протяженностью 1800 км также подвергались систематическим атакам. Все эти налеты регулярно проводились в течение более двух недель и были настолько эффективными, что английские самолеты незадолго до начала наступления могли уже совершенно беспрепятственно летать через позиции противника. Генерал Штумме, который заменял Роммеля во время его отпуска, согласно его приказу, эшелонировал четыре немецкие и восемь итальянских дивизий следующим образом. Оборонительные позиции занимали пять итальянских дивизий, отчасти смешанные с немецкими частями 164-й пехотной дивизии и парашютной бригады Рамке. В качестве резерва — чтобы можно было быстро локализовать вклинение противника, прежде чем он сумеет добиться решающего прорыва на фронте не особенно стойких итальянцев, — непосредственно за пехотными дивизиями располагались на юге одна немецкая и одна итальянская танковые дивизии, на севере — две немецкие и две итальянские танковые и две моторизованные дивизии. Немецкие соединения уже так и не смогли восполнить потери, понесенные в начале сентября. Между тем 8-я английская армия увеличилась до семи пехотных, трех бронетанковых дивизий и семи отдельных танковых полков{34}. Англичане имели 1100 танков, в том числе 400 тяжелых американских машин типа “Грант” против 500 немецких и итальянских танков. Таким образом, у них было более чем двойное количественное превосходство, не говоря уже о качественном. Превосходство в воздухе было, несомненно, на английской стороне и граничило с абсолютным господством. Монтгомери основную массу своих войск — два армейских корпуса — расположил на оборонительных позициях, а за северным флангом привел в боевую готовность крупные танковые силы. Посредством крайне искусной маскировки и различных мероприятий с целью ввести противника в заблуждение, например таких, как использование макетов танков и сооружение ложного нефтепровода на юге, ему удалось дезориентировать противника не только относительно направления своего главного удара, но даже и относительно всей подготовки к наступлению. 23 октября в 23 часа после мощной двадцатиминутной артиллерийской подготовки, в которой приняли участие свыше тысячи орудий, войска Монтгомери перешли в наступление на северном участке фронта. Одновременно на южном участке, чтобы ввести противника в заблуждение и сковать расположенные там немецкие и итальянские резервы, было предпринято ложное наступление. Замысел быстро прорвать северную часть позиции и, проделав проходы в минных полях, ввести в прорыв танковые соединения, несмотря на использование огромного количества техники, с \374\ самого начала потерпел неудачу. Обороняющиеся сумели остановить продвижение англичан в глубине главной полосы обороны. Вечером 25 октября прибыл Роммель, которому пришлось прервать свой отпуск, и снова принял командование армией вместо своего заместителя, погибшего в первый же день наступления. Контратаками резервов, находившихся за северным флангом, а также стянутых с юга, удалось в течение нескольких дней настолько ограничить глубокое вклинение англичан, что Монтгомери был вынужден отвести в тыл свои танковые соединения, чтобы привести их в порядок и перегруппировать. Английские пехотные дивизии понесли большие потери, триста танков было выведено из строя. Но положение немецких и итальянских войск было гораздо хуже. Расходуя огромное количество боеприпасов, беспрерывно атакуя с воздуха, располагая танками, обладающими более мощным вооружением и большим запасом хода, чем немецкие танки, англичане нанесли противнику потрясающие потери. Итальянские пехотные дивизии отчасти не отвечали требованиям ведения войны с большим количеством техники. Немецкие запасы бензина подходили к концу. Слабые силы авиации самоотверженно пытались вместе с итальянцами воспрепятствовать действиям английских войск, но были отогнаны превосходящими силами английской авиации и мощным заградительным огнем зенитной артиллерии. Роммель после этого относительного успеха в обороне понял, что при его больших потерях и огромном превосходстве противника он не сможет удержать своих позиций. Если войска своевременно не отвести, то прорыв полностью моторизованных частей противника будет вопросом лишь нескольких дней. Роммель не скрыл от итальянского командования эту оценку создавшегося положения. 30 октября удалось еще раз предотвратить прорыв австралийской дивизии, которая продвинулась от участка вклинения на север до побережья. Затем англичане в ночь с 1 на 2 ноября начали решающее наступление. Чтобы избежать уничтожения целой армии и иметь возможность спасти прежде всего немоторизованные итальянские пехотные дивизии, Роммель должен был немедленно отвести свои войска. 2 ноября он начал отступление, сообщив в Рим и в ставку Гитлера о том, что оно стало неизбежным. Муссолини ответил, что он должен удержать позицию любой ценой. Гитлер, как всегда, когда не хватало резервов, пытался воздействовать высокопарными словами. Весь немецкий народ, убеждал он Роммеля, преисполнен глубочайшей веры в его командование и в храбрость немецких и итальянских войск. Необходимо бросить в бой все до последнего солдата. Даже превосходящие силы противника будут в конце концов измотаны и обескровлены; важно только держаться с железной стойкостью. У его войск только один выход: победа или смерть. Роммель, который всегда считал себя прежде всего солдатом, подчинился приказу и прекратил начавшееся отступление. Приказ Гитлера воодушевил войска на последнее отчаянное сопротивление, которое оттянуло прорыв еще на два дня. Затем англичане \375\ разгромили на центральном участке фронта самоотверженно сражавшийся итальянский моторизованный корпус и создали брешь шириной 20 км. Так как, согласно приказу, в бой были введены все силы и средства до последнего солдата, то не было резервов, чтобы закрыть зияющую брешь. Англичане в основном уже разгромили итальянские пехотные дивизии и вклинились в трех местах даже в оборону немецкого Африканского корпуса. Ликвидировать эти вклинения немцы уже были не в состоянии. Тогда Роммель решил под свою ответственность дать приказ об отходе и сообщил о том, что он отдал приказ отойти к Фуке, однако не знает, возможно ли там снова организовать оборону. Из-за несвоевременной реакции высшего руководства теперь наступило то, чего так опасались итальянцы со времени первого отступления зимой 1941/42 г. и чего они хотели во что бы то ни стало избежать. Малоподвижные итальянские пехотные дивизии, которых никогда нельзя было обеспечить необходимыми транспортными средствами, оказались беспомощными перед преследующими их полностью моторизованными соединениями противника. Моторизованные немецкие дивизии и остатки почти совершенно разгромленных итальянских моторизованных дивизий в результате этого сражения были настолько ослаблены, что даже медленный отход от рубежа к рубежу с учетом темпа движения пехотных дивизий стал неосуществимым. Оборонительную позицию у Фуки уже нельзя было удерживать. Противник навязал свой темп. Между Роммелем, который хотел спасти как можно больше подвижных сил, и итальянским верховным командованием возникли неизбежные крупные разногласия; итальянцы дошли до упрека в том, что Роммель нервничает, оставляет быстрее, чем это необходимо, одну позицию за другой и не обращает должного внимания на итальянские интересы. Противоречия еще более обострились, когда итальянские офицеры увидели, что немецкие тыловые службы вместо того, чтобы предоставить автомашины в распоряжение итальянцев, перевозят на своих и итальянских автомашинах такие вещи, без которых вполне можно обойтись на фронте. Большая часть итальянцев и значительная часть немецких немоторизованных соединений уже погибли в результате боев под Эль-Аламейном или были потеряны в первые дни отступления. Зато попытка англичан параллельным преследованием бронетанковыми войсками преградить подвижным германо-итальянским силам отступление на позицию у Мерса-Матрух потерпела неудачу вследствие упорного сопротивления немецких охраняющих частей. Внезапно начавшийся дождь также помешал передвижению англичан вне дорог. После того как 8 ноября позицию у Мерса-Матрух пришлось оставить ввиду угрозы охвата с юга, итальянцы потребовали, чтобы удерживались сильные позиции в районе Эс-Саллума и прохода Хальфайя. По мнению Роммеля, при существующем неблагоприятном соотношении \376\ сил об этом не могло быть и речи. Вряд ли было возможно также захватить Тобрук и помешать англичанам хотя бы на короткое время пользоваться портом и прибрежным шоссе. Это поглотило бы все силы армии и открыло англичанам путь на Триполи. Положение заставляло предпринять быстрый отход, так как уже 11 ноября показались первые английские дозоры в районе Эль-Мекили — верный признак того, что противник стремился снова выйти на рубеж Эль-Мекили, Завиет-Мсус, чтобы отрезать все силы, отступающие к Бенгази. В ночь с 12 на 13 ноября англичане заняли Тобрук. По мнению итальянского верховного командования, которое уже энергичнее включилось в руководство операциями и для выполнения своих распоряжений подчинило Роммеля командующему войсками в Ливии маршалу Бастико, ближайшей позицией теперь являлся оборонительный рубеж у Гаср-эль-Брега. Итальянцы его тщательно укрепляли и подтягивали туда войска. Они делали также все возможное, чтобы подбросить армии подкрепления и пополнить запасы; правда, они были не в силах устранить хроническую нехватку горючего, которая часто даже сказывалась на действиях танков. Надо отметить, что в результате действий вражеской авиации большое количество боеприпасов, горючего и продовольствия было потеряно еще в море или при подвозе автотранспортом. Кроме того, западные державы к этому времени высадили свои войска в Марокко и в Алжире, так что подкрепления и все необходимое шло теперь прежде всего в Тунис. Кессельринг и итальянское верховное командование были убеждены в том, что противник, который до Бенгази прошел путь 850 км, обеспечивая с большим трудом свое снабжение, неизбежно должен был потерять наступательную мощь. Поэтому они требовали, чтобы позиция у Гаср-эль-Брега энергично оборонялась. Это требование решительной обороны вызвало резкое возражение Роммеля. Он также считал, что на подходящих позициях следует по-прежнему готовиться к задержанию противника, но полагал, что решительная оборона в Триполитании невозможна, так как англичане могли обойти все эти позиции. Поэтому всякое слишком долгое их удерживание связано с потерей армии или, по меньшей мере, с потерей ее немоторизованных частей, как это случилось под Эль-Аламейном. Такое же мнение он выразил во время беседы с Гитлером, чем вызвал бурю возмущения. Уже из одних только политических соображений должен удерживаться большой плацдарм в Африке, поэтому отступление с позиции Гаср-эль-Брега исключено. Данные тогда Роммелю обещания своевременно подбросить ему подкрепления и снабдить войска всем необходимым впоследствии так и не были выполнены. Было невозможно обеспечить достаточное снабжение морским путем одновременно Туниса и Триполитании. События ближайших же недель оправдали господствовавший в Риме оптимизм лишь постольку, поскольку Монтгомери продвигался вперед очень медленно, причем это не затрагивало принципиального мнения Роммеля о возможностях \377\ дальнейшего ведения военных действий. 20 ноября англичане вступили в Бенгази, пройдя за четырнадцать дней 850 км. Их армия была сильно растянута, а для ее снабжения они вынуждены были обходиться лишь одним прибрежным шоссе. Теперь им нужно было сначала подтянуть свои войска, а также развернуть по крайней мере отдельные части и организовать их снабжение. Монтгомери, всегда действовавший планомерно и методично, также не хотел неосторожными действиями подставлять свои войска под удар все еще опасного противника. Без сильной поддержки авиации, переброска и снабжение которой требовали напряженной работы транспортных частей, он считал преследование невозможным. Поэтому перед позицией Гаср-эль-Брега была снова сделана остановка на несколько недель. Снабжение через Триполи несколько увеличило силу сопротивления армии Роммеля. Монтгомери выдвинул вперед только три дивизии: трудности с подвозом не позволяли пока использовать большие силы. Он решил двумя дивизиями наступать фронтально, а одной танковой дивизией предпринять глубокий обход. 11 декабря английская авиация приступила к бомбардировке позиций итало-немецких войск; наступление наземных войск предполагалось начать 14 декабря. Роммель своевременно разгадал приготовления англичан к наступлению и уже в ночь с 6 на 7 декабря начал отводить малоподвижные итальянские пехотные дивизии на позиции у Буэрат-эль-Хсуна в юго-западном углу залива Сидра. Когда англичане в ночь с 11 на 12 декабря стали бомбить позиции у Гаср-эль-Брега, Роммель приказал и моторизованным частям отойти, так что удар английской авиации пришелся по пустому месту. В последующие дни все же сказался начатый войсками противника обход этой позиции в сочетании с фронтальными атаками. Завязались ожесточенные бои, и немецкие арьергардные части избежали окружения только благодаря удачно проведенной контратаке. Опять наступила длительная пауза, прежде чем английская армия развернулась перед позицией у Буерат-эль-Хсуна и подготовила ее обход; снова Ром-мель получил из Рима приказ удерживать эту последнюю позицию перед Триполи до последней возможности. Только когда он поставил ультимативное требование, что в таком случае итальянскому верховному командованию придется смириться с уничтожением итальянских пехотных дивизий, в начале января был получен приказ об отходе. 18 января англичане начали наступление, и немецкие арьергарды своевременно отступили. После совсем короткой задержки на позиции, которая находилась в 100 км восточнее Триполи и была немедленно обойдена англичанами, Роммель бросил столицу итальянской колонии на произвол судьбы. 23 января она была занята англичанами. Англичане говорят, что перед самым Триполи их запасы пришли к концу, так что они вынуждены были или немедленно использовать \378\ порт Триполи или отступить. Так как вход в порт преграждал только один потопленный корабль, то через пять дней после захвата в него уже могли заходить мелкие суда, так что англичане теперь были свободны от всяких забот. С потерей Триполи итальянцы лишились последней части своей колониальной империи в Северной и Восточной Африке, которую они с большой любовью и ценой тяжелых материальных жертв создавали в течение полувека. Это был серьезный удар для итальянского народа, три года лелеявшего надежды получить Ниццу, Корсику и Тунис. Сомнения в целесообразности войны росли, потому что теперь она уже стучалась в ворота родины. Англичане могли гордиться своей победой. Целых два года в ожесточенной и упорной борьбе они удерживали свои позиции на Средиземном море, и хотя временно и потеряли господство на море и в воздухе, но не отступили. Теперь они, наконец, сами перешли в наступление и в самом ближайшем времени должны были начать в Тунисе совместные действия с американскими войсками Эйзенхауэра. Несмотря на все старания Роммеля, пробил последний час немецкого Африканского корпуса. Высадка десанта в Марокко и Алжире Прошел почти год с момента вступления Соединенных Штатов в войну, пока американские вооруженные силы смогли принять участие в операциях в районе Средиземного моря. Путь к этой цели был долгим и трудным. Когда в декабре 1941 г. японцы нанесли мощный и неожиданный удар, американцы уже начали мобилизацию людских резервов и техники, но были еще очень далеки от того, чтобы иметь возможность бросить в бои многочисленные и хорошо оснащенные и обученные соединения. Небольшое количество имевшихся в их распоряжении войск требовалось немедленно использовать на Дальнем Востоке, чтобы помешать безграничному расширению Японии. Главное заключалось в том, чтобы не дать Японии приблизиться к Австралии и Индии. (Карта 3, стр. 150) Несмотря на неотложные заботы о настоящем, думали и об общем плане ведения войны. Чтобы получить ясность в этом вопросе, Черчилль с 22 по 26 декабря 1941 г. вел переговоры в Вашингтоне. Конференция, на которой участвовали также его военные советник и, привела к двум решающим результатам. Для координации совместных военных усилий был создан штаб, который имел свою резиденцию в Вашингтоне. В этот орган входили постоянные представители главных штабов всех трех видов английских вооруженных сил; во главе стоял начальник американского генерального штаба Маршалл. С самого начала стремились максимально уменьшить \379\ трения, связанные с ведением коалиционной войны, слишком хорошо знакомые обоим партнерам по первой мировой войне. Несомненно, в военном отношении этого удалось достигнуть почти полностью{35}. Главной целью войны было поражение обеих европейских держав оси. Против Японии американцы хотели бросить ровно столько сил, сколько требовалось для того, чтобы сначала задержать продвижение японских войск, а позднее захватить выгодные исходные позиции с целью добиться окончательного поражения Японии. Причины такого решения были ясны. Вооруженные силы трех союзников, к которым относился и Советский Союз, могли совместно действовать только против Германии и Италии. Если бы Соединенные Штаты сосредоточили главные усилия на борьбе с Японией, это означало бы не только раскол сил, но и опасность того, что предоставленные самим себе Англия и Советский Союз тем временем потерпят поражение в Европе. Но было легче принять решение, чем быстро его осуществить. Тоннаж торгового флота был крайне ограничен. Для снабжения Британских островов ежегодно требовалось 20—25 млн. брт. Русским нужно было все в большей степени посылать через Северный Ледовитый океан и Иран оружие, автомашины и снаряжение. В Австралии было необходимо создать базу для обороны и для последующего наступления на Японию. Потребовались годы, пока войска стали достаточно сильными, чтобы осуществить вторжение в Европу. В феврале 1942 г. нехватка тоннажа стала настолько велика, что предложение отправить в Египет американскую бронетанковую дивизию не осуществили уже по одной той причине, что эти войска не на чем было перебросить. Борьба немецких подводных лодок и надводных кораблей на морских коммуникациях в Атлантике достигла в то время кульминационной точки. Каждый месяц гибло большое количество судов, в том числе особенно нужные танкеры. Временами из-за действий подводных лодок прекращалось сообщение между портами Северной и Южной Америки. Мысль о строительстве специальных десантных судов — необходимых вспомогательных средств для высадки десанта — возникла лишь в феврале 1942 г. Весной 1942 г. американцам теоретически уже была ясна форма запланированного вторжения в Европу. Они с самого начала стремились \380\ к высадке во Франции. Британские острова могли служить достаточно широким плацдармом для сосредоточения войск и последующего полного развертывания вооруженных сил обоих союзников. Туда вел кратчайший путь от восточного побережья Америки, там имелась густая сеть хорошо укрепленных и мощных портов, необходимых для выгрузки прибывающего из-за океана огромного количества живой силы и техники. Далее, поскольку каждый конвой, идущий в Англию, должен был охраняться воздушными и морскими силами, эта организация обороны одновременно могла принести пользу и военным транспортам американцев. В случае наступления на Германию из Северной Африки, которому вначале также придавалось серьезное значение, американцы лишались большей части этих преимуществ; кроме того, в ходе наступления требовалось преодолеть Альпы. Многие с глубоким сомнением относились к плану высадки во Франции и задавали вопрос, возможно ли будет вообще высадить десант во Франции, учитывая немецкие оборонительные сооружения на французском побережье, многочисленные и сильные базы подводных лодок и немецкой авиации, тем более, что немцы имели в своем распоряжении для укрепления побережья несколько лет? Не было недостатка в людях, которые считали такое предприятие безумием, равносильным самоубийству. Однако военные руководители в американском генеральном штабе во главе с их начальником, генералом Маршаллом, стояли твердо на той точке зрения, что если создать подавляющее превосходство в воздухе, устранить угрозу со стороны немецких подводных лодок, использовать сильный флот обеих морских держав и провести тщательную техническую подготовку, то такая операция будет иметь все шансы на успех. В апреле 1942 г. англичанам был предложен план, который они в основном одобрили, несмотря на многие опасения военного и политического характера, появлявшиеся у них в дальнейшем довольно часто. Но все это пока оставалось только планом и, как вскоре выяснилось, не могло быть осуществлено до весны 1944 г. Между тем наступил июнь 1942 г. и положение русских, казалось, стало в высшей степени опасным. Их настойчивые требования об открытии второго фронта усиливались изо дня в день и встретили живой отклик в англо-саксонской прессе, которая не могла понять, почему военное командование оставалось совершенно бездеятельным. В это время генерал Эйзенхауэр, который до сих пор был начальником оперативного управления американского генерального штаба, стал верховным главнокомандующим американскими вооруженными силами в Европе. Когда он прибыл в Лондон, в Северной Ирландии находилась одна пехотная и одна танковая американские дивизии, а также небольшие авиационные подразделения. Обучение обоих соединений еще не было закончено, так что о вторжении в Европу в скором времени не приходилось и думать. Однако Рузвельт считал, что если американцы \381\ в 1942 г. не предпримут никаких решительных действий, то это тяжело отразится как на положении на русском фронте, так и на мировом общественном мнении. Поэтому он дал указание начальнику генерального штаба при любых обстоятельствах еще в 1942 г. начать наземные операции в районе Европы. Имелись три возможности: усилить английскую армию в Египте, высадить десант в Северо-Западной Африке и создать плацдарм во Франции. Египет был исключен, так как переброска войск и грузов вокруг Южной Африки по1ребовала бы слишком много времени и транспортных судов. Высадка десанта во Франции представлялась американскому командованию очень заманчивой операцией. Американцы оставались верными своему первоначальному плану и не давали сбить себя политическими соображениями на неверный путь. Однако проверка осуществимости высадки для создания плацдарма в Бретани или на полуострове Котантен привела к выводу, что риск был слишком большим. Небольшой радиус действия еще не позволял истребителям, базирующимся на английские аэродромы, поддерживать десантную операцию в Северной Франции. Таким образом, оставалась только высадка десанта в Северной Африке, которая 25 июля и была одобрена Рузвельтом. Ее осуществление было связано с немалыми трудностями и сомнениями. Все предыдущие расчеты и выводы касались высадки на ограниченном участке побережья Франции; его можно было достигнуть одним коротким прыжком через пролив. Эта же операция была связана с длительным переходом через океан, в глубинах которого таились вражеские подводные лодки, и должна была проводиться на обширной территории, где прежде велись лишь небольшие колониальные войны. На первом этапе поддержка с воздуха, поскольку не имелось достаточного количества авианосцев, должна была осуществляться главным образом с Гибралтара, на аэродроме которого с испанской территории можно было сосчитать все самолеты. Для десанта были подготовлены только несколько дивизий. Поэтому сначала ставились очень ограниченные задачи: воспретить державам оси использование Французской Северной Африки в качестве базы подводных лодок и авиации (впрочем, весьма сомнительный предлог для захвата), облегчить положение Мальты и в случае благоприятной обстановки быстро захватить побережье Северной Африки во взаимодействии с 8-й английской армией, которая еще стояла у Эль-Аламейна. Радиус действия самолетов, базирующихся на Гибралтар, ограничивал выбор районов первых высадок. Бизерта и Тунис исключались, так как английский флот опасался слишком тяжелых потерь от авиации противника; из восточных портов можно было говорить об Оране и Алжире. Представлялось целесообразным высадить десант в Касабланке, чтобы немедленно оказать сильный нажим на Испанию и на марокканские племена и во всяком случае закрепиться в Африке. В общем, полной уверенности в успехе десантной операции \382\ на Средиземном море не было. Полагали, что немцы могут предпринять решительные действия против Гибралтара, и даже считали возможным при известных обстоятельствах преграждение Гибралтарского пролива. Самым ранним сроком этой операции, для которой требовалось собрать большой транспортный флот, занятый выполнением различных задач, была поздняя осень. Поведение 200-тысячной французской армии в Северной Африке и все еще значительных морских сил в североафриканских портах приобретало решающее значение. Ни здесь, ни во Франции не были забыты Оран, Дакар и Сирия. Поэтому операция была подготовлена так, как будто бы дело шло о высадке исключительно американских войск. Англичане по возможности должны были предпринять высадку лишь тогда, когда выяснится позиция французов. Однако совершенно обойтись без содействия английского флота было нельзя. Поэтому, чтобы лишний раз не задеть самолюбия правительства Петена, де Голль не был привлечен к этим планам и даже не был посвящен в них. Напротив, американец Мэрфи, который с 1940 г. находился в Северной Африке в качестве дипломатического представителя США, установил связь с некоторыми видными французскими генералами и представил важные данные относительно численности, морального духа и предположительного сопротивления французских вооруженных сил в Северной Африке. Очень надежным для Виши был французский генеральный резидент в Марокко генерал Ноге. На основании переговоров со своими доверенными лицами — французами — Мэрфи предложил сразу же после высадки десанта направить генерала Жиро, бежавшего из немецкого плена и находившегося на неоккупированной территории Франции, в Северную Африку, так как считалось, что он пользуется среди французских войск очень большим влиянием. В одном из своих отчетов Маршаллу Эйзенхауэр писал, что французские вооруженные силы в Африке, располагающие 500 самолетами и 14 слабыми, скудно оснащенными, но зато хорошо обученными дивизиями с опытным командным составом, вполне могут воспрепятствовать высадке, если только они не будут политически разложены и не станут оказывать лишь видимость сопротивления. Позиция Испании его беспокоила меньше, хотя, конечно, немцы могли своевременно разгадать угрожающую им опасность и вступить в страну. Чтобы этого не случилось, английская разведка с успехом распространяла слухи о том, что англичане в ближайшем будущем предполагают отправить конвой из Гибралтара на Мальту и для этой цели сосредоточили крупные силы авиации в Гибралтаре. Представляется весьма сомнительной готовность Франко в то время открыть немецким войскам свои границы, не говоря уже о том, что положение на Восточном фронте становилось все более напряженным и у немцев почти не было войск и авиации для предупредительных мероприятий. Ведь Роммель еще в \383\ сентябре тщетно просил прислать подкрепления для усиления немецко-итальянских позиций в восточной части Средиземного моря и для действий против Мальты. 9 сентября было решено назначить высадку в Северной Африке на 8 ноября. Когда Эйзенхауэр 5 ноября прибыл на свой временный командный пункт в Гибралтаре, флот, состоявший из 110 транспортов и свыше 200 военных кораблей, уже несколько дней находился в пути из портов Соединенных Штатов и Англии. 28 транспортов, на борту которых находились 37 тыс. превосходно оснащенных американцев, отплыли 23 и 24 октября из Чесапикского залива на восточном побережье Соединенных Штатов, суда с 49 тыс. американцев и 23 тыс. англичан 27 октября вышли из устья реки Клайд в Шотландии. На гибралтарском аэродроме было сосредоточено столько истребителей и бомбардировщиков, сколько он смог принять. Можно ли скрыть от противника такие огромные силы и удастся ли благополучно доставить большое количество судов через океан? И как будут держать себя французы? Для американского главнокомандующего, руководившего пока еще единственной в своем роде операцией, которая по своему размаху, если не по смелости, оставила далеко позади высадку немецких войск в Норвегии, это были дни, полные напряженного ожидания. Сообщения о погоде были неблагоприятными, что могло особенно тяжело отразиться на высадке десанта в Касабланке со стороны открытого океана. Утром 8 ноября далеко не отлично работавшая радиосвязь принесла первые сообщения о высадке десанта. По обе стороны Алжира, где высаживались части двух американских дивизий, французские войска почти не оказывали сопротивления. В 8 часов аэродром, быстрый захват которого имел решающее значение, находился в руках американцев. Но когда два английских эскадренных миноносца попытались проникнуть в порт, обороняемый французским флотом, по ним открыли огонь. Один эсминец затонул. Батареи на восточном берегу бухты обстреливали каждое приближающееся судно англичан, и их пришлось подавить огнем с крейсера. Временно выгрузка в порту была невозможна. Из Орана, где высаживались одна американская дивизия и части бронетанковой дивизии, пришли сообщения о сопротивлении с суши, но особенно со стороны действовавших там частей французского военно-морского флота. Два американских десантных катера были уничтожены. Из Касабланки сообщений пока не поступало. Было еще не ясно, как закончится операция. Прежде всего следовало поколебать моральный дух французов. Официальное заявление американцев о том, что они якобы вынуждены предупредить германо-итальянское вторжение в Северную Африку, так как в случае его удачи создастся непосредственная угроза Америке вследствие сравнительно небольшого расстояния между Западной Африкой и американским континентом, было шито белыми нитками. Аргумент, что теперь создан \384\ эффективный второй фронт для поддержки героически борющихся союзников в России, также звучал не слишком убедительно для французов, которые, за немногим исключением, твердо держались за Петена, видели в наступлении еще один акт насилия, опасались за свои авторитет в Северной Африке и не испытывали никакого энтузиазма от того, что им представлялась возможность снова оказаться втянутыми в войну. Поэтому они вопреки всем ожиданиям американцев не перешли с развевающимися знаменами на сторону западных держав. Жиро, прилетевший из Гибралтара в Алжир, встретил холодный прием. Дальнейшее осложнение (хотя в конечном счете оно привело даже к улучшению отношений между американцами и французами) возникло оттого,что адмирал Дарлан, главнокомандующий французскими вооруженными силами и заместитель Петена, находился уже в течение нескольких.дней в Алжире по личным делам. Когда накануне высадки один из посвященных в тайну французских генералов проинформировал его о предстоящей операции, Дарлан немедленно передал Петену предложение не оказывать сопротивления десанту, а на следующее утро, поскольку никакого ответа он не получил, приказал прекратить бой. Этот приказ Дарлана частично оказал свое влияние на действия французских частей в Алжире и Оране, которые и без того находились под командованием сочувственно относившихся к союзникам и посвященных в тайну высадки генералов. Но моряки и войска в Марокко продолжали сопротивление. Пока американцы, несмотря на принадлежность Дарлана к правительству Виши, вели с ним переговоры о том, чтобы с его помощью окончательно сломить сопротивление французов, бои в некоторых местах продолжались. В порту Алжир обороняемые моряками форты оказывали сопротивление до вечера 8 ноября, в районе Орана бои прекратились лишь 10 ноября. С наибольшим ожесточением французы оборонялись перед Касабланкой. Американские самолеты были сбиты французскими истребителями, современный линкор “Жан Барт” вел бои до тех пор, пока не был потоплен американскими бомбардировщиками. Высадка десанта, предпринятая в стороне от Касабланки, в трех местах прошла успешно, но в двух местах также встретила упорное сопротивление. Резкие контрприказы Петена, которые, правда, давались им больше для сохранения своего лица перед Германией, опять вселили колебания в Дарлана, и лишь 13 ноября было достигнуто окончательное соглашение с американцами. Дарлан, указав на то, что немцы вторглись в неоккупированную часть Франции и что поэтому Петен уже не является хозяином своих решений, дал от его имени приказ прекратить всякое сопротивление. Теперь офицеры и чиновники в Северной Африке, до этого отрицательно настроенные по отношению к союзникам, почувствовали себя свободными от присяги в верности \385\ правительству Петена. По соглашению с американцами Дарлан стал главой французской администрации, Жиро — главнокомандующим всеми французскими вооруженными силами в Северной Африке. Пока продолжались переговоры с французами и бои в Марокко, были уже приняты необходимые меры, чтобы как можно скорее начать продвижение в восточном направлении. Англичане, высадившиеся в Алжире, стояли в 700 км от Бизерты и от Туниса. Нужно было спешить изо всех сил, если они хотели взять эти порты раньше, чем там высадятся войска держав оси; последние, конечно, сделают все, чтобы их удержать. На широкую десантную операцию западные державы не могли решиться, потому что они боялись посылать конвой, считая авиацию противника в Сицилии и Южной Италии еще слишком сильной. Оставалось только одно: всеми силами, какие только имелись в распоряжении, как можно скорее и дальше продвигаться по суше и по морю вдоль побережья в надежде достичь Бизерты и Туниса прежде, чем они будут захвачены противником. Необходимо было использовать также воздушные десанты, 1-я английская армия имела для выполнения этой задачи одну дивизию и парашютные войска. Она немедленно отправила по морю небольшие части, которые вместе с воздушным десантом 11 ноября захватили Бужи, на следующий день Бон и находящиеся в этом районе аэродромы. Из-за недостаточного количества моторизованных транспортных средств и незначительной пропускной способности идущего вдоль побережья шоссе Алжир—Тунис нельзя было немедленно начать наступление крупными силами. Все же брошенные вперед войска и парашютные части до 25 ноября заняли район, который на юге простирался до Фондука, а на севере включал населенные пункты Меджез-эль-Баб и Табарка. В связи с этим в руки союзников попало еще несколько французских аэродромов. Когда головные части англичан 28 ноября продвинулись до Джедейды и Матёра, они встретили превосходящие силы противника, который их немедленно атаковал и после ожесточенных боев отбросил на запад. Для держав оси высадка войск западных держав во Французской Северной Африке была неожиданностью. Правда, они с некоторого времени считались с возможностью подобной операции англичан и американцев. Они знали, что американцы уже отправили крупные сухопутные и воздушные силы в Англию, и следовало ожидать, что западные державы не дадут бездействовать этим силам. Но о месте готовящейся высадки они не могли получить точных данных. Из многочисленных источников поступали сведения о самых разнообразных планах и различных датах. Судя по этим данным, западные державы могли высадиться как в Северной Норвегии, так и в Ливии, Сардинии, Корсике, Сицилии и, наконец, даже в Итальянской или Французской Северной Африке. Слухи, несомненно, сознательно и очень искусно \386 — Схема 33\ \387\ распространявшиеся западными державами, еще более усиливали неуверенность. Наиболее вероятной все же казалась высадка в итальянской части Средиземного моря, будь то в Африке, где высадившийся десант мог взаимодействовать с наступавшими войсками Монтгомери, или на одном из расположенных перед Италией островов. На эту возможность и были рассчитаны оборонительные мероприятия на море. Немецкая авиация и без того базировалась в этом районе. Первое донесение, непосредственно указывавшее на предстоявшую высадку, было получено от одного самолета-разведчика: б ноября он обнаружил, что количество идущих к Гибралтару судов непрерывно растет. У итальянцев сразу же возникло подозрение, что предполагается высадка десанта в Северной Африке. В отношении поведения французов они не питали никаких иллюзий. Их первой мыслью было захватить Корсику, в случае если французы присоединятся к другой стороне — для высадки десанта в Тунисе они считали себя слишком слабыми. Наоборот, Гитлер и Геринг, введенные в заблуждение широкими мероприятиями западных держав по оперативной маскировке, были убеждены в том, что транспорты с войсками шли в порты Дерна или Триполи, а может быть, даже на Сардинию или Корсику. Кессельринг, находившийся в Риме, был скорее склонен к мнению итальянцев и выразил его в телефонном разговоре Герингу, который все-таки исключал всякую возможность высадки в Северной Африке. Он приказал атаковать конвой всеми имеющимися силами, как только тот окажется в радиусе действия немецких и итальянских самолетов, и ожидал, что решающий успех окажет очень благоприятнее воздействие и изгладит неприятное впечатление от Эль-Аламейна. Кессельринг в пламенном обращении к летчикам должен был указать на исторический час и призвать их к крайнему самопожертвованию. Германским военно-воздушным силам нужно было выдающимися действиями возродить свою былую славу. Когда 8 ноября пришли первые сообщения о высадке десанта в Африке, такой оборот событий совершенно всех ошеломил. Все еще питали надежду на то, что французы отобьют нападение. Дарлан, невидимому для своей маскировки, затребовал помощи из Алжира. Сообщалось, что французский флот в Тулоне готов к выходу в море. В этих обстоятельствах Гитлер и Муссолини были даже готовы заключить союз с Францией. Однако в ближайшие дни все надежды лопнули. В перехваченном воззвании Жиро говорилось о намерении немцев и итальянцев захватить Французскую Северную Африку; Жиро призвал французские войска перейти на сторону высадившихся американцев, оказать ему доверие и под его командованием завоевать для Франции победу. Следовало рассчитывать на то, что сопротивление, о котором сообщали из отдельных мест, например из Касабланки, будет сломлено в короткий срок. Уже не было никакого сомнения в том, что высадка десанта в Алжире и Оране прошла успешно. Виши хотя и протестовало, \388\ но довольно сдержанно и даже, ссылаясь на итальянские притязания на Тунис, выразило опасения относительно использования итальянских войск в этом районе. Второй фронт был открыт{36}. Нужно было быстро действовать. 10 ноября Гитлер приказал перебросить немецкие войска по морю и по воздуху в Тунис, чтобы создать там плацдарм. Принимая во внимание позицию французов, участие итальянцев считали пока неподходящим. Но они не дали себя исключить и, кроме того, решили захватить Корсику. Уже в тот же день воздушным путем прибыли в Тунис первые немецкие соединения, а двумя днями позже — первый немецко-итальянский конвой. Местный французский гарнизон занял выжидательную позицию. Войска отошли на запад, важный порт Бизерта в начале декабря после немецкого ультиматума был сдан французским комендантом без боя. В течение ноября соединения, командование которыми 15 ноября принял генерал Неринг, настолько усилились, что растянулись на юг до Габеса и Сфакса и к началу декабря отбросили англичан на Меджез-эль-Баб и Табарка. По боевому опыту и выучке немецкие войска значительно превосходили своих американских, английских и французских противников, так что теперь им удалось на несколько месяцев сковать их активной обороной на рубеже Гафса, Фаид, Фондук, Табарка. Немецко-итальянские соединения, объединенные в 5-ю танковую армию, принял 8 декабря генерал-полковник фон Арним. Постепенно она выросла до двух немецких танковых, одной гренадерской моторизованной и двух пехотных дивизий, к которым еще прибавились три итальянские пехотные дивизии. 1-я английская армия, испытывавшая затруднения с подвозом, тщетно пыталась своими собственными, американскими и французскими силами сохранить инициативу. Непрерывные смелые и искусные удары немецких войск и действия еще достаточно сильной немецко-итальянской \389\ авиации причиняли западным союзникам настолько серьезные потери, что у английского главнокомандующего даже возникла мысль отойти от противника. Эйзенхауэр энергично выступил против всякого добровольного оставления захваченной территории и даже назначил на 24 декабря наступление, от которого, однако, пришлось отказаться, так как после дождей почва была размыта, что почти совершенно исключало всякое движение вне дорог. Войска западных держав не достигли своей цели и вынуждены были перейти к обороне. Ввиду все еще очень плохого положения со снабжением американские корпус очень медленно продвигался вперед и был введен на южном участке фронта между городами Гафса и Фондук. Французские соединения, сформированные из частей, находившихся в Северной Африке, располагались на центральном участке. Они лишь с трудом могли выдерживать частые немецкие атаки и несли тяжелые потери. Неоднократные тяжелые кризисы на фронте устранялись только благодаря срочной помощи англичан и американцев. Последние бои в Тунисе Когда наступил конец января и 8-я английская армия захватила Триполи, операции армий Монтгомери и Эйзенхауэра стали проводиться в тесном взаимодействии. Генерал Александер, бывший до сих пор главнокомандующим английскими вооруженными силами на Ближнем Востоке, принял командование всеми сухопутными соединениями союзников, находившимися в Северной Африке. Ему подчинялась теперь 8-я английская армия, которая уже собиралась перейти ливийско-тунисскую границу, и 1-я английская армия в Тунисе. У итало-немецких войск не было такой простой и удобной организации командования. С тех пор как Роммель перестал одерживать победы, он потерял авторитет и не мог в решающие моменты настоять на своем перед формально существовавшим итальянским верховным командованием. Последнему подчинялись обе армии, действовавшие в Тунисе. Поскольку в них основную ударную силу представляли все-таки немецкие соединения, немецкое влияние, источником которого в Риме являлся Кессельринг, а в Восточной Пруссии — Гитлер и германское верховное командование, было, естественно, велико. И в Риме, и в “волчьем окопе”{37} считали, что нужно удерживать Тунис как плацдарм для будущего контрнаступления. Практическое осуществление этого плана, если оно вообще было возможно, существенно затруднялось наличием двух не подчиненных друг другу командующих немецкими армиями в Северной Африке, а также советами, приказами и вмешательством из Рима и из “волчьего окопа”. \390\ Армия Роммеля, усиленная тремя новыми итальянскими пехотными дивизиями и до некоторой степени пополнившая свои собственные испытанные дивизии, нашла, наконец, возможность снова остановить преследующие ее войска Монтгомери на линии Марет. Последняя представляла собой сильную, но уже несколько лет не укреплявшуюся и потому несколько заброшенную позицию. Французы создали ее до войны для защиты своей южной тунисской границы. Она имела длину только 35 км, на северо-востоке надежно примыкала к морю, а на юго-западе — к горам Ксур высотой до 800 м, непроходимым для колесных машин. Перед фронтом высохшее русло реки Вади Зигзау с эскарпированными берегами являлось хорошим противотанковым препятствием, прикрытым огнем бетонированных огневых точек. Чтобы обойти эту позицию, надо совершить глубокий заход через пустыню. Пока не подтянулась армия Монтгомери и, возможно, еще не начала обход, линии Марет никакая опасность с юга не угрожала. Напротив, коммуникации итало-немецкой армии проходили через слабо обороняемый район восточнее позиций американских войск к Тунису, находящемуся на расстоянии 400 км от линии Марет, и могли быть легко перерезаны, как только южный фланг 1-й английской армии почувствует себя достаточно сильным, чтобы перейти в наступление. По этой причине, но главным образом для того, чтобы нанести противнику на севере тяжелый, по возможности сокрушительный удар, прежде чем Монтгомери может стать опасным, Роммель предпринял наступление против правофлангового американского корпуса 1-й английской армии. Для этого наступления были привлечены испытанная 21-я танковая дивизия, которая сначала января находилась в Тунисе, и высадившаяся в порту Тунис 10-я танковая дивизия. Нанося главный удар в районе Фаид и ведя отвлекающее наступление в районе Фондук, которое американцы вначале приняли за главный удар, немецкие войска 14 февраля в районе Фаид прорвали американскую оборону. Немецкие танки глубоко вклинились в расположение американцев и во взаимодействии с наступавшими через Гафсу другими частями Африканского корпуса разгромили американскую бронетанковую дивизию. Развивая достигнутый успех, Роммель прорвался через Кассеринский перевал, чтобы повернуть на север и смять 1-ю английскую армию ударом с юга. Его первоначальный план зайти глубоко в тыл противнику не был одобрен в Риме. Но даже в несколько ослабленной форме этот удар вызвал большое замешательство во вражеском лагере. Генерал Александер вынужден был лично вмешаться, чтобы остановить не имевшие еще боевого опыта дивизии союзников. Постепенно он смог бросить навстречу наступающим немцам такие большие силы, что через десять дней Роммель принужден был отказаться от дальнейшей борьбы и отвести свои войска за Кассеринский перевал. Американский корпус понес тяжелые потери: 192 человека убитыми, 1024 ранеными и 2450 пленными. \391\ Американское командование не могло не признать, что их соединения далеко уступают испытанному в боях противнику. Но и немцы не могли быть довольны результатами боев. Теперь, наконец, в Тунисе был создан ясный порядок подчиненности, отсутствие которого наряду с вмешательством из Рима следовало считать причиной неудовлетворительного исхода последних боевых действий. 23 февраля была создана группа армий “Африка”, во главе которой стал Роммель. Командование итало-немецкой группировкой на линии Марет принял вместо него итальянский маршал Мессе, очень энергичный командир, отличившийся еще в 1941 — 1942 гг. в России. Угроза коммуникациям этой 1-й итальянской армии была временно устранена продвижением к Кассерину. Но всей группе армий угрожала опасность до тех пор, пока не удастся нанести сокрушительного удара по одной из двух армий противника. Поскольку попытка на севере не удалась, Роммель решил разгромить 8-ю английскую армию. Монтгомери потратил много времени, чтобы перебросить крупные силы своей армии через ливийско-тунисскую границу к линии Марет. Организация материального обеспечения войск все еще не отвечала его высоким требованиям. Кроме того, без абсолютного господства в воздухе он не хотел начинать наступления, а для этого нужно было восстановить разрушенные войсками оси аэродромы Западной Триполитании. В ходе предшествующих боевых действий английская армия потеряла более чем две трети своих танков, достаточное же пополнение не могло прибыть раньше середины марта. Поэтому Монтгомери решил предпринять наступление на линию Марет, которую он считал довольно сильной, лишь в конце марта. Однако во второй половине февраля на южном фланге 1-й английской армии произошли события, заставившие его ускорить выдвижение главных сил своей армии на линию Марет. 20 февраля положение войск южного фланга 1-й английской армии стало настолько угрожающим, что Монтгомери получил приказ немедленно начать наступление на линию Марет, чтобы сковать силы противника. В результате этого наступления немецкие войска, оборонявшиеся еще перед линией Марет, были отброшены на этот рубеж. Энергия, с которой действовал Роммель, и положение его войск позволяли заключить, что следующий удар будет нанесен по 8-й армии. Поэтому Монтгомери со всей поспешностью подтянул еще две дивизии, в том числе одну танковую, и теперь, имея 400 танков, был достаточно силен, чтобы выдержать наступление противника. 6 марта войска Роммеля нанесли удар во фланг английским войскам. Первоначально наступление развивалось успешно, но потом встретило такую сильную противотанковую оборону, что было остановлено и затем в тот же день совершенно прекращено. После этой неудачи у Роммеля уже не было сомнении в том, что если армии в Тунисе не будут своевременно \392\ эвакуированы, войскам не избежать уничтожения или плена. Исходя из этих соображений, Роммель решил лично добиться от Гитлера приказа на оставление плацдарма. Однако Гитлер такого приказа не дал и даже не разрешил Роммелю возвратиться в Африку, где он хотел разделить участь любимой армии. Вместо этого ему посоветовали восстановить свое здоровье, чтобы во время планируемой операции против Касабланки он смог опять взять на себя командование в Африке. Очевидно, Гитлер совсем не понимал того, что дни итало-немецких войск в Тунисе были уже сочтены. Прошло еще две недели, пока английская 8-я армия собрала все свои силы. Затем Монтгомери перешел в наступление. Одновременно американцы должны были в районе севернее Шотт-эль-Феджедж прорвать слабую оборону немцев в направлении Гафса, Сфакс. 8-я армия хотела сковать силы противника с фронта, чтобы глубоким обходом на Габес отрезать им пути к отступлению. После первых боев на северном фланге линии Марет 16 марта, когда немцы успешно контратаковали вклинившихся было англичан, последние в ночь с 19 на 20 марта начали фронтальное наступление. С большим трудом их ударные части преодолели широкое и глубокое русло Вади Зигзау — мощное противотанковое препятствие. 20 и 21 марта они расширили вклинение при поддержке авиации, но им не удалось доставить через противотанковое препятствие танки или противотанковую артиллерию. 22 марта немцы предприняли сильную контратаку, которой благоприятствовала дождливая погода, исключившая вмешательство английской авиации, и добились полного успеха. Положение было почти полностью восстановлено. Между тем новозеландская дивизия, начавшая обход, встретила на отсечной позиции между Джебель-Табага и Джебель-Мелаб такое сильное сопротивление, что вынуждена была прекратить продвижение. Тогда Монтгомери решил ввести еще одну танковую дивизию против отсечной позиции и атаками сковывать противника на линии Марет до тех пор, пока не будет прорвана отсечная позиция, войска выйдут к Габесу и отрежут пути отхода обороняющимся. Эта опасность была своевременно разгадана командующим 1-й итальянской армией маршалом Мессе. Он снял с фронта одну немецкую дивизию и танковые части и усилил ими отсечную позицию. 26 марта английская бронетанковая дивизия после трудного марша через пустыню подошла к отсечной позиции. Во второй половине того же дня началось наступление, которое в последующую ночь закончилось прорывом англичан и поставило 1-го итальянскую армию в безвыходное положение. С линии Марет были сняты еще части, войска на прорванной отсечной позиции отчаянно сопротивлялись, стремясь остановить дальнейшее продвижение англичан на Габес, так что последним пришлось приостановить наступление. На следующую ночь линия Марет была оставлена. С тяжелыми потерями в людях и технике армии удалось отступить за следующий рубеж у \393\ Вади Акарит севернее Габеса. Между тем севернее Шотт-эль-Феджедж слабые немецкие силы в крайне ожесточенных четырехдневных боях сумели отбить атаки, предпринятые сильно превосходящими американскими соединениями, и спасти тыл 1-й итальянской армии от смертельной опасности. У новой позиции в районе Вади Акарит было два больших преимущества: она имела только 30 км по фронту и оба ее фланга были надежно обеспечены. При большой протяженности озера Шотт-эль-Феджедж на западном фланге можно было не опасаться обхода. Монтгомери совершенно правильно считал, что армия еще могла оказать на этой позиции очень сильное сопротивление. Поэтому английские войска начали штурм только после основательной подготовки. Ночью 6 апреля, в 4 часа, они перешли в наступление. Обороняющиеся были в первый момент ошеломлены, но быстро оправились, и вскоре завязались ожесточенные бои, которые шли с переменным успехом. В полдень Монтгомери решил использовать для прорыва танки, но прорыв не удался, 1-я итальянская армия, в свою очередь, не могла у же думать об успешном продолжении сопротивления на этом рубеже. Силы немецких соединений слабели, а число добровольно сдававшихся в плен итальянцев непрерывно росло. Кроме того, решающее воздействие оказало наступление американского корпуса, предпринятое с рубежа Гафса, Фондук на восток одновременно с наступлением Монтгомери на позиции Вади Акарит. В районе Фондук атака американцев была легко отбита, но в районе Гафса они продвинулись так далеко, что позицию Вади Акарит стало невозможно удерживать, и ее пришлось спешно оставить. 7 апреля головные части англичан и американцев встретились перед отходящими соединениями 1-й итальянской армии. Но действия американцев при атаках прохода Фондук и Гафсы опять были такими неудачными, что генерал Александер предложил отвести американцев в тыл и основательно их подучить. Произошел весьма досадный раздор среди союзников, который был усилен еще тем, что отрицательные отзывы немецких пленных о невысоких боевых качествах американцев, очевидно, охотно распространялись англичанами. В судьбе группы армий “Африка” этот небольшой раздор среди союзников, конечно, ничего не мог изменить. Между тем их положение со снабжением заметно улучшилось, так что они теперь могли полностью использовать свое превосходство в живой силе и технике. Из Соединенных Штатов срочно было переброшено 5400 грузовых автомашин. Пропускная способность прибрежной автодороги увеличилась с 900 до 3000 т в сутки. Все порты северного побережья Африки, кроме Бизерты, могли использоваться для снабжения. Напротив, снабжение группы армий “Африка” почти прекратилось ввиду сильного превосходства авиации западных держав. \394\ После потери позиции у Вади Акарит 1-я итальянская армия отошла в обширный открытый район, в котором она уже не могла держаться. Только спешное отступление еще могло привести к ее объединению с 5-й танковой армией. 13 апреля южнее линии Пон-дю-Фахс. Анфидавиль передовые части 1-й итальянской армии подошли к частям 5-й танковой армии. Теперь итало-немецкие войска занимали плацдарм, который имел с севера на юг 130 км, а с запада на восток — 60 км. Северное крыло пришлось впоследствии отвести вплотную к Бизерте, когда 1-я английская армия 3 мая продвинулась до Матёра. На плацдарме, который прикрывала цепь гор, окружающая город Тунис, семь немецких и пять итальянских дивизий, сильно изнуренные предыдущими боями и беспрерывными отходами, оставшиеся без всяких запасов и воздушной поддержки, начали борьбу за последний опорный пункт держав оси на африканском континенте. Против них действовали двадцать четыре полностью укомплектованные дивизии западных держав, обеспеченные всем необходимым. Авиация союзников имела подавляющее превосходство в воздухе. Несмотря на это общее превосходство, английский главнокомандующий счел необходимым произвести широкую перегруппировку своих сил, прежде чем он начал последнее наступление. Полагая, что немецкая группа армий ожидает главный удар с юга, где располагалась закаленная в боях 8-я английская армия, Александер решил нанести главный удар в центре. Там он сосредоточил две английские бронетанковые и две пехотные дивизии. Американский корпус перебросили на левый фланг, где ему было бы нетрудно коротким ударом захватить Бизерту. Остальные части 8-й английской армии и французы должны были непрерывными атаками с юга сковать стоящие против них силы противника. 4 мая эта длительная перегруппировка была закончена. На следующий день на рассвете была проведена самая мощная за все время боевых действий в Африке авиационная подготовка. Немецкая оборона на направлении главного удара была подавлена. Затем в 3 час. 30 мин. на очень узком фронте и при сильной поддержке массированной артиллерии начали наступление две английские дивизии. К середине дня они прорвали главную полосу обороны немецких войск. В прорыв были введены две бронетанковые дивизии, которые к вечеру достигли Туниса. Плацдарм был разрезан на две части. В то время как оборонявшимся в его северной части войскам отступать было некуда, находившиеся в южной части соединения попытались отойти на полуостров Бон в тщетной надежде найти на побережье суда и хотя бы частично спастись. Немецкие войска в районе Пон-дю-Фахс, Анфидавиль отбили все атаки противника. 7 мая американцы ворвались в Бизерту. На следующий день одна английская бронетанковая дивизия прорвала позиции немецких арьергардов \395\ в западной части полуострова Бон. Тщетно пытались спастись оттесненные сюда немцы и итальянцы. Прошло еще четыре дня, пока было сломлено последнее сопротивление армий, расчлененных на отдельные группы. 12 мая бои прекратились. Было взято в плен свыше 250 тыс. человек, из них половину составляли немцы. Опять две армии со всей боевой техникой стали жертвой стратегии, которая не хотела признавать отхода в сочетании с активными действиями, предпочитала вести бесперспективную борьбу до полной сдачи безнадежных позиций и стремилась добиться выигрыша во времени даже там, где время не приносило никакой выгоды и только требовало огромных жертв. Немецкий Африканский корпус и его английский противник в течение более двух лет по-рыцарски вели борьбу на африканском театре военных действий, что выгодно отличало этот театр от других в отношении борьбы как на фронте, так и в тылу. Когда авиация западных союзников в последние дни боев совершала непрерывные налеты на порт Тунис, это благородное ведение боев нашло еще последнее подтверждение. После радиограммы генерал-полковника фон Арнима авиация противника немедленно прекратила атаки против транспорта, имевшего на борту 600 пленных, и против немецко-итальянского госпитального судна. В благодарность за спасенных таким образом солдат союзников генерал Александер после окончания боев по желанию генерал-полковника фон Арнима отпустил на родину такое же количество немецких раненых на госпитальном судне. Совершенно иным было отношение Эйзенхауэра к побежденному противнику. Ему было чуждо всякое уважение противника как человека и как солдата; для Эйзенхауэра немец являлся только олицетворением “злого заговора”, я он не желал иметь с ним ничего общего. Он отказал в приеме немецкому командующему, заметив, что немецкими генералами интересуется только его разведка. \396\